Воспользуются ли ВКС России натовской базой Инджирлик в Турции? Станислав Тарасов

   Дата публикации: 04 июля 2016, 13:23

 

Путин и Эрдоган намерены провести саммит в конце июля — начале августа

 

База ВВС США Инджирлик, юг Турции

База ВВС США Инджирлик, юг Турции

 

Сначала министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сообщил, что президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган могут встретиться в конце июля или в начале августа. Затем пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не исключил, что главы государств примут решение о встрече еще до «двадцатки» в Китае». Говоря о месте проведения такого саммита, Песков накануне переговоров в Сочи глав внешнеполитических ведомств двух стран отметил, что «пока не может назвать его, но не исключил разные варианты». При этом он обратил внимание на то, что президент России подписал указ, согласно которому «правительству поручается начать контакты с турецкими коллегами, с тем чтобы обговорить процесс поэтапного снятия тех ограничительных мер, которые были введены предыдущим указом». И еще. «Поэтому сейчас будет, наверное, месяц, а то и больше таких интенсивных контактов», — добавил Песков.

 

В свою очередь премьер-министр Турции Бинали Йылдырым, публично подтверждая новый внешнеполитический курс Турции — увеличить число друзей и сократить число недругов — предупредил, что «в предстоящие дни произойдут важные события, касающиеся отношений Турции с другими странами». Не сбываются некоторые прогнозы, высказанные многими российскими и турецкими экспертами о том, что «процесс нормализации отношений между Турцией и Россией может занять длительное время». События развиваются по иному сценарию. Стороны интенсивно идут навстречу друг к другу, предпринимая выверенные шаги, что подтверждает сообщения главы МИД Турции Чавушоглу о том, что очерчена «дорожная карта», в которую вписывается как перенос на более ранний срок саммита Путин — Эрдоган, так и «предстоящие встречи министров и чиновников двух стран». При этом он конкретизировал, что «у Анкары нет принципиальных проблем с Москвой и Брюсселем», и что «это не противоречие, не альтернатива и даже не конкуренция, мы действуем в соответствии с нашими интересами».

 

Это наводит на мысль о том, что вроде бы Анкара и Москва пытаются вернуться к прежней формуле отношений — поддерживать и даже расширять экономические связи друг с другом, несмотря на фактор противоречий прежде всего в отношении сирийского кризиса, да и других острых проблем Ближнего Востока.

 

Однако еще древние говорили, что дважды в одну и ту же реку войти невозможно. По мнению издания Financial Times, пятилетняя гражданской война в Сирии прошла несколько переломных моментов, многие из которых напрямую затронули и затрагивают Турцию. Речь идет о том, что Анкара в результате попыток выстраивать в регионе самые невероятные альянсы в конечном счете «почувствовала себя не только в международной изоляции, но оказалась вынужденной бороться уже на своей территории как с курдским движением, так и с ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.)». Более того, она оказалась под жестким прессингом международного терроризма, что вынуждает искать новые подходы и решения, в частности, в отношении сирийского кризиса.

 

После встречи со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Сочи министр иностранных дел Турции Чавушоглу заявил, что «Анкара и Москва должны сотрудничать в процессе поиска политического решения сирийского кризиса», учитывая, что две страны «вовлечены в сирийский конфликт в большей степени, чем другие иностранные державы». По мнению Аарона Штейна из Атлантического совета в Вашингтоне, высказанному на страницах Financial Times, «Турция хочет сузить свои задачи в Сирии»: в стратегии при сотрудничестве с Москвой решить по своему сценарию курдскую проблему, понимая, что Вашингтон — ее союзник по НАТО — тесно сотрудничает с сирийскими курдами, связанными с Рабочей партией Курдистана, и нанести удар по ИГИЛ в обмен на свой отказ о смене режима в Сирии.

 

Кстати, в западных СМИ появилась информация о том, что «Анкара открыла скрытый канал связи с сирийским режимом — через Алжир, чтобы обсудить ситуацию с курдами», уволила высокопоставленного офицера разведывательного ведомства, отвечавшего за Сирию, стала намекать на готовность изменить отношение к сирийской светской оппозиции. В этой связи президент турецкого Института международных стратегических исследований Мехмет Эмин Эрендор, комментируя потепление в турецко-российских отношениях, заявляет, что сейчас турецкая дипломатия вырабатывает в отношении России краткосрочную и долгосрочную стратегию действий, охватывающую не только проблемы торгово-экономического сотрудничества. Как утверждает Эрендор, «возможно, что в ближайшие дни Анкара выступит с другими, новыми предложениями по сирийскому вопросу», что может привести даже к примирению между Эрдоганом и президентом Сирии Башаром Асадом. Более того, глава МИД Турции Чавушоглу выступил с сенсационным заявлением о том, что Турция готова даже «предоставить России военную авиабазу Инджирлик в рамках борьбы с ИГИЛ», точно так же, как и «всем другим странам, которые активно ведут такую борьбу».

 

К тому же, согласно сообщению влиятельного американского издания Washington Post, Белый дом выступил с инициативой заключить новое соглашение с Россией по военному сотрудничеству в борьбе с терроризмом в Сирии. Соглашение предполагает углубление военного взаимодействия между двумя странами в борьбе против ИГИЛ и группировки «Джебхат ан-Нусра». По мнению издания, «слабость позиции Запада заключается в том, что общепризнанные террористические группировки сражаются с сирийской армией бок о бок с отрядами умеренной оппозиции, и разделить их чрезвычайно сложно». Особенно это касается филиала «Аль-Каиды» — «Джебхат ан-Нусры» (запрещены в РФ – ред.). Турция, в случае изменения своего отношения к поддерживаемым ею радикальным группировкам, может вписаться и в этот альянс, вернуть ранее утраченные позиции в политико-дипломатическом урегулировании сирийского кризиса, если США, конечно, не блефуют. Поэтому клубок серьезных региональных проблем, выплескивающийся в реальную большую политику, диктует необходимость быстрых личных контактов между лидерами России и Турции.

 

Станислав Тарасов, ИА Regnum

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1