НАТО ведёт Закавказье к новой войне. Станислав Тарасов

   Дата публикации: 10 июля 2016, 15:00

 

На карабахском направлении могут появиться осложнения

NATO

 

 

Директор британского Института трансатлантических и кавказских исследований Зиба Норман, комментируя состоявшийся в Варшаве саммит НАТО в аспекте участия в нем лидеров Азербайджана, Армении и Грузии, высказала любопытные новые позиции. «Сейчас очень важный момент для НАТО и западного альянса. Brexit заставил переосмыслить структуры давних союзов, которые сохраняли мир в Европе, — отметила она. — Отсюда важность саммита в Варшаве, который подтверждает единство целей и показывает, что НАТО сохраняет сильную и прочную приверженность Европе независимо от трещин в ЕС». По словам Норман, «НАТО осознает необходимость обеспечения безопасности восточной периферии Европы, расширения и углубления отношений со странами, которые фактически не входят в НАТО» и, возможно, «в ближайшие месяцы мы увидим возникновение еще более глубоких связей между НАТО и Азербайджаном». Далее: «Сейчас возможно формирование новых альянсов, которые принесут новые выгоды». В таком аспекте включение проблемы нагорно-карабахского конфликта в темы, обсуждаемые на саммите НАТО в Варшаве (хотя эта проблема является ответственностью Минской группы ОБСЕ),носят не случайный характер, и, по словам Норман, «НАТО должен обдумать прогресс в урегулировании этого конфликта безотлагательно, и я думаю, они это сделают».

 

Но как? Кстати, президент Армении Серж Саргсян в своей речи на саммите НАТО в Варшаве выступил против обсуждения на этом форуме нагорно-карабахской проблемы. Напомним, что еще в сентябре 2014 года, когда участники саммита НАТО в Уэльсе намеревались включить вопрос о нагорно-карабахском конфликте в итоговую декларацию саммита, Саргсян выступал с призывом «руководствоваться здравым смыслом и риторикой Минской группы ОБСЕ (МГ ОБСЕ) при принятии документа, касающегося карабахской проблемы». Тогда определялось два варианта: позиция МГ ОБСЕ и резолюция, поддерживающая позицию Азербайджана в общих словах, которая активно лоббировалась Турцией. Сейчас в Варшаве произошло то же самое. С одной стороны, главы Азербайджана и Армении проводили встречи с госсекретарем США Джоном Керри, президентом Франции Франсуа Олландом, сопредседателями МГ ОБСЕ, на которых обсуждались шаги по реализации достигнутых в Вене и в Санкт-Петербурге конкретных договоренностей по урегулированию, с другой — в коммюнике Варшавского саммита НАТО абстрактно записано: «Мы по-прежнему привержены нашей поддержке территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана. В связи с этим, мы продолжаем поддерживать усилия, направленные на мирное урегулирование конфликтов на Южном Кавказе, на основании этих принципов и норм международного права, Устава ООН и Хельсинкского Заключительного акта».

 

С момента саммита НАТО в Уэльсе до саммита альянса в Варшаве прошло два года, и что на этом направлении изменилось, если не считать периодически обостряющейся ситуации на линии соприкосновения конфликтующих сторон, что привело в первых числах апреля чуть ли не к региональной войне? Будет ли так и на сей раз? Баку после Варшавы демонстрирует информационную победу, подменяя реальную повестку урегулирования конфликта (первая позиция) перспективами «широкого урегулирования» (вторая позиция),меняя их местами. Поэтому, кто может опровергнуть слова главы МИД Армении Эдварда Налбандяна, сказанные на пресс-конференции в Варшаве: «Азербайджан вновь пытается делать вид, будто те формулировки, я бы сказал, обобщенные формулировки, которые касаются урегулирования проблемы и отражаются в заявлениях на данном саммите НАТО, декларациях, представляют собой поддержку подходов Баку. Конечно, дела обстоят вовсе не так. Вы знаете, что США и Франция — одни из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ — составляют часть Североатлантического Альянса, и в совместных с Россией пяти заявлениях относительно урегулирования карабахского конфликта они выразили четкую позицию касательно тех принципов и элементов, которые должны выступать в качестве основ для урегулирования данного конфликта». Речь идет — на данном конкретном этапе — о реализации детальных договоренностей, достигнутых в ходе встреч президентов Армении и Азербайджана в Вене 16 мая и Санкт-Петербурге 20 июня. Но почему НАТО ведет игру, объективно создавая проблемы на пути реализации договоренностей, в разработке которых принимали участие США и Франция — члены НАТО ‑ и насколько реальны прогнозы, высказанные директором британского Института трансатлантических и кавказских исследований Норман?

 

Недавно в интервью Washington Post замглавы альянса Александр Вершбоу заявил, что «складывается ощущение, что мы вступаем в долгосрочное стратегическое соперничество с Россией». Военная инфраструктура НАТО активно продвигается к российским границам пока только на западном направлении. Не исключено, что теперь в поле активного внимания альянса окажется и Закавказье. Под предлогом российской «угрозы» в Грузии уже размещены структуры НАТО. Как заявил на днях глава МИД Абхазии Вячеслав Чирикба, «конфликт Абхазии и Грузии не завершен, в то же время Тбилиси отказывается от подписания соглашения о невозобновлении военных действий». Недавно Грузию посетил с визитом госсекретарь США Джон Керри. В свою очередь генсек НАТО Йенс Столтенберг на пресс-конференции по итогам Варшавского саммита альянса сообщил, что тоже намерен осенью посетить Грузию. «Мы придерживаемся своей позиции о том, что еще раз поддерживаем решение, принятое на саммите в Бухаресте, — говорил Столтенберг. — Вместе с этим мы выражаем свое твердое послание, что поддерживаем территориальную целостность и суверенитет Грузии. Это и есть одна из причин, по которой мы произвели имплементацию разных элементов в существующем пакете мер. Мы продолжим практическую и политическую поддержку Грузии».

 

При этом глава МИД Грузии Михаил Джанелидзе пошел дальше, заявляя, что «важно, чтобы при обсуждении усиления обороноспособности стран Восточной Европы, в концепцию безопасности НАТО попало и Черное море». Кстати, после того как недавно были проведены американо-грузинские военные учения Noble Partner 2016, в которых впервые в новейшей истории Грузии приняла участие и доставленная американская военная техника, МИД России в своем заявлении констатировал: «Рассматриваем столь последовательное «освоение» натовскими военными грузинской территории как провокационный шаг, нацеленный на сознательное раскачивание военно-политической обстановки в Закавказском регионе. В немалой степени этому способствует и откровенное потакание Вашингтоном и его союзниками, реваншистским устремлениям Тбилиси». В Грузии не первый день циркулируют слухи о том, что Брюссель вынашивает планы реставрации власти сторонников экс-президента Саакашвили и готовит размещение своих систем ПРО. Если же говорить о создании в регионе возможных альянсов под «зонтиком» НАТО, то Брюссель начинает активно обхаживать и Азербайджан, который фактически находится в стратегическом альянсе с Грузией, но который до недавнего времени предпочитал опираться больше на Турцию, которая оказывала ему всяческую помощь в нагорно-карабахском вопросе. Но сейчас, когда Москва и Анкара стали выходить из кризиса, связанного со сбитым в ноябре прошлого года турецкими ВВС российским самолетом, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, скорее всего, будет осторожничать в Закавказье, находясь в сложной ситуации из-за событий как внутри страны, так и в Сирии и Ираке.

 

Поэтому не исключено, что сотрудничество Азербайджана и НАТО будет интенсифицироваться за рамками контактов Баку и Анкары на таких же принципах, как выстраиваются отношения альянса с Грузией, один из которых заключается в декларированном НАТО заявлении о «сохранении территориальной целостности». Не случайно президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении на саммите НАТО в Варшаве заявил, что «партнерство Азербайджана и НАТО опирается на принципы международного права и неделимости безопасности», и «высоко оценил поддержку территориальной целостности, независимости и суверенитета Азербайджана со стороны НАТО». В то же время, отмечая заявления сопредседателей МГ ОБСЕ, а также действующего председателя ОБСЕ о неприемлемости статус — кво, Алиев отметил, что понимает под этим только «освобождение азербайджанских территорий от оккупации».

 

То есть предлагается следующая концептуальная схема: если в глазах Брюсселя и Тбилиси Москва является «агрессором», то в глазах Баку таковым является Ереван, которого в рамках ОДКБ поддерживает Москва. Так, в Закавказье выстраивается новая геополитическая конструкция, высвечивающая некоторые истинные причины недавней апрельской войны в Нагорном Карабахе: либо спровоцировать Россию на определенные действия, либо выдавить ее из региона через наращивание алгоритмов действий НАТО. Кому выгодна такая «корректировка» военно-политического курса (о чем пишет Норман),долго гадать не приходится. Практически действия такой политики могут иметь самые серьезные последствия для Закавказья и сопредельных стран. Но это вовсе не означает, что Баку достигнет желанной цели — решения нагорно-карабахской проблемы по своему сценарию. Как заявил в интервью порталу Haqqin.az опытный азербайджанский политолог Зардушт Ализаде, «с какой стати Вашингтону решать конфликт в пользу Азербайджана», но «подразнить» Армению и Россию можно. Только зачем?

 

Станислав Тарасов, ИА REGNUM

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1