Международные миротворцы: трагичные косовские уроки. Оксана Сазонова

Дата публикации: 04 июля 2016, 12:14

 

В минувшем июне наступила очередная годовщина резолюции ООН №1244 – документа, за неброским номером которого таятся судьбоносные решения, по сей день определяющие мировую геополитическую повестку. Интерес к нему сейчас, по прошествии 17-ти лет, понятен. Положения Резолюции отнюдь не оспариваются – просто открыто нарушаются, но зато сомнительные достижения сложившейся системы с пугающей частотой ставятся в пример в нынешней внешнеполитической практике.

 

Международные миротворцы: трагичные косовские уроки

 

Речь идет о резолюции, которая была принята сразу после бомбардировок Югославии (Сербии и Черногории) авиацией НАТО. Она же закрепила основные моменты, связанные с международным статусом и системой управления и безопасности в крае Косово. Эта часть Сербии по сей день находится под контролем целого ряда международных миротворческих миссий: УМНИК (ООН), КФОР (НАТО), ОБСЕ, ЕУЛЕКС (ЕС).

 

Идеи о введении подобной системы контроля теперь звучат из Киева в отношении Донбасса. Звучат то «как бы между прочим», то требовательно, но с неизменной уверенностью в скором и благополучном разрешении конфликта благодаря вмешательству внешних сил. Впрочем, к Донбассу еще вернемся.

 

 

Немаленькая и непобедоносная война

 

Принятию Резолюции в 1999 году предшествовало кровавое противостояние на Балканах. НАТО, — на тот момент, несомненно, мощнейший военный союз на планете, — совершил нападение на Югославию. Задачами атаки было сломить сопротивление армии страны, свергнуть ее легитимное руководство и взять под свой контроль сербские территории. На это указывают и переговоры до начала агрессии, когда от руководства Югославии требовали допустить на территорию страны силы НАТО и позволить их неограниченное перемещение (по всей стране, не только в Косово).

 

Основная цель была независимость Косова. Этот регион обладает значительными природными богатствами, и, помимо того, представляет собой важный геостратегический коридор.

 

Встретив сопротивление сербов и оценив опасность втягивания в долгую войну в самом центре Европы, западные силы переместились с военных полей в кабинеты дипломатов. Принятая по согласию всех постоянных членов ООН Резолюция 1244, конечно, не означала победу сербов, но все же не допустила головокружительного успеха НАТО и полного американского доминирования над пост-югославским простором.

 

До 1999 года в Косово находилась одна международная миссия – ОБСЕ. Их функции были очень схожи теми, что сейчас осуществляют наблюдатели на Донбассе: контроль, фиксация, и… еще кое-что.

 

«Эта организация (ОБСЕ) под предлогом защиты демократии и защиты прав человека приняла участие в отделении Косова и Метохии, в заблаговременном утверждении «вины сербов», — говорит Драгана Трифкович, директор центра геостратегических экспертиз. – Роль американского агента Вильяма Вокера, который в то время руководил ОБСЕ в Косово, состояла в сборе «доказательств», на основе которых началась агрессия на Сербию. Тогда и была придумала операция «Рачак», когда албанские террористы, переодетые в гражданских, были показаны миру как жертвы сербского насилия. Так появился повод для бомбардировок Сербии, которые повлекли огромный материальный ущерб для страны, человеческие жертвы и экологическую катастрофу (из-за использования обедненного урана и кассетных снарядов).

 

После бомбардировок Сербии ОБСЕ продолжает логичестически помогать НАТО с целью отделить Косово от Сербии. С 1999 году до провозглашения «независимости» (в 2008 году, — News Front) ОБСЕ оказывал поддержку албанской стороне в то время, как она совершала самые страшные преступления против сербского населения, прогоняла сербов из их домов и расхищала культурное наследие. ОБСЕ ни минуты не была нейтральной, всегда поддерживала албанцев.

 

После создания нарко-террористического государства «Косово» НАТО, УМНИК и ОБСЕ продолжают работу по формированию косовских институтов. Сербам при этом отводится роль соучастника, в противном случае – гонения и насилие. Особое давление производится на сербов с севера Косова и Метохии. Таким образом, все международные силы в Косово (УМНИК, КФОР, ОБСЕ) о любом столкновении сообщают со стороны так называемой «Республики Косово» К слову, это касается и последних выборов, где ОБСЕ выступала в качестве наблюдателя. Было объявлено, что выборы состоялись, хотя было множество нарушений. Причина, по которой ОБСЕ допустило кражу голосов: премьер-министр Александр Вучич придерживается Брюссельского договора (о нормализации отношений между Сербией и «Косово» — News Front)».

 

 

Территориальная целостность разрушенной страны

 

Резолюция 1244, и об этом важно помнить, подразумевает территориальную целостность Югославии (Сербии и Черногории), разоружение «Освободительной армии Косова» и других вооруженных формирований несуществующей республики. Также ООН принятием документа принимает ответственность за обеспечение безопасности в Косово. Цель миссии – обеспечение мира и порядка, соблюдения прав и свобод для всего населения, как сербов, так и албанцев. Кроме того, согласно Резолюции, в Косово могут и должны вернуться сербские силы безопасности, которые бы совместно с представителями миссии ООН осуществляли, в частности, пограничный контроль (с соседними Албанией и Македонией). Это определение рубежей, к слову, еще раз подтверждает приверженность авторов принятой резолюции сохранению территориальной целостности Югославии. Передел границ со стороны албанских террористов, а тем более при помощи внешних сил, исключается.

 

И хотя Сербии приходилось допустить на часть своей территории чужие военизированные подразделения, фактическая власть в Косово оставалась только за ней. Силы УНМИК (ООН) и КФОР (НАТО) получили лишь право от имени Сербии поддерживать порядок, и то временно – до завершения политического диалога. К слову, такие прецеденты и позднее бывали в международной практике. Так, согласно Резолюции 1483, принятой в 2012 году, в Ираке представители западных сил могут осуществлять свою миссию только от имени иракского государства, чей суверенитет неприкосновенен.

 

В итоге, в 1999 году, сразу после бомбардировок, Сербия смогла сохранить Косово. НАТО утратил безоговорочную возможность диктовать свои условия. Но что происходит на самом деле? Дальнейшее развитие политической реальности выстраивается таким образом, что южный край все больше отдаляется от Сербии. Почти целое поколение сменилось под протекторатом международных сил, а безопасность и уровень жизни гражданского населения Косова по-прежнему плачевны.

 

«Они прибыли в Косово и Метохию как миротворцы, с целью обеспечить свободу, — напоминает Славиша Йоцич, редактор информационного портала «Косовска Митровица». – «Свобода» — особенное слово для косовских сербов. При той «свободе» 17-летний Дмитрий Попович, студент третьего курса медицинского колледжа, убит из огнестрельного оружия перед продуктовым киоском в центре Грачаницы. Двое албанцев, Альберт Красничи и Лабинот Гаши, которые стреляли в него и еще троих подростков, сейчас  на свободе. Это было после прибытия «миротворцев», 12 лет назад.

 

Потом – стрельба в Гораждевце. 13 августа 2003 года убиты сербские дети. Комиссар УМНИК обещал «перевернуть каждый клочок земли, чтобы найти убийц», ООН даже созвал внеочередную сессию, но на том все и закончилось. Буквально через четыре дня после этого албанцы снова стреляли по сербским детям, к счастью, в тот раз обошлось без жертв.

 

Кражи, пожары, бомбы в домах… Непросто быть православным в Косово. Это не говоря о преступлениях «Армии освобождения Косово» чуть ранее. Например, в 1999 году в Старом Грацке было зверски убито 14 сербов. Младшему было 17 лет.  Все – «косовские власти», УМНИК, ОБСЕ – за 17 лет не нашли виновных».

 

 

Особый «Lex» от «EU»

 

Первая попытка перевернуть значение Резолюции 1244 была предпринята всего через несколько лет после ее вступления в силу. Часть полномочий сил УМНИК и КФОР были переложены на «косовские» структуры. А ведь они, напомним, должны были оставаться лишь органами местного самоуправления, но никак не государственными ведомствами. Так начался процесс формирования косовских институтов власти на территории Сербии, что было первым грубым нарушением Резолюции 1244. Этот процесс длится по сей день. Из «вооруженных сил Косова» получается «армия Косова», опять же, в обход обязательной демилитаризации албанских формирований.

 

Примечательно, что в том процессе США имели поддержку Евросоюза, страны которого содействовали ослаблению миссии ООН в Косово. Ее можно бы было заменить непосредственно силами США и ЕС – то есть, только теми странами, которые признают независимость Косова! О том говорил и тогдашний представитель ЕС по внешней политике и безопасности, Хавиер Солана в 2004 году, ратуя за отправку миссии ЕС в Косово без одобрения ООН, если будет достигнут договор с США.

 

Самым ярким примером нарушения Резолюции 1244 стало, конечно же, провозглашение независимой «республики Косово» 17 февраля 2008 года. Причем тогда и Высокий представитель ООН по Косово воздержался от критики провозглашения нового государства. Так миру был продемонстрирован крах Резолюции 1244. А косовский прецедент запустил необратимый процесс, который, надо ожидать, еще не раз скажется на европейских границах.

 

Сразу после этого события Евросоюз получил возможность отправить в Косово собственную полицейскую миссию – ЕУЛЕКС. Этому шагу сопротивлялись и Россия, постоянный член ООН, и Сербия, непосредственный носитель суверенитета и власти в Косово. Но полицейская миссия, не предусмотренная Резолюцией 1244 и не одобренная ООН, появилась и по сей день действует на территории края, а в 2011 году даже пыталась не пропустить российский гуманитарный конвой для косовских сербов. Вот такой подозрительный «Lex» установил здесь «EU» вскоре после полузаконного прибытия.

 

В 2010 году суд в Гааге тоже фактически признал «Декларацию о независимости Косова», пояснив, что Резолюция ООН 1244 «не отвечает ситуации на месте». Впрочем, легитимность самой резолюции оспорить пока никому не удалось. Единственное, что получилось у суда: это призвать, сославшись на резолюцию, сербскую и косовскую стороны к конструктивному политическому диалогу.

 

 

Политикой против суверенитета

 

Таким образом, стало понятно, что окончательно отделить Косово получится только при непосредственном участии Сербии в этом процессе. Уже осуществленный распад Югославии и установление в Черногории и в Сербии лояльных западу режимов способствовали и такому, некогда немыслимому сценарию.

 

В 2013 году между Белградом и Приштиной был подписан «Брюссельский договор», подразумевающий «нормализацию отношений». Фактически он противоречит Конституции Сербии, где Косово и Метохия фигурируют как автономный край в составе страны. А ведь подобный договор между государством и его субъектом не может быть заключен. Развития достигнутых, сомнительных с точки зрения права, соглашений, требует и глава №35 в переговорах Сербии по вступлению в Евросоюз. Полной легализацией «Брюссельского договора» стало бы только изменение Конституции Сербии. А сегодня и от «косовских» политиков открыто звучат заявления, что признание Косово будет идти параллельно с вступлением Сербии в ЕС.

 

Резолюции, закрепляющей территориальную целостность страны, как будто никогда и не было… Что говорить, если «Косово» уже взяли в МОК, УЕФА, ФИФА (причем какое совпадение – именно перед чемпионатом мира в России!). А в конце прошлого года лишь благодаря активной позиции России «Косово» не приняли как полноправного члена в ЮНЕСКО. Там всерьез могли доверить охрану сербских православных святынь исламским экстремистам, которые совсем недавно нещадно рушили уникальные памятники православной культуры, десятками уничтожая бесценное древнее наследие. Тем, кто в марте 2004 года устроил погром с разрушением 800 домов мирных жителей и несколько десятков церквей, кто в прямом эфире на весь мир транслировал надругательство над православным крестом при разграблении храма…

 

Не удалось. Сербские церкви – по-прежнему сербские, только защитить их Сербии все сложнее.

 

 

И наркотики, и органы, и терроризм

 

Но зачем стольким мировым державам маленькое Косово? Действительно, не из-за рудных же богатств небольшого края такие силы брошены на бывшую Югославию – то военные, то политические?

 

Балканы не случайно век назад назвали «пороховой бочкой Европы». Сейчас они таковой едва ли станут: просто слишком много в мире угроз и хитросплетений, чтобы можно было с чувством определенности ткнуть пальцем в карту. Но Балканы в силу своего географического положения являются связующим звеном между ключевыми регионами: Западной Европой, постсоветским пространством и Ближним Востоком, или арабским миром. Эта пограничная территория со сложным этническим и конфессиональным составом, противоречивой совместной историей и множеством взаимных обид – узел, где сходятся мировые интересы и события.

 

Косово долгие годы было белым пятном на карте красивой, развитой Европы. Здесь велся наркотрафик, нелегальная торговля человеческими органами, сексуальное рабство. Во всем этом, согласно докладу в Совете Европы, замешаны высшие чины «Косова», включая премьера Хашима Тачи.

 

Теперь, с началом активных военных действий на Ближнем Востоке, Косово снова «пригодилось» — как одна их опорных точек радикального исламизма в Европе. Вместе с Боснией и албанцами в Македонии Косово может образовать на Балканах целый треугольник для вербовки сторонников, причем прямо перед носом у международных миротворцев и у подножья грандиозной базы США.

 

Весной этого года, в разгар миграционного кризиса в Европе ВГТРК опубликовало расследование о потоке беженцев через территорию Косова. Границы псевдогосударства практически не охраняются, поэтому многие выбирают такой путь в Европу. И прямо здесь же, как удалось узнать журналистам, работают вербовщики ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.).

 

«Здесь есть группировки, которые обещают ребятам хорошую жизнь, но заставляют их делать страшные вещи. Вступаешь в их ряды — получаешь все. Таких мест много», — рассказал Заки, один из беженцев.

 

«В районы, где в основном вербуют молодых, силы КФОР редко заходят. И это, несмотря на всю огромную военную инфраструктуру, которую они имеют на территории Косово», — прокомментировал ситуацию Милован Дрецун, глава делегации парламента Сербии в Парламентской Ассамблее ОДКБ.

 

Здесь же, на многострадальной косовской земле, располагается американская база Bondsteel, крупнейшая база США на Балканах. Это место известно тем, что именно здесь работал человек по фамилии Мухаджери в составе натовского подразделения КФОР. Сейчас он возглавляет албанскую ячейку исламистов в Сирии. СМИ «хоронили» его несколько раз, а он по-прежнему выкладывает в Твиттер «боевые» фото и переправляет террористов в Сирию…

 

 

Пугающий протекторат

 

После всего вышеперечисленного, как бы это горько-иронично ни звучало, стоит напомнить: Резолюция 1244 – международный документ, призванный защитить суверенитет и территориальную целостность страны-члена ООН, и все последующие документы должны приниматься в соответствие Резолюции.

 

Косову обеспечили самый широкий миротворческий и полицейский контингент, какой только можно представить: здесь ООН, НАТО, ЕС, ОБСЕ…  И что в итоге? 17 лет постоянных военных преступлений, свободного хождения оружия и атак на мирных жителей. Сербские анклавы, где нет даже самого необходимого, но откуда выбираться опасно. Нападение на сербские дома в Косово даже в местных СМИ оборачиваются коротким сообщением в ленте новостей, не представляющим уже и новизны… Наркотрафик и вербовка террористов – все это происходит в ключевой геостратегической точке, в небольшом крае, который, казалось бы, весь мир неустанно охраняет.

 

Ни резолюция ООН, ни провозглашенное уважение к суверенитету и интересам населения не помогают, когда иностранные структуры уже находятся на территории страны.

 

И, зная этот ужасающий опыт миротворческих миссий, логично задаться вопросом: о каком благе говорит руководство в Киеве, призывая на помощь подобные организации? Вполне можно понять активность жителей ДНР и ЛНР, выступающих против полицейской миссии, а фраза Александра Захарченко, что «ДНР – не Косово» принимает понятный всему миру смысл. Ведь даже самым ярым евроинтеграторам не придет в голову строить из Косово положительный пример.

 

Вспоминая свои визиты и в Косово, и на Донбасс, Драгана Трифкович делает однозначный вывод:

 

 «Единственное приемлемое позитивное решение для урегулирования конфликта на Донбассе могло бы быть участие российских миротворческих сил, которые стали бы гарантом стабильности и безопасности.

 

В противном случае Донбасс может повторить косовский сценарий, что имело бы далекоидущие последствия и для самой России».

 

В канун 24 марта, 17-й годовщины начала бомбардировок Югославии, из Москвы прозвучало не одно заявление о том, что, имела бы Россия в 1999 году силы, как сегодня, то кровавой агрессии не было бы допущено.

 

История не имеет сослагательного наклонения: люди погибли, страна исчезла с карт, древняя колыбель сербского православия не без внешнего участия превращается в оплот терроризма. Правда, 17 лет назад едва ли кто мог представить, насколько актуальными для России окажутся косовские уроки.

 

Оксана Сазонова, редактор News Front Сербия

Оксана Сазонова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1