Другая Турция. Евгений Сатановский

   Дата публикации: 26 Июль 2016, 11:14

 

Переворот не вышел, но все перевернулось

 

Внутриполитический кризис в Турции, острейший с момента возникновения республики в начале 1920-х, продолжает углубляться, на глазах обрастая мифами, расшатывая НАТО и угрожая дестабилизировать не только Ближневосточный регион, но и Евросоюз.

 

Переворот не вышел, но все перевернулось

 

События в Турции далеки от завершения, и как они будут разворачиваться, зависит от многих факторов, в первую очередь от степени поддержки президента Эрдогана его сторонниками и уровня сопротивления, который окажут его противники репрессиям, разворачивающимся в стране. Рассмотрим некоторые аспекты текущей ситуации на материалах, подготовленных экспертами Института Ближнего востока И. И. Стародубцевым и Ю. Б. Щегловиным.

 

 

Иранский «русский след»

 

Иранское информационное агентство «Фарс» заявило, что президент Турции получил от России предупреждение о готовящемся военном перевороте за несколько часов до его начала. Это сообщение привлекло внимание отечественных СМИ и заслуживает комментариев. По данным «Фарс», информация была предоставлена арабским СМИ дипломатическими источниками в Анкаре, которые утверждали, что Национальная разведывательная организация Турции (MИT) была предупреждена российскими силовиками «о неизбежном военном перевороте». Данные о нем получены военными в Сирии из перехвата переговоров заговорщиков. Известно, что «Фарс» склонно к вбросам непроверенной или выдуманной информации. Однако рассмотрим ее.

 

Не секрет, что у российских ВКС на базе «Хмеймим» есть пункт радиоразведки. Российские корабли, которые несут службу в Средиземном море, тоже следят за радиоэфиром. Но упор при этом делается на перехват сообщений полевых командиров оппозиции и приграничной к Сирии турецкой территории, в том числе разговоров летчиков и диспетчеров базы ВВС «Инджирлик», где складированы ядерные бомбы США. Если предположить, что в общении турецких военных и проскальзывало упоминание о каких-то передвижениях групп войск (что сомнительно), связать их с попыткой путча нереально. Для этого надо знать о попытке мятежа и поставить на прослушивание телефоны его лидеров. То есть вести разработку объектов. Кстати, если «русские» расшифровали переговоры, которые шли по закрытой связи, то для Москвы нет секретов ни в Турции, ни в НАТО, поскольку военная криптография должна подходить под единый стандарт этой организации.

 

Необходимо учитывать и лимит времени. Сообщения надо перехватить, перевести, сопоставить, проанализировать и доложить по иерархической лестнице вплоть до президента. Это долго. Причем сомнительно, что детали путча обсуждались по открытой связи или мобильным телефонам без использования эвфемизмов. Понять смысл разговоров такого рода исходя из текста сложно. Причина не в боязни быть прослушанными русскими или американцами (которые имеют куда более мощные возможности радиоперехвата, но и для них мятеж явился сюрпризом), а в том, что главная станция радиоперехвата в Турции уже три года передана из ведения армии спецслужбе МИТ. Та перенаправила все ее возможности на внутренний фронт. Путчисты должны были или не вести разговоры в открытом эфире, или делать это с максимальной степенью шифрования.

 

Главный вопрос – зачем предупреждать Эрдогана о мятеже – остается открытым. На текущий момент отношение к нему характеризуется высокой степенью недоверия, какие бы шаги по нормализации отношений Москва и Анкара ни демонстрировали.

 

Чем грозила смена Эрдогана на военно-светский режим для интересов Москвы в регионе? Ничем. Пришедшие к власти военные перестали бы доверять исламистским группам в Сирии и рассматривать их как основного союзника. Их поддержка оппозиции Асаду не прекратилась бы, но формат и адресаты изменились бы значительно. То же можно сказать и про отношения между Анкарой и Дохой, а также Эр-Риядом.

 

Что до США, разногласия по поддержке курдов у Анкары и Вашингтона остались бы. И если бы турки стали более активно взаимодействовать с американцами в ликвидации инфраструктуры запрещенного в России ИГ, то для Москвы это было приемлемо. Военный режим в Турции не поддерживал бы в Сирии «Братьев-мусульман», как Эрдоган. Глобальных угроз интересам России его свержение не представляло. Что делает бессмысленным и вмешательство Москвы во внутриполитическую ситуацию в этой стране, и сообщение агентства «Фарс».

 

 

РЧП по закону

 

21 июля в турецкой «Официальной газете» № 29777 опубликовано постановление Совета министров за № 2016/9064 о введении в стране режима чрезвычайного положения (РЧП) сроком на 90 дней. Режим прошел процедуру утверждения в меджлисе: «за» голосовали 346 парламентариев (Партия справедливости и развития и националисты), «против» 115, при низкой явке: 461 из 550 депутатов. Впервые в истории Турецкой Республики РЧП вводится на всей территории страны, а не в отдельных провинциях, как было в 13 восточных илах Турции, на территории которых РЧП продолжался с 1987 по 2002 год.

 

При этом надежды в обществе, что РЧП не продлится долго, беспочвенны. Предыдущее чрезвычайное положение на востоке страны продлевалось меджлисом 46 раз, а ведь масштаб событий был несопоставим с сегодняшним. То, что введенный с 21 июля РЧП, с большой долей вероятности, будет продлеваться, следует из интервью Ибрагима Калына, пресс-секретаря президента, данного CNN Trk. Он отверг саму возможность упреков в отношении Анкары со стороны зарубежных стран после введения РЧП Парижем (после теракта в Ницце).

 

С точки зрения демократии Турция не Франция, и, невзирая на все заверения Анкары, что РЧП не затронет повседневную жизнь людей, беспокойство населения подогревают тысячи задержанных и десятки тысяч уволенных и отстраненных от работы. РЧП означает перевод страны в режим ручного управления, когда постановления правительства автоматически получают силу закона.

 

Регулируется РЧП законом № 2935 от 1983 года. Он предусматривает ограничение на въезд, выезд и проживание в определенных регионах страны, эвакуацию и переезд на новое место проживания; приостановку работы учебных заведений вне зависимости от принадлежности (государственные или частные) и закрытие общежитий; определение режима работы, закрытие и приостановку функционирования мест досуга и развлечений; ограничение и отмену отпусков соответствующего персонала; уничтожение представляющих опасность зданий, имущества и продуктов питания; регулирование продажи, хранения, распространения стратегических продуктов и потребительских товаров, ограничение деятельности, постановку под контроль и закрытие торговых точек, а также необходимые меры по обеспечению порядка на наземном, морском и воздушном транспорте.

 

Государство получает широкие полномочия для вмешательства в экономику. Контрольно-регулирующие функции могут быть переданы совету по координации экономических вопросов чрезвычайного положения под председательством премьера или соответствующему министерству. В числе дополнительных мер закон дает право правительству ограничивать права и свободы личности; контролировать и регулировать деятельность СМИ и учреждений культуры; устанавливать особые меры защиты стратегических, государственных и частных объектов; регулировать оборот опасных, взрывчатых и химических веществ; ограничивать и регламентировать проведение массовых мероприятий и деятельность общественных организаций, а также проводить военные операции за пределами Турции по договоренности с соседними государствами.

 

Первые шаги по использованию полномочий руководством Турции уже предприняты, включая отмену августовских отпусков для госслужащих и отзыв их из отпуска, запрет на их выезд из страны (сюда относятся и отдельные категории других работников, даже сотрудники частных университетов), отстранение от исполнения обязанностей десятков тысяч представителей судейского и полицейского корпусов, административного и научного персонала вузов, в том числе всех университетских деканов и пр.

 

Поощряется и одобряется поддержка руководства страны «простым народом». В СМИ «народу» отводится решающая роль в срыве попытки переворота. Введены специальные поощрительные меры (бесплатный проезд в общественном транспорте турецких городов, включая Стамбул и Анкару). По всей стране идут митинги сторонников руководства с требованиями выжечь гюленовскую заразу.

 

 

Без НАТО не выжить

 

Это вызвало соответствующую реакцию стран Запада, которые начинают выражать озабоченность по поводу попытки уничтожить политическую оппозицию в Турции под предлогом преследования сторонников мятежа. Ясно, что президент Эрдоган полностью переформатирует политическую архитектуру страны, начиная с судебной системы и заканчивая журналистами и преподавательским составом университетов. Все это породило дискуссии о будущем Турции в НАТО. По их логике она становится аналогом Ирана, и альянс не сможет терпеть в своих рядах исламистскую страну. Требование же экстрадиции имама Ф. Гюлена станет непреодолимым препятствием в развитии отношений США и Турции, что ускорит выход Анкары из НАТО.

 

Последнее маловероятно. Членство в блоке является формой поддержания национальной безопасности для Турции, в которой она в настоящий момент только и может существовать. Именно пребывание в НАТО открывает Анкаре дорогу к современным видам вооружений, системам коммуникации и разведки альянса, а также материально-технической поддержке со стороны партнеров по альянсу.

 

Турция длительное время находится в системе стандартов НАТО. Отказ от них вызовет коллапс вооруженных сил без всякой надежды на модернизацию своими силами. Резко вырастут расходы на оборону, что в условиях серьезного финансового кризиса невыгодно. Выход из НАТО оставит Анкару в одиночестве по спорным вопросам с Грецией и проблеме Кипра. При таком раскладе начнется инициирование по ним процессов в международном суде. Наконец, выход из НАТО развяжет руки странам Запада для обсуждения проблемы нарушения прав и свобод турецких граждан, что завершится экономическими санкциями и резолюциями в Совете Безопасности ООН, даже если не брать в расчет экономическую составляющую и резко вырастающие инвестиционные риски.

 

Представляется, что турецким руководством это просчитывается. Пока мы видим гневную риторику Эрдогана по вопросу вмешательства ЕС во внутритурецкие дела и призывы к США доказать, что они являются другом. Это показательная реакция на попытку военного переворота и нагнетание истерии в обществе, чтобы сделать все возможное для уничтожения внутренней оппозиции. В то же время Эрдоган понимает, что после разрыва с Западом в экономической и военной сферах его дни в качестве лидера будут сочтены, и не перейдет «красные линии», которые ему определяются комментариями из Брюсселя. Для Эрдогана заявление о выходе из НАТО означает начало его конца, поскольку тогда к его нейтрализации подключатся США. Референдум в Великобритании о выходе из Евросоюза не угрожал их стратегическим интересам. Ситуация с Турцией и НАТО – другое дело. Это покушение на целостность американской системы коллективной безопасности.

 

Выйти из НАТО без последствий Турция не сможет, и разговоры на эту тему надо считать политической спекуляцией. Эрдоган умеет менять ориентиры в один день, что доказывают «прорывы» в улучшении двусторонних отношений с Россией и Израилем. Но превращать ЕС и США во врагов ему не нужно. Не стоит забывать, что за ним стоит только половина населения, а по мере ухудшения экономической ситуации, что США могут обеспечить быстро, не наберется и этого. Доказательством понимания реалий стало то, что самолеты ВВС США возобновили полеты с базы ВВС «Инджирлик» через день после провала путча. Эрдоган пытается убедить Запад закрыть глаза на действия по узурпации власти – не более того. Разрыв с НАТО может произойти только в том случае, если к власти придут крайние религиозные фанатики, что в современной Турции малореально.

 

Очевидно, что путь в ЕС для Анкары закрыт, и Эрдоган это уже публично артикулировал. Все стало ясно уже после того, как в немецком бундестаге проголосовали за резолюцию о признании геноцида армян в Оттоманской империи.

 

Из этой «борьбы нервов» между Анкарой, США и ЕС Россия может извлечь определенные дивиденды. Нахождение Эрдогана в «политической блокаде» для России выгодно по разным соображениям, включая, конечно, и получение экономических преимуществ. Единственный минус заключается в вероятности того, что о перспективах крупных инфраструктурных проектов в энергетике типа реанимации идеи «Турецкого потока» можно забыть. ЕС сделает все возможное, чтобы не допустить реализации плана превратить Турцию в основной центр поставок газа в Европу. Что, впрочем, избавляет Россию от соответствующих рисков.

 

 

Ждем перебежчиков

 

В интервью «Рейтерс» Эрдоган заявил об огрехах в работе разведки и пообещал реорганизовать вооруженные силы. Он указал, что в ближайшее время в Турции появится новая военная структура. Сказанное им ставит точку на сообщениях СМИ о том, что МИТ знала о готовящемся путче заранее и предупредила военное командование о выступлении мятежников. При этом она не проинформировала президента, а ее контрагенты в Генеральном штабе позднее были арестованы как «ярые заговорщики».

 

Если взять на веру, что в заговоре участвовали все уже задержанные и отстраненные от работы и службы в Турции военные и гражданские чины числом более 10 тысяч человек, то разведслужба работает очень плохо. Не отследить заговор заранее через агентурные сети при таком количестве участников нереально. Глава МИТ Х. Фидан получил в полное распоряжение основную станцию радиоэлектронной разведки, которую вывели из ведения военных. МИТ передали и курдское досье, забрав его из ведения жандармерии. Последнюю после этого чистили под предлогом избавления от сторонников Гюлена, в результате чего произошли резкий отток квалифицированных кадров и падение уровня борьбы с курдскими сепаратистами.

 

То, что из разведки уже уволили 180 человек, свидетельствует: МИТ была не в курсе происходящего. Последствием этого будет отстранение Фидана от занимаемой должности в ближайшее время. Того давно отправляют в отставку, проча ему место посла Турции в Японии. Это считалось опалой, но, похоже, для Фидана дело может закончиться куда хуже, вплоть до обвинений в участии в заговоре. Напомним, что после его прихода на пост руководителя МИТ эту структуру ждали массовые чистки. Число выходцев из вооруженных сил, которые при прежних режимах и президентах составляли 40–45 процентов, в настоящее время едва превышает четыре процента. Как следствие упал профессиональный уровень сотрудников, занятых на оперативной работе.

 

Это видно на примере деятельности посольской резидентуры МИТ в Москве. Ранее были во многом подготовленные в тренировочных учебных заведениях США разведчики. Затем их места заняли люди из «партийного набора» ПСР. Система социальных лифтов, которую разработала администрация Эрдогана, чтобы сменить закостенелый и враждебный ему государственный и силовой аппарат, увеличивает электоральную поддержку президента, но роняет качество работы силовых ведомств, нарушая главный принцип функционирования любой структуры – сохранение института преемственности поколений. Это же ожидает армию и государственный аппарат Турции в ближайшее время.

 

Создание новой военной структуры означает приход в силовой блок молодых партийных функционеров из правящей Партии справедливости и развития, которые верны президенту, но очень слабо подготовлены в профессиональном плане. До этого турецкие военные учились в учебных заведениях США и Европы. Теперь в силу отказа американцев экстрадировать Гюлена (мало сомнений, что Вашингтон откажется это делать, хотя бы потому, что США надо сохранить в его лице рычаг влияния на ситуацию в Турции) эти курсы повышения квалификации оказываются под вопросом. А значит, речи о сохранении на профессиональном уровне и техническом оснащении турецких вооруженных сил нет и пока идти не будет.

 

Президент Эрдоган встал на скользкий путь реформирования армии по образцу Ирана, где идеология заменяет профессиональные качества. Война в Сирии показала неспособность такой армии воевать сколько-нибудь успешно долгое время. Иранцы не могли держать фронт в Сирии, что и привело к приходу на театр военных действий там российских ВКС.

 

Ситуация с подавлением курдского восстания на юго-востоке Турции продемонстрировала достаточно слабую подготовку офицерского состава ее вооруженных сил и жандармерии. Армия оказалась не готова к минно-фугасной и городской войне. В силу последних событий внятных предпосылок к преодолению такого положения дел не видно и ждать их не приходится. То же самое справедливо и по отношению к полиции, МИТ и жандармерии. В этой связи стоит ожидать падения уровня профессиональной работы в посольских резидентурах МИТ, в том числе в связи с чисткой личного состава.

 

Она уже идет, но основной удар репрессий придется на момент отставки Фидана, на которой настаивает премьер-министр Турции Б. Йылдырым. Для этого у него есть личные причины – в свое время благодаря Фидану в турецкой прессе появились фото шокирующего поведения сына турецкого премьера в казино в Сингапуре. Причем если чистка в МИТ приобретет характер массовых репрессий, следует ожидать появления перебежчиков из числа сотрудников, которые работают в этой спецслужбе за границей. Что в первую очередь важно не для государств Евросоюза, США, Израиля, Ирана и Египта (да и других стран арабского мира), но для России и постсоветских республик, в том числе для стран Центральной Азии.

 

Евгений Сатановский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Erdogan_02-01_prewu
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1