Европейские банки на грани краха. Anna Garde

Дата публикации: 14 Июль 2016, 17:00

 

Не прошло и месяца после британского референдума о выходе из Евросоюза, как аналитики заговорили о возможном коллапсе европейских банков. Главные фигуранты – немецкий гигант Deutsche Bank и ряд итальянских банков. Правда, ряд экспертов обвиняет итальянцев в попытках преувеличить масштабы катастрофы для того, чтобы выпросить ещё один кредит на фоне Brexit. Однако все факторы в целом говорят о том, что Европа, в частности её банковская система, переживает не лучшие времена.

 

Европейские банки на грани краха

 

 

Безнадёжные долги итальянских банков

 

По последним прогнозам МВФ, рост итальянского ВВП в этом году едва ли достигнет отметки 1%. В следующем году ситуация также коренным образом не изменится. Данные говорят о том, что экономика страны до сих пор не оправилась от последствий кризиса 2008 года. Эксперты отмечают, преодолеть докризисный уровень Италия сможет лишь к 2025 году. И это очень неприятный сценарий, поскольку ВВП остальных стран еврозоны к этому времени, по прогнозам, увеличится на 20-25%.

 

4 июля третий по размерам итальянский банк Banca Monte dei Paschi di Siena (BMPS) потерял 14% стоимости акций. На следующий день они продолжили снижение ещё на 7,3%. Причиной стремительного снижения стало требование ЕЦБ сократить сумму безнадёжных кредитов с 46,9 млрд евро до 36,3 млрд. Падение подстёгивали и новости о Brexit, который привёл к снижению стоимости итальянский акций аж на 30%. Несколько спокойнее нынешние колебания пережили UniCredit SpA и Banca Popolare di Milano SpA, которые сумели даже несколько увеличить стоимость своих акций за тот же период (+4,6% и +3,15% соответственно). Однако это не исправило их положение, поскольку с начала года они потеряли около 65% каждый.

 

Вице-президент IFC Financial Center Станислав Вернер считает:

 

С начала года капитализация банков Италии сократилась на 50–75%, и это отнюдь не предел. Итальянские банки превратились в «зомби-банки», которые способны удерживаться на плаву лишь благодаря госвливаниям. Ситуация сейчас такова, что без помощи государства может произойти фактически коллапс всей банковской системы Италии, а дальше цунами накроет все кредитные учреждения Европы.

 

 

На фоне Brexit, который по европейскому законодательству расценивается как «чрезвычайное обстоятельство», Италия добилась решения Еврокомиссии, которое позволяет направить банкам господдержку в размере 150 млрд евро. Плюс в итальянской прессе появилась информация, что правительство собирается влить ещё 40 млрд в обмен на акции. По сути другого выхода поддержать банки, которые из-за монетарной политики ЕЦБ не могут заработать, нет.

 

Хотя сами итальянцы подняли эту тему в связи с негативными последствиями Brexit, на деле основной проблемой являются национальные банки. Проблемные кредиты составляют 15% ВВП Италии.

 

К слову, эти 360 млрд евро больше, чем вся экономика Греции, которую так отчаянно спасали. Падение рыночной стоимости кредитных организаций Италии на 50% создаёт серьёзные риски не только для национальной финансовой системы, но и для общеевропейской.

 

Тем не менее Италия терпела до последнего. Та же Греция попросила помощи, когда её госдолг достиг 120% от ВВП. По оценкам МВФ, в этом году итальянский госдолг достигнет отметки 132,9% к ВВП. Вот только проблема вся в том, что экономика Италии гораздо крупнее греческой, а её долг превышает 2,2 трлн евро. С такими проблемами не под силу справиться даже Европейскому стабилизационному механизму, в фондах которого на данный момент сосредоточено 700 млрд евро.

 

 

Deutsche Bank под прицелом

 

Европейской финансовой системе угрожает не только Brexit и итальянские банки. Проблемы возникли у «крупной рыбы» мирового уровня. Речь идёт о немецком Deutsche Bank, который в конце июня был признан одним из главных мест сосредоточения системного риска. Вместе с ним в список попал британский HSBC и Credit Suisse. То есть проблемы затрагивают крупнейшие организации, на которых держится европейская финансовая система и от которых зависит мировая экономика.

 

По словам некоторых аналитиков, проблемы Deutsche Bank начались ещё во времена кризиса 2008 года. Хотя исполнительный директор Йозеф Аккерман утверждал, что у банка достаточно денег и он переносит кризис спокойнее конкурентов, на деле ситуация была не радужная. Позже выяснилось, что банк скрывал убытки на сумму 12 млрд евро, потому что хотел избежать госпомощи на невыгодных условиях. На манипуляциях со ставкой Libor банк заработал денег, однако успех оказался недолгим: в результате судебного разбирательства ему придётся выплатить 2,5 млрд долларов. И только в 2013 году банк признал, что ему необходим дополнительный капитал.

 

Сейчас, по мнению ряда экономистов, Deutsche Bank делает всё, чтобы сохранить своё лицо. Смена директоров, реструктуризация, реорганизация операций и сокращение штата (9 тысяч сотрудников уже уволено) – всё это призвано спасти утопающий банк. Он закрывает операции в 10 странах. Тем не менее убытки за 2015 год достигли 6,8 млрд евро.

 

Американские СМИ поспешили объявить самый известный немецкий банк новым Lehman Brothers, который в своё время с треском развалился. Одновременно на Deutsche Bank подала в суд американская адвокатская фирма Khang & Khang LLP, которая собирает акционеров, пострадавших от работы банка. Также против Deutsche Bank инициировано аж в 7 800 судебных процессов по всему миру: его обвиняют в отмывании денег, нарушении секционного режима, непрозрачных сделках с Ираном и даже в нарушении норм по борьбе с финансированием терроризма.

 

По словам экономистов, всё это больше напоминает информационную кампанию против Deutsche Bank. И замешан в этом, вероятно, Джордж Сорос, владеющий 100 млн долларов в DB и сыгравший на понижение перед Brexit. Биржевые «медведи» также играют против банка.

 

На деле, исходя из отчётности банка, ситуация не такая уж и критичная. Положительная рыночная стоимость активов составляет 518,7 млрд евро, а отрицательная – 500, 4 млрд. 18,3 млрд разницы – вполне приемлемая цифра. При этом сумма производных активов и обязательств составляет 41,9 млрд долларов. Проблема заключается лишь в деривативах. Если говорить простым языком, то у банка накоплено обязательств на несколько триллионов долларов. Одни издательства называют цифру в 42 трлн, а трейдер-аналитик Крис Фермюлен разместил информацию о 72,8 трлн, что составляет 13% от общего объёма деривативов. И какие обязательства предполагают эти договора, никому неизвестно.

 

 

Кто хуже?

 

После этой информации итальянцы, которых обвинили в сгущении красок, начали также тыкать пальцем в сторону DB и называть его главной угрозой европейской финансовой системе. Премьер-министр Италии Маттео Ренци долго пытался достучаться до немцев в лице Ангелы Меркель и Вольфранга Шойбле, стремясь выручить банки без реструктуризации. Меркель опровергала слухи о том, что нужно спасать итальянский банковский сектор, а Шойбле утверждал, что Италия готова играть по европейским правилам. Но не тут-то было.

 

Обиженный Ренци заявил Reuters, что проблемы Италии ничтожны на фоне общеевропейских финансов:

 

Трудности, с которыми столкнулись итальянские банки в связи с плохими долгами, просто ничтожны по сравнению с проблемами некоторых европейских финансовых институтов в связи с производными инструментами. Если проблема невозвратных долгов на евро, то вопрос производных инструментов в других банках, больших банках — на сотню. Именно такое соотношение: один к ста.

 

 

Deutsche Bank в долгу не остался. Главный экономист банка Давид Фолкертс-Ландау отметил, что самым слабым звеном европейской банковской системы является Италия. Именно из-за неё ЕС буквально в шаге от кризиса.

 

На самом деле проблемы – одного поля ягоды, и их не стоит преувеличивать. Очевидно, что ЕЦБ сделает всё, чтобы не допустить развала DB, который повлечёт за собой крах всей европейской финансовой системы. Это подтверждает и аналитик УК «Альфа-Капитал» Андрей Шенк:

 

Спасти отдельный банк проще, чем спасать всю финансовую систему, по этому вероятность такого сценария сейчас невелика.

 

 

Тем временем итальянская проблема, по словам экспертов, — рядовой случай для Европы. Большинство государств старается замалчивать подобные темы.

 

Аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов так характеризует состояние европейского банковского сектора:

 

Проблема банковского сектора еврозоны затухает и вспыхивает вновь, и текущая нехватка ликвидности в Италии – звено той же цепи. Во всей еврозоне данную проблему стараются замалчивать.

 

 

В решении этого вопроса есть два пути: объединить усилия или мирно разойтись.

 

 

Сплочённая Европа по рекомендациям Сороса или Euroexit?

 

Все эти проблемы не мог пропустить мимо себя всемирно известный американский финансист и спекулянт Джордж Сорос. Сначала он писал о необратимости процесса распада ЕС в результате Brexit, а после референдума подготовил и озвучил рекомендации по спасению блока. Европейскую финансовую систему, по его мнению, может спасти только ещё большая консолидация. Тот факт, что между экономиками разных стран Евросоюза большая пропасть и она все больше растет, Сороса не волнует – всех под одну гребёнку. Он предлагает создать для этого дополнительный к ЕЦБ механизм — некое фискальное ведомство, которое будет проводить общую монетарную и налоговую политику без всяких «но». А заодно, указывает американский олигарх, пора бы уже завести собственную общеевропейскую казну и бюджет.

 

На этом Сорос не останавливается. В лучших американских традициях он советует взять европейцам побольше кредитов. Мол, неразумная политическая элита не использует кредитный потенциал, но это надо обязательно делать. Конечно, ведь только займы сейчас могут спасти итак погрязшие в долгах выше своего ВВП страны Евросоюза.

 

Кроме того, Европе, согласно Соросу, жизненно необходима военно-политическая консолидация против борьбы с врагами. Точнее, конкретным врагом, который обязательно захочет воспользоваться временной слабостью союза. Имя врага опущено, конечно. Но «кому надо, тот поймёт». Хороший потенциал для ЕС, по словам миллиардера, заключён в Украине. Комментарии на эту тему попросту излишни.

 

Если коротко, формула от Сороса выглядит так: простить британцев, взять украинцев, набрать займов и ещё сильнее объединиться, окончательно и полностью отдав Брюсселю свой государственный суверенитет.

 

Это особенно интересно звучит после того, как в июне в руках журналистов оказался документ, подготовленный главами МИД Франции и Германии. В нём также предлагается по максимуму сплотить страны еврозоны вплоть до отказа от собственной армии и спецслужб. Также европейские государства должны отказаться от своего уголовного законодательства, налоговой системы, национальной валюты и ЦБ.

 

Однако, как бы помпезно и красиво ни звучали эти речи, в реальности ни о каком дополнительном объединении Европы пока речи идти не может. Италия упирается изо всех сил, чтобы использовать внутренние отработанные финансовые механизмы в обход Брюсселя. Испания с Португалией не могут снизить дефицит своего бюджета до указанных Еврокомиссией уровней. К слову, от Испании требовалось снизить цифры до 4,2% от ВВП, а в результате вышло 5,1%. От Португалии еврокомиссары ждали 2,5%, а получили 4,4%. Теперь эти страны ждут санкции. Ограничительные меры внутри экономического блока не имеют ничего общего с консолидацией.

 

Евросоюз не может справиться с разницей между экономиками северных и южных стран. Политэлита не может договориться даже по критичным вопросам, например, об урегулировании миграционного кризиса. Подкосил опоры и Brexit. Да и в целом, Европа стала невнятным клубком противоречий. Поэтому именно сейчас острее всего стоит вопрос выбора дальнейшего пути развития. ЕС, действительно, на перепутье. И от сегодняшнего выбора будет зависеть его существование в перспективе.

 

Anna Garde

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
EuroBank_620384


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1