Следующим будешь ты. Артём Бузила

   Дата публикации: 02 июля 2016, 15:59

 

30 июня Киевский районный суд Харькова на 60 суток арестовал Аллу Александровскую, главу местной ячейки запрещённой Коммунистической партии, дважды депутата облсовета и четырежды — Верховной Рады. Меру пресечения правосудие определяло почти сутки, за это время 67-летней женщине стало плохо и на заседание её привезли из-под капельницы. Кроме того, суд арестовал и принадлежащее политику имущество.

 

Следующим будешь ты

 

Сначала, впрочем, следователи провели в квартире у Александровской обыск, во время которого изъяли компьютерную технику, затем повезли во временный изолятор. Подозреваемой вменяют совершение преступления по двум статьям Уголовного кодекса Украины — ст. 110 (сепаратизм), а также ст. 369 (дача взятки должностному лицу). Якобы Александровская совместно с её сыном Александром (ныне пребывает в Российской Федерации) давали крупные взятки депутатам районных советов (в частности, назывался совет города Южное) области с целью проведения голосований в поддержку федерализации. Разумеется, такая деятельность, по мнению СБУ, курировалась и всячески поощрялась ФСБ России.

 

Защита Александровой обвинения опровергает и настаивает, что политик действовала в рамках украинского законодательства.

 

Сначала несколько подробней о личности Александровской и её деятельности. Думаете, это отпетая «сепаратистка», участница местного Антимайдана, захватчица областной администрации и горсовета весной 2014-ого года? Или хотя бы активный комментатор российских средств массовой информации? Совсем нет: после государственного переворота на Майдане Александровская отметилась участием лишь в Общественном совете «Слобожанщина». Цели у организации были достаточно мирные даже по меркам нынешнего сурового политического режима. Предоставление больших полномочий Харьковщине в рамках правительственной реформы по децентрализации. Возможность вести собственную экономическую политику.

 

Ни слова — о самоопределение харьковчан, национально-культурной автономии русских, собственном парламенте или, не дай Бог, автономии.

 

Более того, Александровская уже почти год вела свою деятельность публично и открыто. «Слобожанщина» проводила свои съезды в дорогих харьковских отелях, а не подпольно. Организовывала митинги в столице. Даже собирала петицию к украинскому президенту с соответствующими обращениями. Более того — получила ответ от замглавы порошенковской администрации Алексея Филатова, что инициатива об особом статусе будет рассмотрена. За всё это время — никакого «прессинга» со стороны спецслужб, никаких обвинений в противоправной деятельности.

 

И вот — пожалуйста.

 

Для чего это делается — лично мне очевидно. «Сепаратистская» угроза, когда политики или обычные граждане выходят на мероприятия с георгиевскими лентами, флагами России и с лозунгами «Хунту геть!» — в прошлом. По крайней мере, в ближайшее время. Но режим шатается: недовольных экономическим положением — миллионы, коммуналка растёт, полицейское государство достало всех. Впрочем, доблестная Служба безопасности прочно держит свободомыслие собственных граждан на замке.

 

Теоретическую угрозу здесь представляет только легитимная оппозиция, формально разрешённая законом и ещё сохраняющаяся по крупинкам на Украине. Они (оппозиция) не называют события на Донбассе гражданской войной, не призывают отменить преступную политику евроинтеграции и не собираются признавать Крым навеки потерянным. При этом критикуют социально-экономическую политику руководства, призывают к отставке тех или иных государственных деятелей, поддерживают Минские договорённости. То есть, по возможности, пытаются и совесть не продать, и в тюрьму не загреметь.

 

Такими можно с натяжкой назвать некоторых народных депутатов из «Оппозиционного блока» (или покинувших его ряды, как Вадим Рабинович или Евгений Мураев), «Союз левых сил» Василия Волги, Прогрессивную социалистическую партию Натальи Витренко. К этому числу можно отнести и Александровскую, которая действовала в рамках закона, но власть Порошено и компании явно не поддерживала. Борьба с легитимной оппозицией стала следующею задачей СБУ (и киевского режима в целом) после зачистки радикальных «сепаратистов» и оставшегося после Русской весны подполья.

 

И дело касается не только политиков, но и в общественников, журналистов, интеллигенции.

 

Собственно, вполне себе в рамках закона, даже диктаторского и драконовского, действовали участники Народной Рады Бессарабии в Одессе, которым выдвигались схожие обвинения. Ваш покорный слуга, например, трудился в одном из крупнейших украиноязычных интернет-изданий «Насправди» главным редактором, иногда готовил материалы и репортажи для газеты «Взгляд», но всё же старался придерживаться норм фашистского закона. Или, скажем, Елена Глищинская и Виталий Диденко — их профессиональная деятельность в качестве журналистов вряд ли была направлена на приход российских танков в Одессу и Бессарабию и провозглашения независимого Одесского государства.

 

Ещё один случай из Одессы, о котором узнал буквально на днях. Руководитель одесского «Правого сектора» (запрещён в РФ – ред.) Сергей Стерненко потребовал от руководства одного из крупнейших вузов Одессы — университета им. Мечникова, уволить Елену Радзиховскую, местного преподавателя и доктора исторических наук. Виновата женщина оказалась ровно в том, что её сын… погиб в Доме Профсоюзов 2 мая. И она посмела выступить по этому поводу в Европарламенте. Теперь в отношении женщины организована травля и, скорее всего, руками радикалов ей вслед за сыном придётся лишиться и должности. Не удивлюсь, если вскоре делом заинтересуется Служба безопасности — нет, не высказываниями представителям «Правого сектора» в отношении невиновной Радзиховской, а ей самой.

 

В общем, Украина продолжает скатываться в авторитарное болото. С арестами, травлей неугодных — всё как положено. Многие мои российские коллеги с умным видом спрашивают: «А почему Юго-Восток сдался? Почему „молчит“ Одесса, Харьков, Херсон?». На что я постоянно привожу в примеру случаи, подобные Александровской. Любая общественно-политическая активность, не говоря уже о натурально протестной, в лучшем случае закончится травлей и угрозами радикалов, в худшем случае — арестом и длительным тюремным заключением от спецслужб. Если каратели так поступают с бывшими народными депутатами, с известными журналистами, что сделают с рядовыми гражданами?! И вариантов какой-либо деятельности, без заключения сделки с режимом, не имеется.

 

А пока — репрессии продолжаются. Конца краю этому не видно.

 

Кто следующий?

 

Артём Бузила

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1