Европу зовут к оружию. Светлана Гомзикова

   Дата публикации: 26 июля 2016, 11:33

 

Почему США никогда не позволят европейцам иметь собственную армию?

 

Европе нужна собственная объединенная армия, потому что сил блока НАТО в нынешнем его виде больше недостаточно для обеспечения мира на континенте. Такое мнение высказал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, выступая в субботу в румынском городе Бэиле-Тушнад, сообщает пресс-служба венгерского правительства.

 

Европу зовут к оружию

 

По словам Орбана, членство в НАТО — это важно и хорошо. И защитный «зонтик» альянса имеет огромное значение для Центральной Европы. Однако выход Британии из ЕС приведет к значительному сокращению военной силы континента.

 

«Ясно, что мы и в дальнейшем будем нуждаться в НАТО и должны оставаться активными членами альянса, — сказал премьер. — Однако Великобритания, пятая экономика и ядерная держава, вышла из структур ЕС. И в этом контексте нам необходимо серьезно подумать о создании единой армии на европейском пространстве».

 

Эта армия, как считает Орбан, «должна защищать континент с двух сторон — с востока и с юга. Защищать его от терроризма и миграции».

 

Обращает на себя внимание, что фактически в то же время о том же заявил и глава правительства Чешской Республики Богуслав Соботка. По его словам, которые цитирует чешское радио, мысль совместной обороны получает в Европе все большую поддержку. И Чехия планирует поднять вопрос о создании единой европейской армии на сентябрьском саммите ЕС в Братиславе.

 

В принципе, идея создания объединенных вооруженных сил Европы витает в воздухе давно. Ее в свое время озвучивали бывший председатель Евросоюза Хавьер Солана, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Чехии Милош Земан. И еще целый рад европейских политиков высокого уровня. Но в мае 2016 года глава европейской дипломатии Федерика Могерини довольно жестко «закрыла» тему, заявив, что Брюссель не вынашивает планов по созданию собственных вооруженных сил. И все слухи на этот счет являются полным вымыслом.

 

Между тем, как следует из последних заявлений Орбана и Соботки, мысль европейских лидеров в опасном направлении продолжает работать…

 

Но тут сразу возникает много вопросов: в чем будет стратегическое предназначение этих вооруженных сил? Как все это соотносится с существованием НАТО? И кто будет платить?

 

— Создание единой европейской армии — идея абсолютно нежизнеспособная, — комментирует ситуацию директор российского Института инструментов политического анализа Александр Шпунт. — Но отнюдь не по тем причинам, о которых сказали.

 

Европа — не стоит забывать — это оккупированная территория. Дело в том, что войск Соединенных Штатов на территории Европы до Второй мировой войны не было. Все военные силы США на территории Западной Европы — в статусе оккупационной армии. Здесь ничего страшного. Оккупационная армия — это вполне легитимное понятие. То, что они оформлены Североатлантическим договором, ничего не меняет.

 

Советский Союз в девяностые годы свои оккупационные войска вывел из Европы. Соединенные Штаты их только наращивают. То есть, ни о каких самостоятельных вооруженных силах Европы речи просто быть не может.

 

Я напоминаю, что существовал (и формально, по-моему, до сих пор существует) так называемый Западноевропейский союз, который предполагал создание автономных вооружённых сил Европы без Соединенных Штатов. Но американцы сделали все, чтобы «высушить» идею и превратить ее просто в пустую оболочку.

 

Сегодня даже Германия не знает, является ли она ядерной державой или нет?

 

— В ядерный клуб она точно не входит…

 

— Я в том смысле, что главе Германии с крупнейшей армией на континенте никто официально не докладывает, есть ли на ее территории ядерные силы, или нет? Мы как-то забываем, что, в общем-то, даже элементы ПРО, которые сейчас находится, скажем, в Румынии, а в скором времени будут и в Польше, это элементы национальной обороны Соединенных Штатов. Эти элементы вообще не относятся к НАТО. Таким образом вся национальная оборона названных государств «на раз» подчиняется командованию Соединенных Штатов.

 

Поэтому всякие разговоры по поводу того, что Брюссель не имеет планов… Брюссель вообще не имеет никаких планов. Это никто. И звать его никак.

 

То есть, конечно же, у Европы есть огромное желание — и это желание проявляется постоянно — избавиться от американского военно-политического давления. Другое дело, что нет ни одного шанса это реализовать. По крайней мере, в нынешней политической ситуации. Америка просто не позволит.

 

Более того, мы можем наблюдать последнее время наращивание присутствия войск НАТО в Прибалтике, постоянное увеличение численности американских сил. Постоянно проводятся какие-то военные учения… и т. д. Это все предназначено только для одного — усилить военно-политическое доминирование Вашингтона на территории Европы.

 

Да, формально главой НАТО всегда является европеец. А кто там является самым главным генералом? То есть, кто тот человек, который реально танки двигает?

 

— Естественно, ставленник Пентагона.

 

— Так было всегда. И всегда будет. Потому что это оккупационная армия. То, что сейчас она формально оформлена в виде соглашения о НАТО, ничего не меняет.

 

Российская оккупация тоже была оформлена в качестве Варшавского договора. Только Россия в девяностые годы отказалась от оккупации Восточной Европы. Америка только усиливает.

 

Их туда никто не приглашал. Американские войска — я напоминаю — в Европу никто не звал. Они там оказались после Второй мировой войны по праву победителя.

 

Поэтому разговоры о самостоятельных вооруженных силах Европы дальше именно разговоров не пойдут. Потому что мы видим, насколько внешняя политика ЕС управляема из-за океана. К сожалению. Но это факт.

 

Достаточно вспомнить только ситуацию с антироссийскими санкциями, которые навязали Европе Соединенные Штаты. Сами они абсолютно не несут ущерба. А Европа теряет миллиарды долларов.

 

— Как ни странно, с США у нас за это время товарооборот даже увеличился…

 

— Это понятно. Но при этом Европа не в состоянии от санкций отказаться. Именно потому, что она находится под очень серьезным военно-политическим доминированием.

 

Конечно же, это не означает, что американские танки будут ездить по берлинской Унтер-ден-Линден. Или как-то угрожать, например, французскому парламенту. Нет, конечно.

 

Достаточно уже сложившейся системы воспроизводства элит. Достаточно уже сложившейся системы принятия решений. Достаточно того, что существует абсолютно — стопроцентно! — подконтрольный Соединенным Штатам Брюссель, как якобы европейский центр. Но который — уже всем очевидно — абсолютно не соответствует интересам Европы.

 

И даже главный союзник Соединенных Штатов в Европе — Великобритания — настолько возмущен поведением Брюсселя, что уходит из-под его влияния.

 

Поэтому разговоры о том, что у ЕС будет какая-то собственная армия — это не разговоры о финансах. Это не разговоры о военно-стратегическом предназначении этой армии. Это даже не разговоры о том, есть ли у этой армии задачи. Это разговоры о прекращении американской оккупации. А американцы на это не пойдет никогда. Для них это пересмотр итогов Второй мировой войны.

 

— Тем не менее, Меркель назвала эту задачу приоритетной для ЕС на следующие пятьдесят лет.

 

— Она с таким же успехом могла бы поставить ее на следующие пятьсот лет. И пятьдесят лет в политике означает — никогда.

 

— Почему тогда тема эта не затихнет окончательно? Почему она периодически будируется европейскими политиками?

 

— Потому что есть огромный запрос европейцев на самостоятельность. Этот колоссальный запрос европейцев — не только массовый, но в том чисел элитный — прорывается так или иначе. Он прорывается в виде референдума об ассоциации с Украиной в Голландии. Он прорывается в виде Brexit в Англии. Он прорывается в виде возмущения миграционной политикой в Германии. И я думаю, что он очень сильно скажется на следующих президентских выборах во Франции.

 

Есть огромный запрос Европы на политическую самостоятельность. Европа — это огромная цивилизация. Она не может управляться из-за океана. А сегодня она управляется из-за океана.

 

— Если гипотетически представить, что такое возможно, то на каких принципах эта армия будет создаваться? — задается вопросом военный эксперт, бывший полковник Генштаба ВС РФ Михаил Ходарёнок. — Коренной вопрос революции, как говорил Ленин, это вопрос о власти.

 

В вооруженных силах, вообще, есть четыре степени подчиненности начальникам. Есть, например, «непосредственно подчиненный». То есть, начальник ставит боевые и оперативные задачи, и обладает всей полнотой власти в плане внутренней жизни подразделений. Он может снимать подчиненных, назначать, отстранять их от исполнения служебных обязанностей.

 

«Оперативно подчиненный» — он, вроде как, и командует в оперативном плане. Но никак не вмешивается во внутреннюю жизнь. Не может ни отстранять, ни назначить, ни наказать, ни контролировать…

 

Еще есть такие формы, как «приданные» и «поддерживающие».

 

На каких принципах европейцы собираются создавать свою армию? И каковы формы подчинённости будут — это главный вопрос. От этого зависит, кто будет отдавать приказы. Кто будет давать директивы. И кто будет контролировать их выполнение.

 

Но я не думаю, что в Вашингтоне эту идею поддержат. Поскольку, по большому счету, что такое НАТО? Это вооруженные силы США и разная «мелочь». Там — в НАТО — все решают американцы.

 

И тут встает второй важный вопрос — о деньгах. Вряд ли Штатам понравится, если европейцы будут отчислять средства не в военный бюджет альянса, а на какую-то собственную армию. В этом случае, окажутся задеты интересы военно-промышленного комплекса Америки. А этого никто не допустит.

 

Категорически, может, они возражать и не будут против европейской армии, но сделают все, чтобы процесс беспрерывно буксовал. Потому что наличие любой независимой от НАТО военной структуры их не интересует.

 

Светлана Гомзикова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1