Ницца: фрагмент будущего Европы? Елена Пустовойтова

Дата публикации: 16 Июль 2016, 15:20

 

Сколько раз надо расшибать лоб о грабли, чтобы европейцы научились на них не наступать? На фоне гибели едва не сотни раздавленных человек этот вопрос, возможно, кого-то и оскорбит, но то, что произошло вечером 14 июля на Английском бульваре Ниццы, унижает не только французов. Всей Европе предложено встать на колени.

 

Ницца

 

Европейцы в упор не видят, что им объявлена война. Что она идёт давно. Что продумана тщательно. Что операциями этой войны являются парижские погромы, брюссельские взрывы, берлинские издевательства над женщинами, массовое убийство в Ницце. Проигранным битвам с новыми покорителями Европы несть числа. И главное – нет надежды, что найдётся сила, которая остановит происходящее крушение европейской цивилизации.

 

Не спешите обвинять меня в крайностях. Просто я это уже видела. Наблюдала в течение долгих десяти лет, как тонкий ручеек мигрантов в Австралию, имеющую, пожалуй, самые строгие правила адаптации иноплеменников на своей земле, породил болезнь, от которой этому континенту уже не оправиться. Он болен смертельно.

 

А начиналось всё так…

 

11 декабря 2005 года более пяти тысяч жителей пляжного предместья Сиднея Кроналла вышли на пляж, выгнали с него «либанизов» (так там называют всех выходцев с Ближнего Востока), поднялись к станции городской железной дороги и устроили там шестичасовой митинг протеста с одним-единственным требованием: «либанизов» вон! Почему?

 

Потому что за неделю до этого, 4 декабря, группа молодых «либанизов» избила двух спасателей на пляже в Кроналле за то, что те запретили им играть там в футбол, прямо над головами отдыхающих, среди которых, как обычно, половину составляли дети. В тот же день оператор местного телевидения попал в госпиталь, после того как «либаниз», которому не понравилось, что его снимают, применил к нему силу.

 

Житель Кроналлы Брэд Вайттакер (Brad Whittaker) заявил тогда местной газете, что этот день был демонстрацией солидарности людей против разгула этнических банд, терроризировавших публику на пляжах Сиднея в течение нескольких лет. Тогда вместе с Кроналлой протестовали и другие районы Сиднея — Майранда, Брайтон-ле-Сенд, Рокдэйл, Марубра.

 

И что?

 

Кроналла, 11 декабря 2005 года

Кроналла, 11 декабря 2005 года

Кроналла, 11 декабря 2005 года

Кроналла, 11 декабря 2005 года

 

Результатом протестов местных жителей стало… избиение этих самых жителей полицией Сиднея. Вооружённые дубинками и баллончиками со слезоточивым газом, полицейские атаковали белых демонстрантов повсеместно. Жертв беспорядков было двенадцать — пять полицейских, получивших по физиономиям, и семь избитых демонстрантов.

 

Уже на следующий день, 12 декабря, около двухсот человек собрались около местной мечети в районе Лакемба – часть из них была вооружена пистолетами «Глок» (семнадцать патронов в обойме, запрещен в частном пользовании, является штатным оружием полиции). Потрясая пистолетами, они собирались в рейд на Марубру. Я видела десятки полицейских машин вокруг мечети, но ни один человек не был арестован. А через полтора часа около пятидесяти автомобилей, полных «либанизов», вооружённых бейсбольными битами, палками и кольями, прокатились по Марубра Роуд и расколотили всмятку все попавшиеся на пути автомобили и витрины магазинов. Около десяти вечера вооружённые «подручными предметами» местные жители смогли организовать оборону и стали окружать автомобили с «либанизами» — и вот тут в дело вмешалась полиция, заставившая отпустить обидчиков.

 

В тот же вечер два десятка автомобилей с «либанизами» ворвались и в Кроналлу, громя магазины и автомобили на Elouera Road и нападая на всех, кто оказывался на улице. Через час около сотни местных жителей окружили одну из машин с «либанизами», но полиция разогнала толпу и дала машине уехать.

 

Этими расправами австралийские власти дали ясно понять, на чьей они стороне.

 

Вот примерная «картинка» Европы лет этак через десять…

 

В странах, испытывающих напор иммиграции, хорошо известно, что эмигранты первого поколения — самый лояльный властям слой граждан. Получившие (в той же Австралии) убежище, а с ним и пособие по безработице, пособие на каждого ребёнка, льготы на медицинское обслуживание, дешёвый проезд в общественном транспорте, скидки за коммунальные платежи и нередко почти бесплатное государственное жильё, они живут с искренним чувством благодарности властям и готовы приходить к избирательным урнам дважды, чтобы поддержать такое правительство в любых его начинаниях. Мало заботясь о том, откуда поступают средства на оплату их льгот, многие такие семьи, прибывшие с Ближнего Востока или стран Индокитая, рожают в Австралии детей одного за другим и, получая на каждого по 180 долларов в неделю, через три-четыре года по уровню совокупного дохода превосходят семьи работающих «аборигенов», пополняющих ту самую казну, откуда правительство черпает средства на выплаты мигрантам.

 

В той же Австралии, живя в «хаузен коммишен» (дешёвое жильё, предоставляемое неимущим иммигрантам — выходцам с Ближнего Востока), они уже через пять-семь лет покупают или строят помпезные, белого кирпича с колоннами, двухэтажные дома, ездят на лимузинах, владеют лавками, киосками печати, таксомоторами, не переставая при этом получать выплаты от государства, полагающиеся малоимущим и бездомным. Впридачу Австралия получила от них наркобизнес, подпольный рынок труда и замкнутые поселения в черте городов с невозможностью повлиять на возникшие по этническому признаку арабские, китайские, вьетнамские и прочие «гетто».

 

Однако главная беда даже не в этом. За десяток лет в жизнь вступило второе поколение «либанизов», выросших в Австралии, но воспитанных уже в «гетто» в своих традициях при неизменном и глубоком пренебрежении (вот корень проблемы!) нормами того общества, которое их приняло. Это поколение входит в жизнь с чувством собственного превосходства над всем, что их окружает.

 

Второе поколение иммигрантов хорошо говорит по-английски, любит уроки безопасного секса в школе (и тут же применяет полученные знания на практике), наследует дома, машины и бизнесы своих отцов — так почему бы им не переделать Австралию под себя?

 

Во Франции картинки, которые можно наблюдать в Клиши-су-Буа или Сен-Дени, не очень отличаются от нарисованных австралийских сценок. И реакция властей во Франции, Германии, Италии – такая же, как в Австралии.

 

Вот почему то, что в декабре 2005 года пережил Сидней, является в моих глазах точным прогнозом будущего Европы лет через десять. И я не верю, что Европа найдёт в себе силы к сопротивлению.

 

Елена Пустовойтова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kronalla_02


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1