Облегченно вздохнут многие. Виктор Надеин-Раевский

   Дата публикации: 25 июля 2016, 11:37

 

Российско-турецкие отношения всего лишь несколько лет назад казались на удивление прочными. Даже «арабские революции», сотрясавшие регион, не привели к сокращению торгово-экономических отношений двух стран. У турецких лидеров «арабская весна» породила надежды на реставрацию турецкого влияния в регионе на просторах бывшей Османской империи. Действительно, у арабской улицы и местных политических исламистов Эрдоган получил небывалую популярность. Активное вмешательство Турции в сирийский конфликт резко ухудшило ситуацию, а операция российских ВКС в Сирии вызвала откровенное раздражение в Турции как в связи с ухудшением ситуации для поддерживаемых Турцией сирийских оппозиционеров-исламистов, так и с крахом криминального турецкого бизнеса.

 

Турция

 

Уничтожение российского бомбардировщика резко изменило ситуацию. Россия не приняла ответных военных мер. Ответ на это военное преступление был направлен на то, чтобы стороны сохраняли, несмотря на все возраставшие противоречия в международно-политической сфере, политические контакты, торгово-экономические отношения, сотрудничество в области культуры. Тем не менее, было введено эмбарго на поставки турецких промышленных товаров, продовольственных товаров, наложен запрет на чартерные воздушные перевозки, туроператорам предписали «воздерживаться» от продаж туристических путевок в Турцию. С 1 января 2016 года был введен визовый режим для въезжающих в Россию граждан Турции, запрещен наем турецких граждан.

 

Насколько серьезный ущерб могли нанести российские санкции турецкой экономике? По разным оценкам, сокращение российского турпотока привело бы к потере $3 млрд. Сокращение торговли сельхозпродукцией в перспективе принесло бы еще $3 млрд убытков. Немалые потери в торговле ширпотребом: по разным данным — $10–15 млрд. Более серьезный урон понесла бы строительная отрасль — до $70 млрд. С учетом будущих контрактов.

 

Во внутриполитической сфере Эрдоган сумел полностью «отыграть» ситуацию в свою пользу. Масштабная пропагандистская кампания привела к значительному росту рейтинга президента — и неудивительно: подавление оппозиционных СМИ привело к тому, что турецкая общественность была информирована только об официальной позиции властей. Никаких сведений о реальной ситуации, о мнении российской стороны турецкая общественность не получала.

 

Однако постепенно на экономике страны, особенно в туристических регионах, начали сказываться последствия российских санкций. На международной арене Турция не нашла ожидаемой поддержки у западных союзников, сумела испортить отношения с соседями и оказалась в изоляции. В этих условиях Эрдоган вынужден был внести коррективы в свою внешнюю политику. Началась нормализация отношений с Израилем, а затем последовало и извинение за сбитый российский бомбардировщик, которое вызвало неоднозначную реакцию со стороны российских СМИ. Российское руководство всё же приняло извинения турецкого президента, и Россия приступила к нормализации двусторонних отношений.

 

Однако именно в этот момент в самой Турции произошла попытка военного переворота, которую турецкий президент сразу связал с именем своего идейного и политического противника Фетхуллаха Гюлена. Конечно, этот путч произвел странное впечатление с точки зрения организации самого «мероприятия», целей организаторов, бездарности исполнителей и вызвал массу вопросов. Дошло до того, что треть опрошенных турок посчитала его инспирированным самим Эрдоганом, который хотел добиться расширения собственных конституционных полномочий таким своеобразным методом.

 

Об этой же версии говорил и Фетхуллах Гюлен, категорически отрицающий свою причастность к этой акции.

 

Можно не сомневаться, что Эрдоган постарается расправиться со всеми политическими противниками. Тысячи арестованных военных, более 600 закрытых частных школ, 15,5 тыс. уволенных и лишенных лицензий преподавателей, в основном из движения «Хизмет» Гюлена. И это не говоря об увольнении десятков деканов, профессоров вузов, тысячах уволенных госслужащих.

 

Но это только начало репрессий, организация которых требовала серьезной предварительной подготовки. Например, по некоторым сведениям, из 2200 уволенных судей один умер за три месяца до попытки переворота. По крайней мере можно примерно вычислить, когда готовились списки…

 

Похоже, репрессии затянутся надолго, ведь у Гюлена, популярного проповедника, «властелина умов», миллионы приверженцев в Турции.

 

Как же в этой непростой ситуации будут складываться российско-турецкие отношения? Шаги навстречу сближению двух стран уже сделали и чиновники, и сам президент. Летчик, сбивший российский самолет, арестован и, естественно, обвинен в принадлежности к движению «Хизмет». Но восстановить былые отношения не так просто. Российские торговые компании уже нашли новых поставщиков, но будут приветствовать возвращение на российский рынок турецкой продукции, строители будут искать новые заказы, авиаперевозчики  — срочно искать самолеты под чартерные перевозки.

 

Если будет восстановлен безвизовый режим, облегченно вздохнут многие. У нас примерно 200 тыс. смешанных браков, а это миллион человек, связанных семейными и родственными узами, более 70 тыс. россиян приобрели собственность в Турции, у немалого количества турок — бизнес в России. Санкции коснулись многих и в области образования и культуры. Теперь в гуманитарной сфере появилась надежда и на урегулирование отношений, и на их дальнейшую стабильность.

 

Виктор Надеин-Раевский, газета «Известия»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1