Постсоветские лимитрофы как пособничество нацизму. Андрей Бабицкий

   Дата публикации: 06 июля 2016, 12:11

 

Национальное — это один из уровней возрастания личности. Национальное – это и природа, и культура, и в широком смысле адат, то есть параллельный системе государственного права свод правил и нормативов, регулирующий отношения в сферах, над которыми общество не признает юрисдикции государства, или государства там просто нет, поскольку оно не видит необходимости что-то в этих сферах регулировать.

 

Национализм на Украине

 

Национальная принадлежность — ступень, хотя и очень существенная, чтобы пробраться к себе одному как к персоне, и опознать один из аспектов Божественного замысла о себе. Но иерархия ценностей устроена таким образом, что абсолютом в ней могут выступать только истинный абсолют – Господь, и абсолют, имеющий ограниченное хождение, – человек с его сотворенной вечной жизнью. Когда в качестве императива жестко крепится частная, не связанная с вечностью, часть человеческой жизни, как то: нация, государство, пол, труд и пр., — получается очередная тоталитарная идеология, которая действует, если захватывает власть, методами террора и убивает множество людей. Если же она распространяется как общественное настроение, то в результате принимаемых под ее влиянием законов, ограничиваются в правах большие общественные группы.

 

Возвращаясь к национализму: казалось бы, с ним все ясно, ибо Нюрнбергский процесс установил неопровержимую связь идеологии с практикой массового смертоубийства. И вот нацизм – устало и элегантно (нынешней Украины это, понятное дело, не касается) – накрывает опавшими листьями останки бывшего СССР. В мягких, декорированных демократической терминологией форматах. Без смертоубийства и тотального террора. Поражение в правах – не то, чтобы минимальное, но и не смертный приговор. Прибалты, украинцы, молдаване, отчасти грузины вводят в действие законодательство, которое утверждает приоритет коренной крови. Не прямо, не «Майн Камп» и не открытая сегрегация, а различные языковые ограничения, которые стали универсальным средством лишения русскоязычных равноправия…

 

И вот этих пяти или десяти шагов, которые отделяют новый нацизм, не убивающий существ, — а лишь лишающий их права считаться полноценными гражданами, их достаточно для Запада, чтобы считать перечисленные выше государства, если не полноценными демократиями, то, по крайней мере, взявшими верный старт в направлении демократии.

 

Это скотство длится уже более 20-ти лет, и если поначалу отношение «наших партнеров» можно было объяснить непониманием, то сегодня оно воспринимается исключительно как использование нацизма в качестве инструмента против России. Я знаю, что эта гипотеза страдает неполнотой и линейностью – но общий тренд именно таков. Мягкий национализм они (ЕС и США) берут в союзники, отсекая радикалов. Но и мягкий, и крайний подходы базируются на единой идеологической платформе — доктринальные противоречия отсутствуют – крылья расходятся во взгляде на легитимность репрессий. И это только в мирной жизни.

 

Когда начинается форс-мажор, и презираемый второй сорт набирается смелости заявить о своих правах, то и умеренные, и упоротые начинают действовать одинаково – расстреливать восставший «скот» прямой наводкой.

 

Андрей Бабицкий

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1