Страсти по Европе. Андрей Князев

   Дата публикации: 07 июля 2016, 16:11

 

Вся прошлая неделя прошла под знаком «Brexit», и фокус мирового общественного внимания был направлен на Великобританию, Брюссель и Берлин, как главных геополитических и экономических игроков на европейском пространстве. Ситуация сложилась, нужно сказать, патовая, когда каждый шаг грозил обернуться серьезными рисками и потерями, и нужно было лишь решить, каким образом эти самые потери минимизировать.

 

Brexit

 

Но решения, как мы увидели, никто принимать не спешит – никто просто не хочет брать на себя ответственность за серьезные и непопулярные меры, которые нужно так или иначе принимать, чтобы спасти Евросоюз от дальнейшего развала. Всем вдруг, после десятилетий сытой и спокойной жизни, стало ясно: период благоденствия закончен, и Евросоюз столкнулся с самыми серьезными вызовами в своей истории. Но вот есть ли Брюсселю чем на них ответить?

 

Помимо кризиса беженцев и серьезной экономической рецессии, что само по себе создало огромное напряжение внутри стран-членов Европейского Союза, все усугубилось выходом Британии из ЕС – и эта трещина грозит просто-напросто расколоть оставшиеся страны на несколько «лагерей». Ситуация усугубляется тем, что никто точно не знает, насколько тяжело переживет ЕС потерю столько крупного экономического и политического центра, как Британия, – и переживет ли вообще!

 

Как будет выглядеть объединенная Европа без Британии? Есть ли у нее будущее? В каком направлении будет двигаться «осиротевший» Евросоюз?

 

Ответов на эти вопросы пока нет… А отвечать, так или иначе, все равно придется!

 

И на последних встречах глав европейских государств было заметно, что с резкими заявлениями никто пока не спешит. Ситуация требует серьезного осмысления, и ко всему прочему, чем дальше, тем яснее становится, что в нынешней Европе катастрофически не хватает инициативных и харизматичных политиков, способных сплотить вокруг себя остальных. Меркель отлично справлялась со своими обязанностями, пока в ЕС и Германии жизнь текла в привычном русле, – и «немецкий экспресс» быстро летел по прямым рельсам.

 

Но только жизнь стала бросать Евросоюзу и Берлину, как экономическому и политическому центру ЕС, новые вызовы, как сразу стало ясно, что Меркель на роль настоящего лидера объединенной Европы абсолютно не подходит. Это стало ясно еще во время «кризиса беженцев», когда от нее ждали решительных и жестких действий, но она в итоге ограничилась бесцветной риторикой в ключе «мы справимся» и «не нам решать, сколько беженцев мы в итоге примем».

 

И сейчас совершенно непонятно, кто готов взять на себя инициативу в резко изменившихся условиях, когда нужно многое менять, и иметь волю и решимость начать эти перемены. Олланд? Могерини? Штайнмайер? Юнкер?

 

Всё это фигуры не того калибра, не смогут они, как де Голль, затребовать у США обменять все имеющиеся доллары на золото, бросив тем самым вызов заокеанским элитам и всему сложившемуся миропорядку. Шарль де Голль, правда, поплатился за эту дерзость креслом президента Франции, однако он показал, что не «так страшен черт, как его малюют», – и что и на американцев можно найти управу, будь у политика смелость, решимость и достаточно ума.

 

Но где новые де Голли, Тетчер или Щрёдеры?

 

Там же где и национальные правительства европейских государств – растворились в евробюрократии, став безликой аморфной массой, покорно ждущей, что в Брюсселе всё решат за них.

 

И потому все чаще звучат голоса о том, что референдум в Великобритании может быть не признан окончательно, так он не имеет обязательной юридической силы – ведь в этом случае и в Брюсселе и в Берлине не нужно будет брать на себя ответственность ни за что, и можно жить, как и раньше, ничего не меняя. Однако особых надежд на это питать не стоит: британцы – не та нация, которая позволит любому правительству наплевать на народное волеизъявление.

 

А раз так, значит, «страсти по Европе» будут кипеть и дальше: пока не найдется, наконец, политик, у которого будет и политическая воля, и авторитет, и тонкое чутье, и решимость сказать, а затем и сделать то, что все остальные боятся.

 

На горизонте пока видна только одна фигура подобного масштаба…

 

Поможете Евросоюзу, Владимир Владимирович?

 

Андрей Князев,

специально для News Front

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1