Россия в образе врага. Георгий Бовт

   Дата публикации: 18 июля 2016, 18:38

 

На одном из французских телеканалов шло интервью, где видного дипломата «пытали» насчет итогов недавнего саммита НАТО в Варшаве. Он, как известно, прошел под знаком усиления противодействия «российской угрозе».

 

Россия в образе врага

 

Усиление вылилось в решение разместить в Польше и трех странах Балтии четыре батальона: американский в Польше, германский в Литве, канадский в Латвии и британский в Эстонии. Это станет первым размещением натовских войск (не из данной конкретно восточноевропейской страны) на «новых территориях НАТО», ранее выходивших в «зону ответственности» Варшавского договора. И еще Россия, как было заявлено официально, более НАТО не партнер, а противник. Лишь один вопрос не понравился интервьюируемому, пугавшему зрителей «агрессивным и непредсказуемым Путиным», который вот-вот вторгнется в Прибалтику: «А что, 84 человека на Английской набережной в Ницце – это разве Путин убил?».

 

Запад, в том числе Евросоюз по-прежнему отказывается видеть основную угрозу, исходящую как изнутри самого «совокупного Запада», так из разворошенного в хлам попытками «экспорта демократии» огромного региона большого Ближнего Востока в виде террористического исламизма, предпочитая рассказывать страшные сказки, сочиненные в годы холодной войны. Кажется, так называемый «цивилизованный мир» руководствуется той же логикой, которой руководствовались западные демократические страны накануне Второй мировой: не так опасен Гитлер, как отвратителен Сталин. С первым можно пытаться договариваться (тот же Мюнхенский сговор), а на второго лучше натравить первого. Сегодня многое напоминает те циничные и жестокие времена.

 

Все разговоры про надобность «совместно бороться с международным терроризмом» вспыхивают на следующий день после очередного массового теракта – теперь вот в Ницце, до этого в Стамбуле – и стихают через дня три. Никакого сотрудничества не происходит. Даже в Сирии вполне логичные призывы Москвы к американцам как-то наладить взаимодействие и координировать удары по боевикам, наталкиваются пока на нечто вроде «ревности» Пентагона: как это, мол, мы будем делиться с русскими своими священными разведданными. Уход Асада превратился при этом в навязчивую идею американской дипломатии, Вашингтон по-прежнему отказывается видеть в нем силу, способную противостоять разного толка исламистам. Урок Ливии, лежащей в руинах и переставшей существовать де факто как единое государство после свержения Каддафи, не пошел впрок. Притом что одна из таких «умеренно-оппозиционных группировок», поддерживавшаяся американцами как якобы «демократическая», по пути к этому хаосу убила американского посла в Бенгази. Эволюция отношения США, конечно какая-то имеется: ведь, скажем, еще год назад Барак Обама ставил на одну доску ИГИЛ и Россию как угрозы. Спасибо, что хоть теперь снял нас с этой «доски». Зато именно теперь вроде должна быть видна вся полная неадекватность подобной постановки вопроса. Хоть бы извинился перед отставкой что ли.

 

Из России продолжают «лепить» образ врага по разным направлениям, включая спортивное. Призывая теперь, к примеру, отстранить от Олимпиады в Рио всю российскую олимпийскую сборную, а не только легкоатлетов, притом что прецедент отстранения целой страны от игр был разве что применительно к поверженной во Второй мировой войне Германии, но даже к Гитлеру в гости на довоенную Олимпиаду в Мюнхене западные демократические державы своих спортсменов посылали.

 

Применительно к России многие политики на Западе отказываются видеть, кажется, даже те потенциально общие платформы взаимодействия, которые могли бы если не перевесить, то хотя бы уравновесить наши очевидные разногласия и еще более очевидные различия в политических режимах. Которые, конечно, есть. На фоне, скажем, также уже вполне успевшей проявиться очевидности того, что, к примеру, украинская «революция достоинства на Майдане» вовсе не оказалась на поверку началом построения демократического общества европейского образца, а все более показывает себя как всего лишь очередной олигархический переворот, воссоздающий все ту же клептократию, мало что имеющую общего с провозглашаемыми «европейскими ценностями». Но признавать даже частично, хотя бы в чем-то правоту тех, кто предсказывал это в Москве еще весной 2014 года, ни Брюссель, ни Вашингтон не могут, конечно. Там на все один ответ: «захватив Крым», теперь Путин нацелится на страны Балтии, поэтому надо строить глобальную систему ПРО. С перерывом на траур по случаю очередного кровавого теракта, устроенного теми, кто действительно ведет войну на уничтожение западной цивилизации.

 

И это вовсе не русские.

 

Георгий Бовт

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1