Эрдоган бросает вызов США. Андрей Иванов

Дата публикации: 17 Июль 2016, 11:30

 

Что стоит за обвинениями Анкары в адрес своего союзника по НАТО

Эрдоган

 

 

Практически сразу после первых арестов руководителей мятежников руководство Турции заявило, что устроившие бунт военные действовали по прямой указке своих американских кураторов. Среди лидеров и организаторов путча назывался известный исламский проповедник Фетхуллах Гюлен, проживающий сегодня в Соединенных Штатах. Получается, что официальная Анкара публично бросила вызов Вашингтону. Соответственно, можно ожидать серьезного изменения внешней политики Турции и, конечно, больших перемен на всём Ближнем Востоке.

 

Сторонники Гюлена уже отвергли обвинения. Да и сами по себе они выглядят странно. Турецкие военные традиционно считались охранителями светских порядков. При прежней Конституции, измененной Эрдоганом, устраивать госпереворот и отстранять от власти исламистов было прямой обязанностью армии. Этим правом за новейшую историю Турции военные пользовались пять раз, последний — в 1980 году. Собственно, о защите светских устоев и говорили выступавшие по ТВ в ночь на субботу лидеры мятежников. А вот Гюлен считается как раз сторонником исламизации страны, большей, чем та, что проводит Эрдоган.

 

Нельзя упускать из виду, что официальный Вашингтон сразу выступил в поддержку законного правительства, хотя многие из мятежных офицеров действительно обучались в США и обещали проводить прозападную политику.

 

С другой стороны, истинные мотивы тех или иных сил могут быть совершенно противоположны публичным заявлениям. Штаты действительно могли желать видеть в Турции радикальный режим, а лидеры заговорщиков могли намеренно лгать про свою политическую программу.

 

Но главное именно то, что Эрдоган открыто заявил о виновности Запада. И это выглядит как заявка на проведение новой внешней политики. Напомним, США — союзники Турции по блоку НАТО.

 

Интересное заявление сделал мэр Анкары Мелих Гёкчек. По его словам, среди путчистов был пилот, сбивший российский самолет Су-24. Многие эксперты склонны связывать попытку переворота с потеплением в отношениях Москвы и Анкары. Теперь же фактически открытым текстом говорится, что Россия может дождаться демонстративного наказания виновника гибели своего пилота. Мол, Турция всегда хотела с Россией дружить, но помешала прозападная «пятая колонна»…

 

— Эрдоган сразу заявил, что за мятежниками стоит известный проповедник Фетхуллах Гюлен, но я не особо верю этой версии, — говорит руководитель Центра стран Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований Анна Глазова.

 

— В последние годы, когда в Турции случаются события, направленные против правящей партии, Эрдоган традиционно во всём обвиняет Гюлена. Так было, к примеру, после крупного коррупционного скандала, в котором были замешаны ближайшие соратники Эрдогана. И он сразу сказал, что виноваты сторонники Гюлена. Это, кстати, могло быть правдой. Сторонников Гюлена в Турции действительно много. Некоторых из них Эрдоган посадил в тюрьму, но они продолжают играть важную роль в политике.

 

Что касается военных, то они исторически были гарантами светского развития Турции, не приемлют никаких форм исламизма. Неоднократно исламские партии, которые усиливали влияние и оказывались у власти, свергались военными. Поэтому сомневаюсь, что среди заговорщиков было много сторонников Гюлена.

 

Просто Эрдоган не может говорить иначе. Если обвинять кого-то еще, то будет понятно, что мятежники это настоящие патриоты Турции. Людям не нравились политические репрессии, зажимание свободы слова, исламизация страны, поддержка террористов в Сирии, война на Юго-Востоке. Становится понятно, что была попытка остановить негативные тенденции и направить Турцию в прежнее русло развития, по которому страна шла со времен Ататюрка.

 

Мятеж не удался. Это не вызывает удивления, потому что за последние годы Турция серьезно изменилась. Реакция была слишком запоздалой. У заговорщиков было очень мало шансов на успех. Во-первых, сама армия не выступила единым фронтом, в верхушке армейского руководства много людей Эрдогана. Во-вторых, у Эрдогана действительно много сторонников, как минимум половина страны. Эти сторонники после призыва выйти на улицы проявили свою гражданскую позицию и защитили руководство государства.

 

— Вообще, возможен иностранный след в мятеже?

 

— Полагаю, что да. Эрдоган, в свойственной своей манере, помимо внутренних врагов будет искать и внешних. С учетом того, что он серьезно испортил отношения с Европой и США, этот след будет определяться соответствующе.

 

Были ли заговорщики связаны с западными спецслужбами? Не исключаю, что контакты были. Но утверждать что-либо сложно. Мятеж готовился в условиях жесточайшей конспирации, по-другому и быть не могло. И он явился неожиданностью для США, и всего мирового сообщества, и турецкого общества.

 

— Как изменится внешняя политика Турции после случившегося?

 

— Эрдоган начал серьезную перезагрузку внешней политики в последнее время. Он стал налаживать отношения с Израилем, Россией, Ираном. Не исключено, что турецкое руководство готово на время смириться с нахождением у власти в Сирии Башара Асада.

 

Изменилось отношение к террористам. Есть еще курдская проблема — Анкара против создания автономии курдов в Сирии. И тут важна позиция Москвы.

 

Эрдоган пытается исправить ошибки, которые допустил. Было много успешных визитов в Африку. Турция пытается исправить ошибки, которые фактически привели к изоляции страны. Поэтому пытается наладить отношения с государствами Черноморского и Каспийского регионов, Средиземноморья.

 

Эти тенденции сохранятся и после попытки госпереворота. Турция заинтересована в налаживании отношений с соседями и региональными союзниками, такими как Египет.

 

Произошедшие события окажут влияние прежде всего на внутреннюю политику. Нет никаких сомнений, что заговорщики будут наказаны. Значит, начнется волна репрессий, преследование всех сторонников смены власти. Это еще больше усилит диктаторские замашки Эрдогана и приведет к росту авторитаризма в стране.

 

— Пока рано делать какие-либо выводы, дальнейшее развитие событий нам неизвестно, — уверен руководитель Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Станислав Тарасов.

 

— На мой взгляд, путч до конца не подавлен. Информация приходит противоречивая, телеканалы работают с перебоями. Много признаков, что в Турции не просто был путч, но началась гражданская война. Пришли сведения, что какая-то часть военно-морских сил перешла на сторону мятежников.

 

Хоть премьер-министр и заявил, что квалифицирует случившееся как неудавшийся государственный переворот, такого ощущения не складывается. Слишком много подставных фигур, много мифологии. Однозначно можно сказать, что ситуация в стране дестабилизирована. Удержится ли Эрдоган — неизвестно. Но если и удержится, мы будем иметь дело с совершенно другой Турцией. А вот с какой — сказать сложно.

 

Поэтому не надо впадать в крайности. Есть в Турции антиамериканские настроения, есть спекулятивные заявления Эрдогана с обвинениями Гюлена, которые мало соответствуют действительности. Армия по факту в стране расколота, полиция расколота. О разведке пока нет информации, но есть основания предполагать, что она тоже расколота.

 

Если начнется гражданская война, то возможны рецидивы в восточных провинциях. Не исключено, что курды провозгласят свою независимость. Сценариев может быть много.

 

Но для меня произошедшее не стало неожиданностью, что-то подобное я предполагал. Сам сценарий, направление событий, сюжетная сторона приносят множество сюрпризов.

 

— Какие идеологии столкнулись?

 

— Кемалисты против исламистов. Это всё лежит на поверхности. Но на самом деле за общими лозунгами стоит столкновение клановых, национальных и прочих интересов. Легко сказать, что кемалисты выступили против исламизации, проводимой Эрдоганом. На самом деле всё намного сложнее. Пока мы можем только наблюдать за событиями.

 

— Мэр Анкары сказал, что среди мятежников был пилот, сбивший Су-24.

 

— Это я воспринимаю как спекуляцию на теме и новостной сток. Представим, что пилот был среди мятежников. Но что это объясняет? Попытку переворота, как и теракт в Стамбуле, пытаются объяснить тем, что Эрдоган пошел на контакт с Москвой. Но так это или не так, неизвестно.

 

 — Могут ли события подтолкнуть Эрдогана принять некоторые взгляды России?

 

— В сравнении с тем, как повели себя лидеры европейских государств, Россия повела себя очень осторожно. Мировые лидеры поддерживают демократически избранное руководство Турции. На первый взгляд, США поддерживают Эрдогана, хотя много критиковали его.

 

Главный вопрос: какой будет Турция? Если начнется гражданская война, то государство может развалиться.

 

Но, подчеркну, пока ни у кого нет четкого представления, что же сейчас происходит в Турции.

 

Андрей Иванов

 

 

 

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
Erdogan


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1