Новый Мюнхен. Андрей Тихонов

   Дата публикации: 23 июля 2016, 14:40

 

Почему распространение террора на Германию можно было прогнозировать

 

После недавнего теракта на набережной Ниццы пикейные жилеты активно задавались вопросом, почему же такого не происходит в Германии. Варианты ответа были самые разные, но подразумевалось, что в ФРГ такого произойти не может никогда.

 

Новый Мюнхен

 

Считалось, что германская полиция куда эффективнее французской. Французские жандармы — это какие-то клоуны из Сен-Тропе. В популярнейшем в ютубе ролике они даже не смогли штурмом покорить небольшой склон, поскольку всей толпой соскальзывали вниз. Да что там говорить: они не сумели справиться в Марселе ни с толпой пьяных англичан, ни с парой сотен трезвых агрессивных российских фанатов. Посмешище, а не полиция. Только и могут, что с женщинами и детьми бороться.

 

Немцы вот другое дело. У них все «компакт унд дисциплинирт». У них организация. Более того, немцы ещё, в отличие от французов, приучены стучать на всех подозрительных. Ни один террорист не сможет провести приготовления к своему адскому поступку в таких суровых условиях.

 

К тому же немцы — любимцы США, в отличие от французов. Это практически оккупированная территория со множеством американских военных. Против Вашингтона они не идут со времён Шредера, а вот французы якобы так и норовят проявить независимость. Так что если вдруг теракты во Франции — дело рук янки, то любимых тевтонских союзников они пощадят.

 

Все эти нехитрые построения были разрушены вчера вечером по среднеевропейскому времени. Оказалось, что Германия отнюдь не является оазисом безопасности посреди пылающего континента, а такая же жертва, как и все остальные.

 

Современное общество привыкло жить одним днём, но если копнуть чуть-чуть в историю, то можно отметить, что террор является обыденным явлением для ФРГ.  Ведь пилоты самолётов, разрушивших башни-близнецы, были резидентами именно этой европейской страны. Неслучайно целый сезон популярнейшего шпионского сериала «Родина» (Motherland) снимался в Берлине и был посвящён исламским террористам, осевшим в Германии.

 

Ещё ранее именно ФРГ положила начало «свинцовым семидесятым», когда на территории страны действовали члены «Фракции красной армии» (Rote Armee Fraktion) и их союзники из Палестины, совершившие захват израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. Конечно, во Франции была группировка Action directe, но таких масштабов она не достигла.

 

Поэтому распространение волны террора на Германию можно было прогнозировать. Стране с таким количеством мигрантов и крайне лояльным к ним отношением было непросто оградить себя от инцидентов. Наступление экстремистов было практически неизбежно.

 

Другой вопрос, что бенефициаром этого кровавого действа станут отнюдь не террористы. В выигрыше останутся либо США, которые смогут позиционировать себя как единственного защитника своего верного союзника, либо правые радикалы, которые на волне антимигрантских фобий смогут укрепить свои позиции. Некуда бедному бюргеру податься. Остаётся только заключать соглашение о трансатлантической торговле.

 

Эта ситуация стала итогом кризиса европейской модели экономики и разрушением национальных государств в угоду брюссельской бюрократии и новому мировому порядку, в котором Германия никак принципиально неотличима от Франции. Ни одна страна Европы больше не может чувствовать себя исключительной.

 

Андрей Тихонов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1