Эйджизм по-украински или «коли ви вже повиздихаєте». Юрий Латыш

Дата публикации: 07 Июль 2016, 21:15

 

У английского фантаста Роберта Крейна (Бернарда Глемзера) есть рассказ «Пурпурные поля». Автор описывает технологически развитый мир тоталитарного капитализма, который возник на территории США после Третьей мировой войны. Всем в нем управляет Программа. По словам одного из героев, «потребность в рабочей силе все уменьшается… Автоматов и вычислительных машин становится все больше, а людей все меньше». Все, кто старше 35 лет, не подлежат приему на государственную службу. СМИ рассказывают о том, как плохо жилось до войны, «когда всем заправляли старикашки». «Старикашки едва не погубили весь мир, – поучала Программа. – На них лежит ответственность за все войны в истории человечества, они преграждали путь прогрессу. Мы никогда не допустим, чтобы старикашки вновь пришли к власти».

 

Украина, пенсионеры

 

Однако эйджизм и геронтофобия могут быть присущи не только технологически развитым обществам. Эти омерзительные явления прочно укоренились в Украине, где, по словам министра социальной политики Андрея Ревы, только 6 млн. человек платят единый социальный взнос, за счет которого содержатся 12,5 млн. пенсионеров. Растущий дефицит пенсионного фонда вынуждает государство дотировать его за счет госбюджета. Таким образом, происходит консервация мизерных пенсий и мизерных зарплат, и создается иллюзия, будто пенсионеры являются «иждивенцами». На самом деле они всю жизнь платили отчисления в пенсионный фонд, а теперь государство возвращает им жалкие крохи от этих взносов.

 

Пенсионеры являются наименее защищенной частью украинского общества. Большинство наших родителей и дедов живут за чертой бедности, еле сводя концы с концами, перебиваясь с хлеба на воду. Многие из них, имея за плечами по 40–50 лет трудового стажа, вынуждены обрабатывать дачные участки, заниматься мелкой торговлей, работать уборщицами, консьержами, присматривать за чужими детьми, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Привычной картиной стал пенсионер, разрывающий содержимое мусорного контейнера.

 

Однако всего этого власти, СМИ, «прогрессивная общественность» предпочитают не замечать. В то же время они замечают другое – значительная часть пенсионеров ностальгирует по СССР и обвиняет в своих бедах государство, в котором они являются, по сути, лишними людьми. Но вместо признания собственной ответственности за нищенское положение стариков и поиска выхода из сложившейся ситуации ведется расчеловечивание пенсионера, который объявляется едва ли не главным внутренним врагом, основным препятствием на пути к процветанию европейской Украины. Обвинения пенсионеров во всех смертных грехах (мешают реформам, тянут нас назад «в совок», отнимают будущее у своих внуков) формируют отрицательное отношение к старости и пенсии. Ведь, учитывая нынешнюю демографическую ситуацию в Украине, большинство молодежи не может рассчитывать на пенсионное обеспечение.

 

Не секрет, что люди старшего возраста – самые дисциплинированные избиратели, и от их выбора часто зависит исход голосования. Кроме того, они более доверчивы и легко становятся объектами манипуляции, а из-за бедности склонны продавать свой голос за «гречку». В результате, в их адрес вновь летят обвинения, что власть принадлежит не «прогрессивным реформаторам», «пакетным реаниматорам» и «атлантам, расправляющим плечи», а «популистам». При этом никто не обвиняет ни в чем подобном ни самих «реформаторов» и «атлантов», не желающих ходить на выборы, ни молодежь – хотя известно, что для «гречкосеев» нет более благодатного избирательного округа, чем тот, где расположены студенческие общежития.

 

Лозунг «Спрячь бабушкин паспорт в день голосования» трансформировался в идею лишения пенсионеров избирательного права. Накануне парламентских выборов 2015 года на сайте Президента Украины было зарегистрировано около 15 петиций подобного содержания. Это предложение, не менее мерзкое, чем, например, инициатива лишить избирательных прав чернокожих, женщин, мусульман, представителей ЛГБТ-сообщества и т. п., не встречает отпора со стороны властей, СМИ, «прогрессивной общественности» и западных советников.

 

Очередной приступ эйджизма случился у украинской интеллигенции после того, как 58% британцев в возрасте за 65, проголосовали за выход из ЕС. «Пенсионеры против среднего класса», – пафосно озаглавил свою статью автор на «Европейской правде». Многочисленные комментаторы тут же бросились поливать британских стариков оскорблениями, используя типичные внутриукраинские клише про «совок» и «гречку». Им, наверное, невдомек, что большинство британских пенсионеров вовсе не похожи на нищих, затравленных и морально раздавленных украинских стариков, а их доходы значительно превышают состояния большинства «молодых и прогрессивных» украинских «атлантов», никак не могущих расправить плечи.

 

Формированию нетерпимости и даже ненависти к людям старшего поколения у молодежи способствует историческая политика. Она направлена на забвение целой эпохи – эпохи жизни наших дедов и родителей, которые объявляются в лучшем случае жертвами, а то и пособниками тоталитарного режима. Один из одесских «активистов» выразил эту мысль так: «этот внутренний москаль – он же живет, пока последний, кто родился в Советском Союзе не сдохнет. Желательно в страшных муках. Никто из наших детей не будет иметь счастья». Неудивительно, что ветераны Второй мировой («чужой войны», как утверждают сторонники декоммунизации) – больше не герои, а мародеры, алкоголики и насильники. И вообще все «настоящие» ветераны погибли на фронте, а те, кто надевает ордена на праздники, – «ряженые», «НКВДисты», «вертухаи», в крайнем случае, презрительно: «освободители».

 

Даже избиение пенсионеров перестало быть табу. Причиной для рукоприкладства могут стать не только «неправильные» политические взгляды, но и замечание насчет неправильно припаркованного автомобиля, мешающего проходу пешеходов, как это произошло в недавно переименованном Днепропетровске.

 

В рассказе Роберта Крейна пенсионеров за особые заслуги отправляют на Пурпурные поля. «Прекрасная местность… вечное лето… все удобства. Крайне желательно, чтобы ваша жизнь вступила в эту завидную новую фазу без промедления. Транспорт будет вам подан сегодня в двадцать три тридцать, и каждый из вас должен взять с собой смену белья. Власти позаботятся о вашем имуществе, и, разумеется, мы распорядимся им со всей возможной заботой», – сообщают «счастливчикам».

 

Но у героев есть подозрение, что это билет в один конец – туда, где хотят видеть наших стариков те, кто с томной задумчивостью произносит ставшую обыденной и вполне приемлемой фразу: «когда они уже передохнут?».

 

Впрочем, эти слова все же лучше все-таки звучат на украинском языке – с колоритным словечком «повиздихають».

 

Юрий Латыш

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
babushka


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1