Как поделить Южно-Китайское море, или История предсказанного провала. Дмитрий Косырев

   Дата публикации: 13 июля 2016, 10:30

 

Можно было бы считать, что вторничное решение Третейского суда в Гааге насчет территориального спора между Китаем и его соседями в Южно-Китайском море — просто бессмысленная акция. Китай ведь заранее объявил, что не будет выполнять никакого решения суда на эту тему, а во вторник это подтвердил. Но смысл тут есть. Он в дискредитации какого-либо международного арбитража или трибунала, причем это далеко не первый подобный случай. И не очень приятный случай в нынешний период роста международной напряженности.

 

Юхно-Китайское море

 

 

Все спорят со всеми

 

Речь о давнем и вялотекущем споре насчет исключительных экономических зон в водах Южно-Китайского моря. Спорят Китай и Вьетнам, Китай и Филиппины, Китай и Малайзия, другие страны. Ситуацию осложняет ситуацию еще и Тайвань, который тоже ведь Китай во многих смыслах.

 

Экономические зоны зависят от того, кто владеет островами и архипелагами, которых в этом море множество. Кроме островов, есть еще скалы и отмели, и здесь тоже масса геологическо-юридических тонкостей — частью какого острова или материка считать камень или отмель, с чем он под водой соединяется.

 

Не надо думать, что это море чем-то уникально. Советую обратить внимание на список аналогичных территориальных споров, из которого видно, что подобных ситуаций в мире множество.

 

Зачем делить море? Это, в частности, вопрос того, чья в нем рыба и чьи запасы нефти и газа на дне.

 

Но в нашем случае спор идет вовсе не о нефти, а прежде всего о том, как создать для Китая стратегически невыносимую ситуацию в регионе, который он традиционно считает ключевым для своего развития. Граничащий с Россией Север Китай считает своим глубоким тылом. Это нация, обращенная во всех смыслах на юг. Вот с южными соседями его и надо поссорить.

 

То, что в эпоху после Второй мировой Азия вступила с картами, где одни и те же острова или скалы каждая страна считает своими — это нормально. Но не столь нормально, когда внешние силы (по сути, США) нашли в этой разнице карт удобный способ провоцировать конфликты между Китаем и его соседями, чтобы не допустить превращение Китая во всех смыслах в первую мировую державу. Делается это в открытую, и никаким секретом не является: странам, спорящим с Китаем, предлагается всяческая поддержка.

 

Провокации наиболее интересны тогда, когда им сознательно поддаются. Китай боится показать в этом споре слабость, поэтому начал осваивать острова, строить там военные базы и поселения. Более того, он начал превращать в острова отмели, насыпая землю и меняя этим — причем в полном соответствии с морским правом — очертания экономических зон.

 

Если вам покажется, что это неправильно, представьте, что было бы, если бы он этого не сделал. Пекин просто выбирает лучший из худших вариантов поведения, а иных ему не оставляют.

 

История с арбитражем Третейского суда в Гааге — лишь частность этой борьбы. Но примечательная. В Гаагу в январе 2013 года обратились Филиппины (по поводу отмелей Чжунша, или Скарборо). В следующем же месяце Китай заявил, что участвовать в этом процессе не будет.

 

Арбитраж предполагает, что обе стороны заранее согласны подчиниться его решению, иначе это не арбитраж. Но — что удивительно — в Гааге решили, что продолжат процесс. Вот он в этот вторник и завершился, как и следовало ожидать, не в пользу Китая.

 

 

Кто и что выиграл

Нетрудно увидеть, что Третейский суд занялся не столько своим прямым делом — решением споров, сколько чистой пропагандой.

 

Этим он себя фактически уничтожает, поскольку теперь понятно, что он и дальше будет соглашаться на психологическо-пропагандистские акции в противостоянии Запада и «Незапада». В итоге международной юстиции все равно, что нет, страны могут о чем-то договариваться разве что в двустороннем порядке.

 

Китай давно и тщательно отыграл эту ситуацию в пропагандистском плане. В последние месяцы китайские СМИ только и комментируют конфликт в Южно-Китайском море, примерно как в США обсуждают ситуацию вокруг Дональда Трампа, то есть материалов как минимум по пять-шесть в каждом выпуске каждый день.

 

Причем участвуют в этом далеко не только китайцы, а еще дети прочих народов, видные юристы. Они напоминают очевидное: Конвенция ООН по морскому праву, статья 298, исключает арбитраж по вопросам суверенитета без согласия обеих сторон выполнять такое решение.

 

А США, которые давно и демонстративно призывают Китай соблюдать международное морское право, вообще не присоединились к Конвенции, в отличие от 160 государств, которые это сделали — включая, кстати, Китай. Так что юридически позиция Пекина безупречна.

 

Россия на официальном уровне старательно не становится ни на чью сторону в спорах о море, в которых участвуют несколько ее друзей и партнеров в Азии. Точно так же, как Китай официально нейтрален в ситуациях вокруг Украины и Крыма. Но выводы свои из ситуации мы делаем, в том числе о том, стоит ли ожидать чего-то, кроме пропагандистских акций, от каких угодно международных арбитражей и трибуналов.

 

Но мы забыли второго участника истории с Гаагой — Филиппины, которые вроде как выиграли. Выиграли что? Пустоту. Более того, история еще интереснее. Подавало заранее обреченный иск в Гаагу правительство прежнего президента, Бенигно Акино, мягко говоря, проамериканское. А получило сегодняшний «выигрыш» совсем другое правительство, президента Родриго Дутерте, «филиппинского Дональда Трампа».

 

Рекомендую гневный материал в манильской газете Philippine Daily Inquirer насчет того, как реагирует на эту «победу» только что назначенный министр иностранных дел Перфекто Ясай. Министр говорит очевидное: напоминает, что арбитраж не полномочен решить вопрос суверенитета, поэтому остается вести переговоры с Китаем. (А зачем тогда подавали иск?).

 

В общем-то, министр говорит очевидное. Обозреватель на него гневается, произносит что-то вроде «что это — глупость или измена?». Но вот выступает уже президент Дутерте и говорит: нужно вести переговоры с Пекином. Манилу использовали для пропагандистской акции, а что она получила? В лучшем случае ничего.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1