Волынская резня: долгий путь к исторической правде. Сергей Бондаренко

Дата публикации: 22 Июль 2016, 08:30

 

Обе профильные комиссии нижней палаты польского сейма утвердили резолюцию в отношении преступлений Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) на Волыни в 1943-1944 годах. Вслед за сенатом республики в сейме решили установить «11 июля Национальным днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против граждан Второй Речи Посполитой». Голосование намечено на 22 июля.

 

bandera-stop

 

73 года отделяют нас от трагических событий, которые известны в истории как Волынская резня. Тогда украинскими националистами из ОУН-УПА было убито, замучено, сожжено заживо около 100 тысяч человек в основном польской национальности, включая детей, женщин и стариков.

 

Двадцатый век, к сожалению, был богат на кровавые этнические чистки, прежде всего греков и армян, евреев и ромов (цыган). С точки зрения современного международного права они трактуются как геноцид, хотя «Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него» была принята ООН лишь в 1948 году.

 

Волынская резня долгий период не просто замалчивалась, но и по-разному трактовалась даже в самой Польше. «11 июля 1943 года началась акция геноцида против жителей Волыни. Эта резня проводилась невероятно жестоко, была беспрецедентной», — заявил Ярослав Качиньский, глава правящей партии „Право и справедливость“ во время своего выступления на варшавском кладбище Жолибож по случаю годовщины трагедии.

 

Казалось, вот наконец торжествует справедливость с точки зрения утверждения исторической правды. Однако буквально тут же скандально известный польский министр обороны от той же правой партии „Право и справедливость“ Антони Мачеревич обвиняет Россию в причастности к Волынской резне. Конечно, это, скажем прямо, идиотское заявление польского министра случилось не без влияния излюбленной американской пропагандистской русофобии с целью размазать эффект от признания Волынской резни геноцидом.

 

Но почему так долго и сложно идет процесс признания очевидных фактов и в самой Польше, и на Украине, и в других странах?

 

Во-первых, сама почва для этой трагедии возникла не на пустом месте. Польша захватила Восточную Галицию, Западную Волынь, Западную Белоруссию и Виленский край в Литве, назвав после Первой мировой войны эти территории, с преобладанием непольского населения, своими Восточными кресами.

 

Во-вторых, в 1924 году поляки приняли закон о запрещении использовать любые языки, кроме польского, в государственных и муниципальных учреждениях: массово закрывались школы с малороссийским языком обучения, а также библиотечные читальни. В целях активно проводимой полонизации 77 тысяч польских «осадников», т. е. вышедших в отставку военных польской армии, были наделены на Западной Украине десятками тысяч гектаров земли.

 

В-третьих, шовинистическая политика Польши, естественно, встречала естественный отпор со стороны местного населения Восточных кресов. В Восточной Галиции дошло и до индивидуального террора боевиков. В целом межэтнические отношения, включая территорию Западной Волыни, были очень конфронтационными и не улучшились даже после прихода в 1941 году на Западную Украину фашистских захватчиков.

 

Однако если Восточная Галиция бурно приветствовала немецкую оккупацию, то на Западной Волыни подобной поддержки местных жителей не было. Тем не менее всё же значительная часть волынян тоже служила в полиции немцев.

 

А вот большинство польского населения Восточных кресов активно поддерживало Армию Крайову (АК), руководимую из Лондона польским эмигрантским правительством. С 1942 года здесь были созданы мобильные отряды АК и в условиях лесной местности немцам приходилось отвлекать с фронта значительные силы.

 

И тогда немцы для грязной миссии чисток среди мирных кресовян принимают решение о создании Украинской повстанческой армии (УПА). Организаторской работой занимается ОУН, которая из своего состава направляет в УПА и большинство руководящих кадров, особенно высшего звена. Немцы вооружают украинских националистов, снабжают продовольствием, также не препятствуют уходу в УПА служивших им местных украинских полицаев.

 

Хорошо оснащенная с помощью немцев, УПА начинает «героическую» борьбу против мирного польского населения, которая вылилась в тотальную резню. Весь 1943 год проходит в кровавых акциях ОУН-УПА против поляков.

 

Пытались ли поляки как-то себя защитить?

 

Конечно. Иногда в ответ, повторяя печальные методы УПА. Но польские отряды самообороны значительно уступали УПА и по численности, и по вооружению. Их ответные акции не идут ни в какое сравнение с преступлениями УПА, хотя тоже не могут быть оправданны.

 

Однако историческая правда, о которой не стоит забывать, и в том, что значительная часть местного украинского населения принимала активное участие в разграблении имущества уничтожаемых поляков, но были и те, кто спасал их от резни, рискуя своей жизнью.

 

В свое время советской пропаганде было выгодно выставлять всех членов УПА своими идейными врагами, а не показывать украинское население как банальных «этнических резунов» поляков. Теперь «независимые» Польша и Украина никак не могут прийти к исторической правде. Ключевую роль здесь, с нашей точки зрения, играла и играет последовательная антисоветская (и одновременно русофобская) политика американцев.

 

В США, а также на Британских островах с особым цинизмом собирали всех мастей коллаборационистов, вояк из дивизий СС, всех замаравших себя сотрудничеством с немцами, а многие и кровавыми преступлениями в ходе Волынской резни. Также на западные деньги были созданы засекреченные структуры по поддержке банд националистов, включая бандеровцев на Западной Украине, лесных братьев в Прибалтике и т. п., которые продолжили свой кровавый террор на освобождённых от немцев территориях уже после окончания войны. Часть материалов спецслужб об этом в США уже рассекречена.

 

Идеологические центры, созданные в США, Канаде, некоторых других странах, укомплектованные военными преступниками, эсэсовцами и националистами, десятилетиями работали против бывшей Родины и ее граждан разрушительной идеологией и спецоперациями. Работа центров продолжается и ныне. К этой работе подключены местные диаспоры и их структуры. Писались и пишутся новые фальсифицированные учебники истории, языковые грамматики и т. п. Ставка Запада на националистов и кровавых отморозков привлекает заокеанских кукловодов тем, что таким сбродом, с которым из порядочных людей никто бы не сел рядом, легче управлять и они никогда не сменят своего хозяина.

 

Пока у власти в Польше и на Украине были либерально-олигархические режимы, американским кураторам удавалось смягчать нарастающие в этих вопросах противоречия на межгосударственном уровне. Либо замазывать горькие страницы истории фальшивыми красками. Либо ублажать ершистых политиков и историков попытками взаимного покаяния.

 

После переворота 2014 года на Украине примитивная профашистская идеология украинских националистов фактически стала государственной, а прославление бандеровцев — тотальным. И роль в этом американцев, несомненно, ключевая. Не только потому, что НПО, инфраструктура влияния Госдепа и личная ответственность посла США упакованы в рамки политического контроля ситуации на Украине. Но и потому, что сама правящая украинская элита, в реальности не такая уж и приверженица крайних радикальных взглядов, понимая все их несуразицы для полиэтничной Украины тем не менее находится в полной зависимости от США, тупо реализует их бредовую задачу формирования антироссийской украинской нации.

 

В тоже время и в Польше пришли к власти националисты из партии „Право и справедливость“. Они проамериканские и антироссийские. Но сегодня польское общество уже не устраивает навязанная Западом точка зрения – не важно, что было вчера, надо решать современные стратегические интересы.

 

Электорат партии „Право и справедливость“, среди которого много потомков переселенцев из Восточных кресов, заботливо чтит память жертв Волынской резни и настаивает на её признании геноцидом поляков. В условиях нарастающей бандеризации Украины у лидеров партии „Право и справедливость“ появилась угроза, что от них отвернутся избиратели. Для них идти на поводу у американцев — значит предать память близких.

 

Находясь в таком положении, „Право и справедливость“, конечно, может выхолостить суть Волынской трагедии, предложив установить Национальный день памяти жертв геноцида не 11 июля, в пик «Волынской резни», а 17 сентября, в годовщину освобождения Западной Украины советскими войсками, годовщину, ненавистную националистам как польским, так и украинским. Тогда поляки вынуждены будут приближаться к исторической правде в рамках, как говорится, умеренного прогресса.

 

В любом случае теперь Верховной раде надо бы, по-хорошему, также признать Волынскую резню геноцидом поляков и принести извинения польскому народу за преступления украинских националистов и их пособников (по примеру немецких извинений за холокост). И если, в свою очередь, Польша принесет извинения за преступления Второй Речи Посполитой и АК против этнических украинцев, только тогда можно будет вполне искренне говорить о приближении к исторической правде в отношении Волынской резни.

 

Сергей Бондаренко

 

 

 

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
bandera-stop


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1