Фундаментальный демократический принцип избирательности власти в Украине окончательно дискредитирован. Любые выборы превращаются в дешевый провинциальный спектакль с банальным сценарием, примитивной режиссурой, плохой игрой актеров и наперед известным финалом

 

po-novomu

 

Выборы никогда не относились к сильным сторонам украинской демократии. Где бы, кого бы, когда бы в Украине не выбирали, то ли президента, то ли парламент, то ли местную власть, избирательные кампании сопровождались громкими скандалами и скандальными разоблачениями. Примечательно, что ни один из поданных когда-либо кем-либо из проигравших выборы судебных исков с требованием пересчета голосов не был удовлетворен. Все, кто имел хоть какое-то отношение к избирательному процессу на любой из его стадий, понимали, что в стране нет, и никогда не было ни одного избирательного участка, где бы результаты подсчета голосов совпадали с цифрами в итоговых протоколах. Подсчет голосов по-украински — это не статистика, а прикладное народное творчество. Цифровые показатели тут не имеют никакого отношения к точным наукам. Окончательный итог зависит не от того, как голосовали избиратели, и даже не от того, как считали голоса члены избирательных комиссий, а исключительно от того, как решили председатели и секретари избиркомов всех уровней, включая ЦИК, и их кураторы, исходя из полученных вводных.

 

В воскресенье в Украине состоялись довыборы в Верховную раду на семи участках в разных областях, от Волынской на западе до Днепропетровской на востоке. Наибольшее потрясение у наблюдателей вызвало сообщение из Херсона, где по состоянию на 16.00 на избирательные участки пришло чуть более 10% (!) граждан. Самыми же, пожалуй, потрясающими воображение по всем параметрам оказались выборы на участке №206 в Чернигове. О том, на чем основан этот вывод, речь пойдет в дальнейшем, пока же об «изюминке»: официальный кандидат от «Блока Петра Порошенко» набрал… менее 1%, в абсолютных цифрах это — что-то около 300−350 голосов. Это на участке, на котором зарегистрировано более 140.000 избирателей и в день голосования было роздано около 50.000 бюллетеней (явка едва превысила 30%). Даже рекордсмен с точки зрения негативного отношения граждан к кандидатам от власти В. Ющенко, пойдя в 2010 году на второй президентский срок, получил больше — «целых» 1,5%.

 

Оговорка «официальный» кандидат от «БПП» — не случайна. Дело в том, что, кроме кандидата, официально выдвинутого президентским блоком и зарегистрированного как «кандидат от «БПП», в выборах в Чернигове участвовал кандидат, которого и блок, и власть активно поддерживали, на победу которого работала вся президентская вертикаль. Формально же он фигурировал в списках кандидатов и в бюллетене для голосования как «самовыдвиженец». Вот об этой-то коллизии и хотелось бы поговорить. Начать, наверное, следовало бы с того, что центральная власть строила кампанию своего кандидата на дистанцировании от себя самой. Правящему режиму нечего предложить людям ни на национальном, ни на местном уровне. Степень доверия к нему колеблется в районе статистической погрешности. Любой предлагаемый потребителю «товар» под брендом, так или иначе связанным с ним, подвергается заведомой обструкции. Главная же проблема состоит в том, что власти такое положение дел хорошо известно. Того, что это именно так, а не иначе, никто на Банковой не скрывает. Однако предпринимать что-либо для того, чтобы изменить ситуацию, вернув доверие к себе, не собирается. Нынешних киевских правителей мнение людей не волнует и не интересует. Бороться за симпатии и украинцев им и в голову не приходит. Зачем? «Майданная» логика ничего подобного не диктует. Как не предполагает она ни избирательности власти как явления, ни процедуры выборов как таковой. В соответствии с ней хороши только выборы, на которых побеждает «свой» кандидат. В противном случае следует то ли «майдан», то ли «революция», то ли бунт «активистов», то ли переворот. Воцарившаяся в Украине «майданократия» — это власть «майдана», а не власть народа, ничего общего с демократией она не имеет.

 

Официальный кандидат от «БПП» на выборах в Чернигове провалился, кандидат неофициальный — М. Микитась — победил. Первый набрал, как уже говорилось, менее одного процента, второй — чуть более 31-го (31,45). Несмотря на столь заметный разброс в цифровых показателях, по сути дела, если считать сутью отношение избирателей к кандидату, особой разницы между ними нет. Победный показатель на уровне тридцати с «хвостиком» процентов выглядит солидно. Если же взглянуть на абсолютные цифры, то от солидности не останется и следа. Победу М. Микитасю обеспечили то ли, действительно, отданные за него, то ли записанные ему голоса всего лишь пятнадцати тысяч жителей части Чернигова и двух прилегающих к нему сельских районов. Пятнадцати из ста сорока четырех! Совершенно ясно, что такую победу назвать победой язык не повернется. Чистой воды профанация, замешанная на избирательных технологиях и административном ресурсе.

 

Ну и на больших деньгах, само собой разумеется. М. Микитась — представитель бизнес-кругов, напрямую связанных с П. Порошенко и его «правой» рукой И.Кононенко. В этой среде все покупается и продается, все имеет свою цену. Депутатский мандат в этом смысле не исключение. «Добро» сверху на победу в округе, по некоторым оценкам, обошлось победителю в сумму порядка восьми-десяти миллионов долларов. Еще полтора-два миллиона ему пришлось потратить на избирательную кампанию. Велась она, надо сказать, с размахом. На всех этапах, начиная с выдвижения кандидатов и формирования их общего списка. Тут были и технические кандидаты, и однофамильцы потенциальных конкурентов, и, как уже говорилось, официальный кандидат от «Блока Петра Порошенко», на поверку оказавшийся, как царь в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», ненастоящим. А хорошо известного, уважаемого в Чернигове человека, авторитетного политика Н. Томенко, способного не только составить серьезную конкуренцию фавориту, но и одолеть его, среди кандидатов не было. Сам Н. Томенко рассказывал, что к нему обратились несколько политических сил и общественных движений региона с просьбой выдвинуть свою кандидатуру на довыборах 17 июля. Он собирался это сделать, если от демократических сил будет выдвинут единый кандидат. Власть и штаб М. Микитася, узнав об этом, замысел поломали, причем, малой кровью и за смешные деньги. Пока шли переговоры между черниговскими демократами, по их указанию зарегистрировались кандидатами сразу несколько человек именно из тех кругов, с которыми договаривался Н.Томенко. Затея оппонентов режима была задушена в зародыше.

 

Технологии, включая «грязные», вроде подкупа избирателей, применялись штабом победителя системно. Никто на это не реагировал. Никто не взывал к демократии, никто не призывал обеспечить честность и прозрачность голосования. Европа на довыборы в Украине вообще внимания не обращала. Любые украинские избирательные кампании с точки зрения европейцев с некоторых пор вполне соответствуют международным стандартам. Тот факт, что победитель выборов в Чернигове представляет наиболее коррумпированную часть нынешней украинской политической элиты, ни Брюссель, ни Берлин, ни Париж не заинтересовал. Как и то обстоятельство, что почти два десятка кандидатов, принявших участие в выборах в 206 округе, все вместе взятые отражали интересы едва ли десяти процентов жителей, тогда как остальным девяноста процентам выбирать своего депутата Верховной рады было не из кого.

 

Яков Рудь, ИА REGNUM