Турция зовет на Инджирлик: снова «трудности перевода» или нечто большее?

Дата публикации: 05 Июль 2016, 12:14

 

Сенсацией минувших суток стало утреннее заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу о том, что Анкара может разрешить России использовать авиабазу Инджирлик для операций против запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (запрещено в РФ — ред.). Вторая сенсация вчерашнего дня случилась ближе к вечеру, когда выяснилось, что ничего такого Чавушоглу не говорил, а если и говорил, то имел в виду совсем другое, и его, мол, неправильно поняли.

 

ВКС РФ

 

Все это удивительно напомнило 27 июня, когда сперва Реджеп Тайип Эрдоган в послании Владимиру Путину извинился за сбитый ранее российский самолет Су-24, после чего турецкая сторона разъяснила своему населению, что слова президента Турции в России «неверно перевели». Так с чем же мы имеем дело: с «трудностями перевода» или уже отработанным алгоритмом внешнеполитических действий правительства Турции?

 

 

Шаг вперед, два шага назад

 

Нечто подобное В. И. Ленин когда-то именовал фразеологизмом «шаг вперед, два шага назад». Киношный красноармеец товарищ Сухов то же самое характеризовал знаменитым определением «Восток — дело тонкое». Дворовый же сленг определяет модель поведения Эрдогана—Чавушоглу словосочетанием «косить под дурачка». При этом, заметьте, вовсе не подразумевается, что «косящий» на деле является «дураком». Скорее — наоборот.

 

Оставим в стороне заявления президента Турции и попробуем разобраться со вчерашними сенсациями, автором которых стал Чавушоглу. Вопрос первый: что министр иностранных дел Турции на самом деле сказал? А сказал он в интервью телеканалу TRT Haber буквально следующее: «Мы будем сотрудничать со всеми, кто противостоит ИГ. Мы с самого начала ведем эту борьбу, и мы открыли базу Инджирлик для тех, кто хочет активно принять участие в ней. Почему мы не сможем точно так же сотрудничать и с Россией? ИГ — для всех нас враг, и с ним нужно бороться. Это в высшей степени важно для внедрения этого механизма в жизнь и предотвращения любых нежелательных инцидентов. По этой теме мы сошлись во мнении с Сергеем Лавровым».

 

Таким образом, Чавушоглу, когда впоследствии открещивался от приглашения русских на Инджирлик, формально был совершенно прав. Действительно, впрямую он нас никуда не звал. В длинной и по-восточному цветистой фразе, если такое приглашение и содержалось, то в весьма опосредованном, завуалированном виде. Это позволяло турецкому главдипломату в любой момент без потери лица сделать «отскок назад», что и произошло по прошествии нескольких часов.

 

Но тогда зачем вообще Чавушоглу понадобилось поминать Инджирлик вместо того, чтобы ограничиться простой констатацией: «Мы будем сотрудничать со всеми, кто противостоит ИГ»? Сразу скажем, что подозревать турецкого министра иностранных дел в непрофессионализме — значит заниматься самообманом. Чавушоглу — блестящий дипломат, что доказывается в том числе и его успешной работой по шантажу ЕС проблемой беженцев.

 

 

Кого шантажирует Эрдоган

 

Так что же, в конце концов, стоит за сенсационно-туманной фразой про совместную борьбу с ИГ, базу Инджирлик и Россию? Если это не ошибка, то что? Опять шантаж?

 

Да, шантаж. И разведка боем, с молниеносным отходом на заранее подготовленные позиции.

 

Собственно, подоплека тут достаточно проста. В данный момент отношения Турции с НАТО, в целом, и с США, в частности, переживают явный не лучшие времена. Попытки Эрдогана «вести свою игру» на Ближнем Востоке не вызвали восторга ни в Брюсселе, ни в Вашингтоне. Особенно когда турки 24 ноября 2015 года сбили бомбардировщик ВКС РФ и «холодное» противостояние Москвы и Анкары внезапно почти превратилось в «горячее». Нести ответственность за амбиции новоявленного турецкого «султана» на Западе не захотели, о чем весьма недвусмысленно Эрдогану и дали понять. Мало того, американцы весьма активно начали заигрывать с курдами, что привело в откровенное бешенство уже турецкого президента.

 

В силу объективных обстоятельств вынужденный не только мириться с позицией своих партнеров по Североатлантическому альянсу, но и искать способы примирения с Россией, Реджеп, тем не менее, старается извлечь пользу даже из столь неудобной для себя ситуации. И спекуляция темой «русские на Инджирлике» для этого — весьма удобный инструмент.

 

Ну, в самом деле, почему бы не «порадовать» американцев намеком на то, что на авиабазе под турецкой Аданой, где сейчас базируются самолеты Турции, США, Германии, Великобритании, Катара и Саудовской Аравии и рядом с которой расположено хранилище американского тактического атомного оружия, могут однажды появиться самолеты ВКС РФ? Глядишь — американские симпатии по отношению к курдам уменьшатся, а военно-техническая помощь по линии НАТО — увеличится. Опять же, сам аллах велел повесить перед носом России морковку с надписью «Инджирликваш» и попробовать таким образом вытрясти из Москвы в пользу Анкары какие-нибудь преференции. Если же эта легко просчитываемая комбинация «не взлетит», то Анкара сразу сделает два шага назад и будет уверять, что ее опять «неправильно перевели». Не было ничего, ничего не было!

 

Комбинация была построена откровенно топорно и никаких дивидендов Эрдогану не принесла. Брюссель и Вашингтон сделали вид, что вообще не услышали ту высокопарную ахинею, которую нес Чавушоглу сотрудникам телеканала TRT Haber, а Москва устами пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова дала понять, что на турецкую морковку не купилась. После чего Чавушоглу по приказу своего патрона немедленно «спохватился» и объявил: «Предложение российским самолетам прибыть на Инджирлик? Я не делал такого заявления!»

 

 

Даром не нужно

 

Почему так получилось? Потому что иначе и быть не могло. Не только по той причине, что приземление российских военных бортов в непосредственной близости от «залежей» американских ядерных бомб B61 Вашингтон никогда не допустил бы. Наши самолеты не могут появиться на Инджирлике и в силу того незамысловатого факта, что базирование на турецко-американской авиабазе создало бы для российских ВКС массу очевидных проблем при совершенно неочевидных преимуществах. Начиная от логичной необходимости делиться с нашими зарубежными «партнерами» большим объемом информации, попадающим под категорию «военная тайна», и до потребности согласовывать с Анкарой каждый боевой вылет. Ибо оный непременно подразумевал бы не только пребывание наших самолетов в воздушном пространстве Турции, но и пересечение ими турецко-сирийской границы.

 

Добавим сюда неудобные вопросы, которые вследствие базирования российской авиации на территории Турции появятся к России у курдов и Башара Асада. У первых — потому что турки с курдами воюют. У второго — потому что турки не только открыто помогают противникам Дамаска, но и де-факто уже осуществляют оккупацию северных районов Сирийской Арабской Республики. Приплюсуем сюда тот момент, что основное место базирования группировки российских ВКС на территории САР — авиабаза Хмеймим — расположена не так уж и далеко от Инджирлика, и получим полное отсутствие в данный исторический момент насущной необходимости для ВКС РФ в базировании на турецких аэродромах.

 

Куда более полезным для России шагом было бы решение Эрдогана об открытии для самолетов российской военно-транспортной авиации воздушных коридоров над восточной Турцией. Это позволило бы заметно уменьшить плечо доставки грузов с российской территории на ВПП Хмеймима. Но, увы, как раз таких недвусмысленных и дружественных по отношению к России шагов излюбленный Анкарой алгоритм «шаг вперед, два шага назад» не предусматривает.

 

Андрей Союстов, ИА «ФАН №1»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
vks


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1