Человек с ружьём и закон украинских джунглей. Григорий Игнатов

   Дата публикации: 04 июля 2016, 13:57

 

Насилие на Украине превратилось в разменную монету, в «палочку-выручалочку» в любой ситуации. И загнать этого джина обратно в бутылку никак не получается…

 

«Человек с ружьём» и в балаклаве не попирает законы Украины — он и есть закон. Закон джунглей

 

Уже несколько дней не утихают страсти насчет очередного выверта украинской Фемиды: подозреваемый во множестве преступлений – от мародерства и организации преступного сообщества до попытки совершить убийство чужими руками – комбат батальона «Айдар» Валентин Лихолит отпущен из-под стражи благодаря взятию на поруки группой парламентских депутатов.

 

Тут есть ряд выразительных нюансов, которые мы бегло упомянем, прежде чем перейдем к главному.

 

Во-первых, вину Лихолита в совершении инкриминируемых ему преступлений отрицать трудно – слишком много свидетелей. Но нардепов-заступников это совершенно не смущает: «Да, мы ручаемся своей репутацией за убийцу, мародера и садиста». Тем самым ставится знак равенства и братства между ним и всей этой компашкой.

 

Во-вторых, сам генпрокурор Юрий Луценко как-то эдак витиевато проговорился насчет того, что… ээ… не все преступления, совершенные в «зоне АТО» должны преследоваться по «мирному УК». Нет, некоторые, конечно, должны, но не все. Мессидж, так сказать, послал.

 

И, наконец, в третьих и в главных: Юрий Бутусов, главред «рупора Майдана» — сайта Цензор, вдруг организовал по поводу всех этих событий настоящий камин-аут. Сорвал, так сказать, покровы.

 

Итак, вот кратенькая выжимка его не очень длинного поста в фейсбуке:

 

«Государство утратило монополию на насилие. Но это произошло не сейчас, а еще 1 декабря 2013 года. Начало революции стало признаком смерти государства и полной утраты доверия к нему. И потому нет никакой монополии на насилие сейчас и быть не может. Потому что для начала государство обязано доказать обществу, что достойно доверия и уважения. Дело это не простое, потому что государство всегда уважали из страха, а доверять государству никто не привык. Страх исчез, а за доверие надо бороться. Как? Необходимо создавать дееспособные модели…

 

(бла-бла-бла…)

 

А пока государство и прежде всего судебная система не меняются, любой приговор в суде может быть обжалован не только адвокатами, но и улицей».

 

Вот финал мне особенно понравился: Юра вдруг понял – осознал! спустя два с половиной года! – что участие «улицы» в любых правовых действиях – это как бы не очень хорошо. Даже, судя по общей тональности его поста, совсем плохо. Но самое интересное, кого он в этом винит!

 

«Государство утратило монополию на насилие. Но это произошло не сейчас, а еще 1 декабря 2013 года. Начало революции стало признаком смерти государства и полной утраты доверия к нему. И потому нет никакой монополии на насилие сейчас и быть не может»…

 

Спасибо, гражданин Бутусов, тем самым вы открыто признались, во всеуслышание, что весь этот чертов бардак, кровь, беспредел и насилие в Украине начались и не заканчиваются до сих пор благодаря идиотам, которые 1 декабря 2013 года начали свою бучу. Государство мертво – это верный диагноз, гражданин Бутусов. А кто же его убил? «Да вы убили, Родион Романович! Вы и убили-с» — как в «Преступлении и наказании». И за весь нынешний кровавый угар вы, гражданин Бутусов, несете первейшую персональную ответственность. Даже не пытайтесь «соскочить» этими попытками покаяния.

 

Идем дальше. Что означает термин «монополия на насилие» и почему в общественной жизни эта монополия – в отличие от любых других в мире бизнеса, где это слово отдает негативным смыслом – жизненно необходима? Да вот как раз потому, что государственное насилие осуществляется по писанным, выверенным и более или менее гуманизированным правилам, с кучей разнообразных ограничений. А у комбата Лихолита никаких ограничений нет! И у нардепа Мосийчука из батальона «Азов», «вписавшегося» за Лихолита, их тоже нет. И у Юрия Бутусова, когда он всеми силами вредил «режиму Януковича», их не было. В итоге получили то, что имеют. Насилие превратилось в разменную монету, в «палочку-выручалочку» в любой ситуации. И загнать этого джина обратно в бутылку никак не получается. Теперь не жалуйтесь!

 

Пара слов о прекраснодушной чуши Бутусова: «…для начала государство обязано доказать обществу, что достойно доверия и уважения. Дело это не простое, потому что государство всегда уважали из страха, а доверять государству никто не привык». Сейчас в Украине оформился немногочисленный, однако чрезвычайно агрессивный и динамичный слой «политических экстремалов» — сюда входят и адреналиновые наркоманы, и уголовники, и упоротая молодежь, и масса прочих аферистов-авантюристов типа Семена Семенченко. Этот слой и задает тон всей политической «движухе» — в корыстных, разумеется, интересах.

 

Так вот, при чем тут какое-то «доверие государству»?! Что, если комбат Лихолит доверял бы больше государству, он не пошел бы грабить и мародерить? Слой «политических экстремалов» создает хаос, чтобы потом воспользоваться его плодами – и все это лежит вообще вне плоскости доверия/недоверия, тут чистая корысть и профит. Этот слой никогда не откажется от своего участия в разделе «монополии на насилие». Единственный выход – либо извести его весь под корень карательными методами, либо создать железную систему недопущения подобных личностей к общественной жизни. Интересно, как скоро эта истина дойдет до начавшего прозревать Бутусова?

 

Завершая, можно зафиксировать итоговый сдвиг всей парадигмы – даже самые отпетые майданные романтики устали от романтики Майдана. И теперь начинают делиться на тех, кто будет сажать и тех, кого посадят.

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1