В сегодняшней статье хотелось бы коснуться соцсетей и их роли в организации цветных революций. Чем хороши соцсети для провокаторов и мятежников? Они, простите за тавтологию, асоциальны с точки зрения персональной ответственности организаторов всевозможных цветных флэшмобов. Информация и призывы к выходам на улицу передаются как бы сами по себе. Установить конкретный центр силы является делом сложным и растянутым во времени, а действовать властям, отвечая на провокации мятежников, надо очень быстро.

 

Социальные сети как инструменты «цветных революций»

 

Первая ложь соцсетей состоит в том, что они жестко управляемый хаос пытаются выдать за события, которые развиваются сами по себе. Между тем известно, что перед всякой цветной революцией в странах Запада проводятся семинары и тренинги для будущих веб-активистов. Также заранее создаются символы цветных революцией — ту же белую ленту Немцов вместе с Каспаровым и Навальным презентовали до начала протестов в России в 2011 году.

 

Вторая ложь соцсетей состоит в придании иллюзии массовости сторонников революции. Для этого используются боты — мнимые аккаунты никогда не существовавших людей. Боты с каждым годом «умнеют», они уже пишут простые тексты и являются заводилами протестных групп. Конечно, боты рано или поздно вычисляются. К примеру, в твиттере сервис twitteraudit.com проверяет, сколько у блогера истинных подписчиков, а сколько фэйковых. Если есть время, проверьте аккаунты популярных либералов — вы удивитесь, но 60-80% их читателей — это боты.

 

И, наконец, третья ложь соцсетей, как и ложь собственно любой цветной революции, — это обещание райской жизни после мятежа. Соцсеть выстраивает мираж, сладостную картинку будущего счастья, которое, конечно, не существует. Коренное изменение жизни возможно при подлинно народной революции. При революции управляемой, а проще говоря при государственном перевороте, происходит захват и перераспределение ресурсов, а жизнь простых граждан становится только хуже (пример — современная Украина).

 

Можно привести массу примеров, когда майданные технологии в итоге побеждали (Египет, Тунис, частично Сирия, Украина), и примеры, когда использование соцсетей не смогло переломить ситуацию (прежде всего это Россия 2011-2012 годов, Турция, Иран). От чего зависит успех или неудача провокаций в соцсетях? От двух факторов: крепости государственного аппарата и зрелости гражданского общества.

 

Главный вопрос, который возникает у патриота-государственника: как с этим бороться? Стратегии тоже две: активное нахождение патриотов в соцсетях и государственный контроль над соцсетями по китайскому варианту. То есть, опора на гражданское общество и государственный аппарат. Жизнь показывает, что верным является сочетание двух стратегий. Государственники обличают ложь оппозиции и в итоге компрометируют оппозиционных деятелей.

 

Государство же реагируют на явные противоправные действия и привлекает потенциальных мятежников к административной или уголовной ответственности. Именно так сейчас идет работа с соцсетями в России, и надо отметить, что успехи очевидны. Несистемная грантоедская оппозиция деморализована и потеряла поддержку в народе. Необходимо отметить и «закон Яровой», в котором предусмотрено привлечение к уголовной ответственности за призывы к массовым беспорядкам, которые часто практикуются в соцсетях.

 

В целом, борьба с антироссийскими структурами идет согласно известному философскому принципу «единство и борьба противоположностей». Методы врагов России надо изучать и при необходимости применять их самим, обращая на пользу Родине. Хочется верить, что самый опасный момент, когда для раскрутки недовольства масс использовались майданные технологии и соцсети, мы уже прошли. Подлинный государственно-народный контроль над твиттером, фэйсбуком, вконтакте и другими социальными сетями делает и в будущем сделает попытки наших оппонентов раскачать общество ничтожными.

 

Большой Брат,
специально для News Front