Ловля покемонов и реализация плана «Б». Андрей Арешев

   Дата публикации: 19 июля 2016, 10:30

 

Джон Керри в Москве: ловля покемонов и реализация плана «Б»

 

Противостояние США России в Сирии вступает в более активную фазу. Альтернативой уничтожению инфраструктуры террористов может быть только вывод российского контингента

 

Барак Обама

 

На минувшей неделе политико-дипломатические манёвры вокруг Сирии заметно активизировались, прежде всего, в связи с очередным приездом в Москву госсекретаря Джона Керри. В целом курс американской стороны на поощрение кровавого противостояния остаётся неизменным, однако наши американские партнёры попытались нехитрыми информационными приёмами продемонстрировать наличие у себя якобы серьёзных, почти непреодолимых разногласий (конечно, они вполне возможны, но относятся исключительно к тактике, а не к стратегии поведения в Сирии). Так, Белый Дом якобы встревожило заявление Джона Керри, причислившего к террористическим группировкам «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам». Напомним, длительное время Вашингтон настаивает на их «умеренном» характере.

 

Керри считает, что самым важным вопросом по Сирии является «достижение понимания» с российским правительством о том, как бороться с «Исламским государством» и «Джебхат ан-Нусрой» (запрещены в РФ — ред.), пишет корреспондент Washington Post Д. Рогин. «Но есть и несколько подгрупп ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусры, в частности, «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам», которые не соблюдают условия и по-прежнему воюют», — сказал госсекретарь в ходе выступления в городе Аспен, добавив, что они периодически также сражаются с сирийскими военными. Как отмечает Рогин, до этого американские чиновники никогда не причисляли эти группировки к террористическим (отсутствуют они и в списке Совбеза ООН, тогда как российские власти при этом неоднократно причисляли их к экстремистским). Не причисляют и сейчас, если верить опрошенным журналистом анонимным представителям администрации Белого Дома. По их мнению, слова госсекретаря могут подорвать усилия Вашингтона, который пытается убедить Москву и официальный Дамаск не атаковать участников этих объединений.

 

Имидж господина Керри как приверженца более «мягкой» линии в отношении Москвы и Дамаска был подкреплён информацией о некоем «последнем предложении» по Сирии, которое он якобы привёз в Москву. Речь могла идти о более тесной военной координации (включая обмен разведывательной информацией), вплоть до  проведения совместных операций против запрещенных в России террористических группировок «Исламское государство» (ИГ) и «Джебхат ан-Нусра». Для этого, по версии, появившейся в ряде американских газет, возможно создание в Аммане рабочей группы из представителей оборонных ведомств и военной разведки.

 

Переговоры Джона Керри в Москве показали истинную цену всем этим версиям. Президент РФ Владимир Путин и госсекретарь США Джон Керри не обсуждали вопрос непосредственного сотрудничества военных в Сирии, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков: «Обсуждались различные форматы взаимодействия, но тема непосредственного сотрудничества и взаимодействия военных в плане борьбы с терроризмом не фигурировала». Он добавил, что «обмен информацией происходит, но по-прежнему, к сожалению, мы не приблизились существенно к реальному сотрудничеству с тем, чтобы значительно повысить эффективность усилий по борьбе с терроризмом в Сирии».

 

Как представляется, здесь не требуется даже перевода с «дипломатического» языка на обычный. Ничего другого ожидать и не следовало: позиция Госдепа по Сирии не изменилась, а предшествующие предложения Москвы наладить более тесную координацию неизменно отвергались Пентагоном. Предыдущий визит Керри в Москву также никаких прорывов не принёс, если, конечно, не считать таковыми резкое осложнение обстановки в Сирии и растущие потери российского воинского контингента в этой стране. В марте американский гость приехал в Москву со своей гитарой; в этот раз журналисты из его пула упоённо ловили покемонов в особняке на Спиридоновке, где проходили, в общей сложности более чем 12-часовые переговоры глав внешнеполитических ведомств России и США (как тет-а-тет, так и в составе делегаций).

 

«Мы собрались вместе и договорились о шагах, которые будут предприняты. Если они будут предприняты добросовестно, то они могли бы помочь в решении двух серьезных проблем… Возможно восстановить эти договоренности о прекращении боевых действий, уменьшить масштаб насилия и создать политическое пространство для переходного процесса», – заявил в связи с сирийским урегулированием по итогам переговоров Джон Керри. Упреждая возможный скепсис, дипломат отметил: «Что касается критиков, которые пытаются судить о том, были договоренности или их не было, – во-первых, они не знают деталей о том, о чем мы договорились или не договорились. Нам предстоит сделать серьезную домашнюю работу, я это прекрасно понимаю». При этом Керри признал, что имеются люди, готовые сделать всё для срыва договорённости, добавив, что не стоит ждать мгновенных результатов.

 

Впрочем, ответ на то, кто же эти самые таинственные злодеи, в известной степени мог содержаться в следующей реплике господина госсекретаря: «Однако в то же время наше терпение также имеет границы. Международные усилия слишком долго не давали никаких результатов для сирийского народа. После пяти лет войны сирийский народ не хочет только слушать слова. Они хотят видеть действия, и они заслуживают того, чтобы жить в мире».

 

В свою очередь глава МИД России заявил, что Москва и Вашингтон начнут осуществлять договоренности, которые помогут преодолеть трудности, связанные с размежеванием террористов и оппозиции, уже в ближайшие дни. Сергей Лавров также подчеркнул, что общая цель России и США — обеспечить долговременное прекращение огня по всей территории Сирии, за исключением «ИГ» и «Джебхат ан-Нусры», отметив необходимость доставки гуманитарной помощи в осаждённые районы и активизацию усилий по содействию политическим реформам в Сирии. Кроме того, добавил российский министр, Россия и США «подтвердили цель — уничтожить угрозы, которые проистекают от так называемого «Исламского государства», «Джебхат ан-Нусры» и из других террористических организаций, пресечь подпитку терроризма, которая оказывается извне».

 

Джон Керри заявил об отсутствии в Вашингтоне иллюзий относительно «Джебхат ан-Нусры»: мол, «если кто-то критикует Соединенные Штаты или Россию за то, что наносятся удары по «ан-Нусре», которая является террористической организацией, только потому, что она борется так же хорошо и с Асадом, эти люди полностью заблуждаются».

 

Позволим себе высказать предположение, что реальность вовсе не столь позитивна, и никаких серьёзных прорывов по части военного сотрудничества в Сирии достигнуто не было. Да и быть не могло – хотя бы по причине запрета на военное сотрудничество с Россией, являющееся частью американских санкций против нашей страны (которые могут быть сняты, в частности, после возвращения Киеву Крыма, то есть никогда). Не рассматривать же в качестве серьёзного предложения создание некоего непонятного центра по обмену информацией под эгидой американских военных, заинтересованных в получении от россиян данных о просаудовских, протурецких и проамериканских группировках с целью их всемерного сбережения? В этой связи предложение Джона Керри следить не за разговорами, а за тем, что будет происходить, имеет оттенок некоторой угрозы, особенно если не забывать, что на размежевание «террористов» от «умеренной оппозиции» Вашингтон никогда не пойдёт в силу причин, о которых мы неоднократно писали ранее.

 

Вообще, нынешний госсекретарь представляет уходящую администрацию Барака Обамы, что делает переговоры с ним не вполне содержательными. И вряд ли подход его вероятного сменщика при новом президенте (которым, скорее всего, будет женщина, имя которой  ассоциируется с глобальной экспансией и продвижением «демократии» везде и любыми средствами)  будет более конструктивным.

 

В краткосрочной перспективе задача рассеивания основных сил «Джебхат ан-Нусры», лишения её каналов материальной подпитки до победы Хилари Клинтон выглядит ещё более актуальной. На фоне возросших потерь российского контингента в Сирии также всё более важным становится вопрос о расширении масштабов операции против террористов. После уничтожения в районе Пальмиры Ми-35М воздушно-космических сил РФ и гибели его экипажа ракетно-бомбовые удары по террористам стали более интенсивно наноситься силами Дальней авиации, что сопряжено со значительными затратами и более низкой эффективностью.

 

Согласно информации ТАСС, авианосец  «Адмирал Кузнецов», который планировалось привлечь к нанесению ударов по бандформированиям в Сирии из восточной части Средиземного моря с октября-ноября нынешнего года, может быть задействован уже в конце августа. Однако, как совершенно справедливо отмечает сайт «Военно-политическая аналитика», «малыми силами быстрой победы не достичь, а наши лётчики и без того утомлены многомесячной боевой работой. Гораздо проще было бы вновь усилить авиационный кулак в самой Сирии, а также массированно применить части Дальней авиации».

 

Несмотря на лицемерные заявления Анкары о возможном развороте в сирийской политике, западные, турецкие и саудовские кураторы продолжают поддерживать террористов, пытаясь (в отдельных районах не без успеха) перехватить инициативу в свои руки. Учитывая ухудшающуюся обстановку, ВКС России и ВВС Сирии необходимо начать масштабные бомбардировки переходов Азаз и Джераблуз. Данные объекты имеют важное значение, так как именно через них осуществляется массированная материально-техническая подпитка террористических банд.

 

Комментируя развитие ситуации в Сирии, глава комитета Госдумы по обороне, адмирал Владимир Комоедов заявил, что уничтожение объектов террористов дальними ракетоносцами – ответ на гибель вертолётчиков: «Наверное, мы не доделали свою работу, а игиловцы плодятся как грибы. Надо дело доводить до логического конца. А в войне надо всегда идти до победы».

 

«Необходима резкая смена курса в этой войне, — говорит военный эксперт Владислав Шурыгин. – Очевидно, что нужны другие командиры, нужны другие советники, нужны другие варианты боевых действий. Нужно подыскивать те способы ведения боевых действий и те тактические приёмы, которые выбьют у боевиков их три козыря: первый козырь – это внезапность, второй козырь – способность действовать мелкими подразделениями и легко маскироваться, и третий козырь – это использование смертников, которые фактически используются с такой же частотой, как японские камикадзе… Главная задача на лето – это, конечно же, не дать боевикам провести большое наступление».

 

Альтернативой наращиванию ударов по террористам без оглядки на так называемое «перемирие» и тактическим корректировкам может стать только полный вывод российского воинского контингента, о возможности (и даже целесообразности) которого применительно к складывающимся условиям всерьёз заговорили некоторые комментаторы. В этой связи указывается на неэффективную координацию действий между Хмеймимом и Дамаском, перебрасывающим силы от одного района к другому, что не даёт развить успех на стратегически важных направлениях; на промахи разведки, влекущие риск поражения гражданских объектов, что неизменно с готовностью раскручивается враждебной пропагандой; на значительные финансовые затраты, особенно на рейды Дальней авиации, а также на некоторые другие детали. Конечно, все эти построения пока что выглядят маргинальными; кроме того, данный шаг будет сопряжён с колоссальными издержками (не только по причине неизбежного обрушения власти в Дамаске, но и потому, что уход россиян будет однозначно воспринят террористами и их покровителями как слабость и приглашение к дальнейшей экспансии). Однако в случае сохранения нынешнего невнятного статус-кво практически неизбежные дальнейшие потери среди российских военнослужащих, чем дальше, тем больше будут создавать негативный информационный фон.

 

«В ходе операции наших Вооруженных Сил уничтожено более 2 тысяч бандитов, выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров», — отметил министр обороны России Сергей Шойгу на военно-научной конференции «Военно-политические итоги применения Вооружённых сил в Сирии и основные стратегические выводы». В целом же операция российских ВКС в Сирии переломила ход событий в пользу законного правительства страны.  Ударами с воздуха удалось перекрыть основные маршруты снабжения боевиков оружием и боеприпасами. Разблокирована главная транспортная магистраль, связывающая Дамаск с севером страны, разгромлены крупные бандформирования в районах Хамы и Хомса. При поддержке российской авиации сирийские войска освободили от террористов почти 600 населенных пунктов (в том числе имеющие ключевое значение) и около 12 000 кв. км. Прекращено расширение деятельности террористических группировок на сопредельные территории. Прозвучал со стороны Сергея Шойгу и адресованный американцам призыв к совместным действиям для нормализации обстановки в районе Алеппо. Установленный здесь 72-часовой режим перемирия характеризуется возросшим количеством атак смертников на позиции сирийских войск.

 

Несмотря на успешные действия просирийских сил, позволившие частично замкнуть блокаду захваченных террористами восточных кварталов Алеппо, ситуация здесь выглядит чрезвычайно сложной. Сильными сторонами боевиков является американская поддержка так называемым «умеренным» группировкам «Фатх Халаб» и «Нуреддин аз-Зинки», которые сегодня действуют единым фронтом с «Джебхат ан-Нусрой» (общая численность боевиков может составлять от 10 до 15 тысяч). Поэтому можно предположить, что одной из основных целей приезда в Москву Джона Керри является дальнейшее политико-дипломатическое прикрытие террористов с целью не допустить полного освобождения Алеппо и прилегающих районов просирийскими силами. Восстановление правительственного контроля над Алеппо радикально ослабит позиции американо-турецко-саудовских марионеток на переговорах в Женеве (1).

 

По информации российского центра по примирению сторон, 17 июля обстрелы жилых кварталов и аэропорта в провинции Алеппо значительно усилились, боевики применяют реактивные установки и миномёты. Расширяется опробованная под Пальмирой и в других местах практика использования смертников. В городе продолжаются интенсивные боестолкновения. Арабские и российские СМИ фиксируют в течение последних двух недель количества на севере Сирии конвоев со стороны Турции, сопровождающих группы боевиков, артиллерию, противотанковые и зенитные комплексы, боеприпасы к ним (только потенциал поставок ПТРК TOW составляет более 10 тысяч единиц) (2). Примечательно, что почти все вооружение – американского производства. Действия в различных регионах Сирии спецназа западных стран подпитке боевиков, как минимум, не препятствуют. «Не ошибусь, если скажу, что США, следуя своим традициям, перебрасывают в Сирию не какой-нибудь секонд-хенд, а новые виды вооружения, чтобы их использовать против армии Асада, а значит, российской боевой техники и авиации», – отмечает член-корреспондент Академии военных наук Эдуард Родюков.

 

В этих чрезвычайных условиях единственно правильной тактикой для Дамаска и Москвы (если, как отмечалось выше, не рассматривать вариант вывода российского контингента, что будет воспринято боевиками и их покровителями как капитуляция) стала бы максимально быстрая ликвидация всех оказывающих сопротивление террористических банд, без деления их на «плохих» и «хороших». Пресечение каналов их внешней подпитки, о котором мы неоднократно писали ранее, вовсе не исчерпывается перекрытием границы с Турцией по линии Азаз – Джераблус (3). Так, постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил о намерении России продолжить оказывать помощь властям Сирии в борьбе с терроризмом и призвал США к объективной оценке ситуации в этой ближневосточной стране. Он дипломатично напомнил, что «в этой области пока остаются существенные зазоры», которые «позволяют боевикам перемещаться через границы, получать деньги, оружие и материальные средства, доступ к боевым отравляющим веществам»: «Этому необходимо положить конец». Но что касается адресованных Вашингтону призывов «отказаться от пропагандистских штампов и научиться объективно оценивать ситуацию», то вряд ли они будут услышаны. Госдеп США сообщил о выделении  439 млн долл. (4) на так называемую гуманитарную помощь сирийцам, которую будут распределять по каналам ООН и специализированных неправительственных организаций, отмечает «РИА Новости». Часть пойдет на помощь соседним с Сирией странам, которые принимают беженцев на своей территории.

 

Ранее агентство по международному развитию США (USAID) прекратило ряд гуманитарных операций по помощи сирийским беженцам в Турции в связи с сообщениями о случаях мошенничества «с гуманитарной помощью для сирийцев». По данным турецкой газеты Hurriyet, объем приостановленного финансирования со стороны USAID и других американских доноров составлял нескольких миллионов долларов. В Вашингтоне обещают повысить возможности мониторинга для предотвращения случаев злоупотребления с гуманитарной помощью в Сирии после сообщений о мошенничестве в этой области в Турции.

 

Отвечая на вопрос, приняли ли США дополнительные шаги по улучшению эффективности распределения помощи, учитывая случаи злоупотребления в Турции, собеседник агентства ответил: «Да». «Мы полностью уверены, что наши международные партнеры будут распределять финансирование эффективно», – добавил он. Скорее всего, «эффективно»  означает «в интересах террористических групп», как это неоднократно имело место в прошлом. В лучшем случае боевики будут использовать поступающие в их распоряжение нелегальным путём гуманитарные грузы в целях примитивного пиара, но в основном – в качестве прикрытия для получения поставок совсем иного свойства. Вовсе неспроста выбранные западными странами для «гуманитарных» поставок КПП на границе Сирии с соседними государствами (как, например, Баб аль-Хава и и Баб ас-Саляма, Ар-Рамта), контролируются орудующими в Сирии радикальными группировками.

 

Выступая в институте Брукингса, глава ЦРУ Джон Бреннан признал ошибочность оценок так называемой «арабской весны», в результате которой террористические группировки не ослабли, а наоборот, значительно усилились. Между тем, как напоминает профессор кафедры сравнительной политологии МГИМО Елена Пономарева, это далеко не первая подобного рода «ошибка», исправлять последствия которой никто не собирается. Скорее наоборот, и именно это мы наблюдаем сегодня в Сирии – и где же здесь ошибка?

 

Четвёртая за год поездка в Москву Джона Керри стала лишь очередным прикрытием начала реализации «плана Б», предполагающего активизацию поддержки террористов и создание для России и её союзников максимального количества проблем. Ожидать чего-либо иного было, по меньшей мере, наивно.

 

Андрей Арешев

 

 

 


 

Примечания:

 

(1) Здесь также предпринимаются некоторые телодвижения. Так, ответом на утверждение Башаром Асадом нового сирийского правительства стало формирование на турецкой территории так называемой Национальной коалицией сирийских революционных и оппозиционных сил (НКСРОС) некоего «переходного правительства» во главе с Абу Хатабом. НКСРОС является внешнеполитической структурой, сколоченной в декабре 2015 году так называемой «эр-риядской» оппозиционной группой, по понятным причинам, наиболее непримиримой.

 

(2) В октябре 2015 года Telegraph писала о том, что после начала российской кампании в Сирии использование данного вида вооружений увеличилось на 800%. В начале мая контракт на покупку крупной партии этих ПТРК подписала с фирмой Raytheon Иордания, наиболее активно помогающая боевикам, ранее входившим в «свободную сирийскую армию» (включая «новую сирийскую армию»). Король Иордании Абдалла II ибн Хусейн ранее сообщал о тесной координации действий в Сирии с Великобританией.

 

(3) Странная попытка государственного переворота в Турции, скорее всего, никаких принципиальных изменений в ситуацию не внесёт. Необходимость стабилизации ситуации внутри страны, возможно, несколько умерит внешнеполитические амбиции турецкого руководства, однако его принципиальный курс на смену власти в Дамаске является неизменным. Кроме того, в связи с временным прекращением функционирования базы Инджирлик с неё были прекращены вылеты американской авиации в Сирию.

 

(4) Общий объем американской помощи пострадавшим в этой стране с начала конфликта в 2011 году составляет $5,6 млрд.

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1