Brexit разрушил главный миф Евросоюза. Юрий Баранчик

Дата публикации: 01 Июль 2016, 18:52

 

Какой сценарий распада Евросоюза выгоден России?

 

Английский Brexit разрушил главный миф Евросоюза — о том, что это рай обетованный на Земле и вся Европа и не только — стремится в него попасть. Как оказалось, стремятся в него попасть политические лузеры, а вот наиболее грамотные элиты, наоборот, стремятся его покинуть.

 

Какой сценарий распада Евросоюза выгоден России?

 

В связи с распадом этого главного европейского мифа последних двух десятилетий… вполне закономерно поставить следующий вопрос: какой вариант распада Евросоюза больше всего устраивает Россию?

 

Этот далеко не праздный вопрос вызван, в том числе и тем, что отечественные либералы, так и норовящие установить над Кремлем американский флаг, спят и видят, чтобы Евросоюз как можно дольше оставался непотопляемой военной базой США и источником угроз для России. Вот, в частности, что пишет директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета Мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, директор евразийской программы МДК «Валдай» Тимофей Бордачев: «В конце концов, мы (кто это — «мы»? — Ред.) всегда говорили, что России нужен именно единый Евросоюз — вне зависимости от количества внутренних проблем, которые должны решать между собой его участники. Может, оно и неплохо. Меньше будут отвлекаться на бесперспективные «соседства».

 

Такое ощущение, что тот агрессивный и антироссийский тон, который характеризует отношение Евросоюза к России после распада СССР, русофобская риторика и практика большинства европейских стран, унижение русского населения бывших советских окраин как раз и устраивает этих представителей «российской элиты». Соответственно, вопрос — какой путь развития или упадка выберет Евросоюз — для России весьма актуален по очень многим причинам, в том числе, и военно-политического характера.

 

Итак, что мы имеем на сегодня, какие варианты развития событий имеет Евросоюз? По большому счету, у ЕС сегодня есть только три варианта будущего:

 

а) продолжение стагнации нынешнего проекта;

 

б) полный распад Евросоюза на отдельные государства со своей внутренней и внешней политикой, валютой, налогами, вооруженными силами и так далее;

 

в) формирование двухъярусного ЕС (подвариант — усеченного ЕС во главе с Германией и Францией, и остальной (восточноевропейской, в основном) частью нынешнего ЕС, которая не войдет в новый ЕС).

 

Больше никаких вариантов нет. Исходя из этого, вполне можно проанализировать основные плюсы и минусы каждого сценария для ЕС, и, соответственно, плюсы и минусы России от каждого из данных сценариев.

 

Первый сценарий. Продолжение стагнации нынешнего проекта ЕС. В этом сценарии Британия максимально затягивает свой выход из ЕС, не давая Германии и Франции осуществить необходимое реформирование ЕС. Против выступают также Польша, наибольшие бенефициары в нынешней модели ЕС (около 190 млрд. евро с 2010 по 2020 годы),Прибалтика, которые просто становятся «черной дырой» континента после прекращения программ европомощи и должны будут на коленях ползти в Кремль, умоляя взять на содержание, Болгария, Румыния и некоторые другие страны-рецепиенты финансовой помощи ЕС за счет бюджетов и народов Германии, Франции, Голландии, Италии и некоторых других (всего семь стран, без Британии).

 

Внутри ЕС нарастает внутренний раскол, так как Польша и Ко мешают немцам и французам осуществить свои планы, а Германия и Франция блокируют инициативы проамериканских политических холуев. При этом происходит расходование бюджетных средств ЕС по прежним программам, в результате чего больше всего наживаются страны Восточной Европы и Прибалтики, а больше всего теряют немцы. Параллельно немцы, французы и прочие страны «старой Европы» расширяют сотрудничество и взаимодействие с Россией, а Восточная Европа пытается ставить палки в колеса этому процессу. Несомненно, данная модель нежизнеспособна.

 

В этой ситуации вопрос заключается только в одном — в терпении немецкой элиты, их готовности отстаивать национальные интересы страны, аналогично тому, как это сделала элита Британии. Вполне возможно, что функцию разрушителей такого ЕС возьмут на себя французы как ребята гораздо более эмоциональные и которым по этой причине никто не скажет: «Как же так, как Вы могли?»… Потому что в ответе будет указан известный всем адрес.

 

Это означает, что ныне действующая конструкция Евросоюза является исключительно временной и прослужит не более двух-трех лет, а, может, и меньше, в течение которых будет выработан в качестве базового один из двух оставшихся сценариев — либо полный распад нынешней конструкции ЕС и возвращение к Европе национальных государств, либо формирование двухъярусной Европы со своим ядром в лице тех стран, что основали «Союз угля и стали» (Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга) плюс Испания и все остальные. Понятно, что в этих условиях, ни о каком присоединении новых стран к ЕС и его расширении и речи быть не может. Соответственно, в утиль сливается весь нынешний проект Украины как не России и как восточного форпоста ЕС.

 

В этих условиях — нынешнего ЕС как уходящего проекта — России надо максимально развивать двусторонние связи со странами ЕС для формирования взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества и, прежде всего, со странами старой Европы как наиболее финансово мощными и технологически продвинутыми. Особенно крупные инфраструктурные проекты — привязывая ими к себе Европу в обход будущего региона «дикого поля» в лице стран Восточной Европы.

 

Второй сценарий. Прекращение проекта ЕС в нынешнем виде и переход к прежней модели Европы национальных государств. Этот сценарий вполне понятен. В течение ближайших двух-трех лет в ЕС происходит бракоразводный процесс, в ходе которого устаканиваются все вопросы законодательного и финансово-экономического толка, вопросы с принадлежностью торговой и промышленной недвижимости, после чего происходит возврат к национальным валютам, армиям, налоговым системам и так далее. Несомненно, это будет сильнейшим стрессом как для национальных элит европейских стран, которые забыли, что такое национальные интересы, так и для национальных экономик. Тем не менее, это будет здоровая ситуация, которая как пену снесет все те политические силы, которые США взращивали в Европе после распада социалистического блока. А финансово-экономическое оздоровление стран позволит им сравнить нынешние итоги с теми, которые у них были по выходу из советского блока, и сопоставить, какая система их развивала, а какая — уничтожала. Вопрос, понятно, будет чисто риторический, так как выводы лежат на поверхности.

 

После периода кризиса начнется сборка новой Европы, но исключительно на двусторонней основе. И это, еще раз подчеркнем, будет абсолютно здоровая и в политическом, и в экономическом плане интеграция, где страны будут руководствоваться исключительно своими национально-государственными интересами, а не звездно-полосатого дяди из-за бугра. Данная ситуация будет полностью отвечать и российским национально-государственным интересам, гораздо больше, кстати, чем нынешняя, так как вместо русофобского, особенно — в Восточной Европе, Евросоюза, мы будем иметь дело в основном со средними и небольшими по политическому и экономическому потенциалу странами, у которых будет полностью отсутствовать антироссийский геополитический компонент, так как слишком несоизмеримыми будут величины. И это будет и ненужным элитам этих стран, основная задача которых будет заключаться в обеспечении экономического выживания страны, а не в политических амбициях.

 

То есть вариант полного распада нынешнего ЕС и переход к модели Европы национальных государств — полностью устраивает Россию в среднесрочной и долгосрочной перспективе, особенно в контексте интеграции Евразийского проекта и проекта Шелкового пути.

 

Третий сценарий. Формирование двухъярусной Европы. В этом сценарии Германия, Франция и другие страны «старой Европы» преодолевают сопротивление восточноевропейского, проамериканского и антироссийского блока во главе с Польшей и ставят вопрос ребром: вот проект новой Конституции ЕС с совершенно новой политической (принятие решение главами ЕС и формирование парламента ЕС на новой основе в соответствии с экономическим весом страны) и экономической подкладкой. Хотите — подписывайте, не хотите — можете идти на все четыре стороны, ваше право, никто никого не держит. Но все европрограммы, за счет которых вы жили все последние пятнадцать лет, закрываются с первого числа следующего месяца. Соответственно, если не подписываете, то начинайте печатать новую валюту, так как из зоны евро без подписания новой Конституции Вы выпадаете автоматически.

 

Конечно, в этом случае крика будет на весь мир, но что поделать, как говорится — кому сейчас легко? И так, двадцать лет жили почти за чужой счет, пора и честь знать. И вариантов у наших восточноевропейских «братушек» по итогу громких и чистосердечных завываний и бития себя пяткой в грудь останется всего два — либо согласится со своим новым статусом европейкой нищей и задрипаной провинции и подписать документ, либо молча и гордо покинуть переговорную комнату. В первом случае Россия будет иметь своим партнером двухъярусный ЕС с четким пониманием того, кто здесь главный и с кем стоит вести переговоры, во втором — опять-таки будет весьма ясное понимание о сотрудничестве с новым небольшим и компактным ЕС и столь же ясное понимание того, как взаимодействовать с теми, кто громче всех лаял, тявкал и гавкал.

 

Вместе с тем, оценивая вероятность второго и третьего сценария развития событий, мы склоняемся к тому, что германо-французской элитой будет реализован третий сценарий, то есть формирования двухъярусной Европы, так как слишком много сил было вложено в проект Евросоюза, чтобы можно было так легко от него оказаться. Поэтому, скорее всего, элитами старой Европы будет принято решение об оставлении Евросоюза в усеченном варианте со своей внешней и внутренней политикой, валютой, налогами, границей, армией и так далее.

 

К этому мнению склоняются и некоторые другие аналитики: «Отчасти причины маловероятности полного распада еврозоны кроются и в том, что иных альтернатив и интеграционных проектов, способных составить конкуренцию Европейскому союзу, пока не просматривается. А вот сценарий с формированием более монолитного ядра ЕС, которое придаст европейской периферии более низкий статус в вопросах принятия решений по таким жизненно важным вопросам объединения, как торговля, иммиграция и общий бюджет, вполне реален. Европейские элиты, германские и французские в первую очередь, после «Брексита», очевидно, приняли решение о форсированном проведении программы создания так называемого «супергосударства».

 

Все разговоры об объединении европейских стран и о ликвидации оставшихся признаков национального суверенитета проистекают из осознания европейскими элитами того факта, что в глобальной конкурентной борьбе победить можно только посредством создания мощных экономических субъектов. Поэтому-то сегодня предлагается также объединить службы безопасности, таможенные и налоговые органы, вооруженные силы, и, что логично в этой схеме, органы власти.

 

В среднесрочной перспективе можно ожидать, с одной стороны, нарастания центробежных тенденций внутри национальных государств, что является прямым следствием проводимой Евросоюзом политики подрыва потенциала крупных национальных государств. А с другой, маловероятность выхода непосредственно континентальных европейских государств из проекта единой Европы, так как бесчисленные финансово-экономические и политические связи фактически связывают их с Парижем и Берлином, ключевыми локомотивами создания «супергосударства».

 

Таким образом, можно констатировать, что нынешний проект Евросоюза вступает в фазу жесткого, прежде всего мировоззренческого кризиса, поскольку ресурсы и модели развития ЕС, заложенные еще в Маастрихтских соглашениях 1992 года, явно устаревают на фоне новых вызовов и проблем.

 

В любом случае можно с уверенностью утверждать лишь то, что проект единой Европы, фундамент которого был заложен на волне роста популярности атлантикоцентристских идей в послевоенное время, претерпит кардинальные изменения, и процесс интеграции оставшегося ядра Евросоюза будет носить куда как более масштабный характер, при нарастании социально-экономических, демографических и миграционных проблем на периферии».

 

Выводы. Соответственно: что является главным выводом из вышеизложенного? Что России будет удобно и выгодно иметь своим партнером Европу и по второму, и по третьему сценарию, так как это будет национально ориентированная Европа, лишенная ненужных и чужих геополитических амбиций. В этих сценариях у России не будет никому не нужных конфликтных геополитических точек с Европой. Доминирующей интенцией станет торгово-экономическое сотрудничество, не нагруженное извращенной идеологией как периода холодной войны, так и последних семнадцати лет постсоветского распада.

 

Соответственно, Европа станет частью единого евразийского экономического и политического пространства от Пекина до Амстердама и французского Бреста, где все субъекты (но не объекты) политического и экономического процесса будут равны. Вместе с тем, это будет принципиально иная Европа, чем та, которую видят и мечтают видеть российские звездно-полосатые либералы, без русофобии и без претензий на историческую или национальную исключительность.

 

Юрий Баранчик, ИА Regnum

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Eurosouz_90688082_big


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1