Ирония судьбы или Секта «Свидетелей Апокалипсиса». Виктор Мараховский

   Дата публикации: 30 июня 2016, 11:45

 

Главным внутренним потрясением первого полугодия в России стало отсутствие внутренних потрясений.

 

Ирония судьбы или Секта «Свидетелей Апокалипсиса»

 

Нет, нельзя сказать, что российской публике не дают поводов. Поводы потрястись поступают в прежнем ритме, и даже чаще прежнего: вот олимпийцев  снова репрессировали за мельдоний, вот арестованный Н. Ю. Белых объявил голодовку в тюрьме, а вот Госдума приняла ужасный антитеррористический пакет.

 

Единственное, чего тут не хватает для общественных потрясений — так это участия общества.

 

Арест Никиты Юрьевича граждане проводили незлой загадкой «Что такое — глаза боятся, а руки светятся», антитеррористический пакет никого не задел, а олимпийские репрессии — вызывают эмоции сильные, но совершенно не похожие на отчаянное предчувствие скорого конца.

 

Как следствие — мы наблюдаем любопытные перемены в отечественной «апокалиптической публицистике». Нависшая, согласно ей, над Родиной близкая катастрофа впервые начала пятиться с привычного «уже этой осенью» в более отдалённое будущее. В когда-нибудь потом

Патриотические мастера жанра ещё пытаются назначить падение государства на какой-нибудь «послеследующий» год («Я примерно представляю себе, какого рода мысли сейчас должны крутиться в голове у крупного российского бизнеса. Как вы думаете, что эти люди сделают сейчас? Летом 2018 года Яровой будет не до мониторинга»).

 

Мастера же либеральные, кажется, не верят уже и в апокалиптический потенциал Крупного Бизнеса. По причине чего анонсируют в Шоколадном лофте в хипстерском сердце г. Москвы недорогие семинары «о том, как пережить эпоху Путина и как быть революционером, не вставая с дивана» (я не утрирую, в анонсах так и написано).

 

…Причины, по которым Скорый Русский Апокалипсис теряет рейтинг, — имеют, как представляется, несколько причин.

 

Первая причина — в том, что не взлетело слишком много апокалипсисов подряд. Парад несостоявшихся гибелей государства, открывшийся скорым крахом от санкций в 2014-м, продолжившийся в 2015-м грядущим переворотом от Крупного Бизнеса, голодом и разрухой от упавшей нефти, чудовищной военной катастрофой в Сирии и так далее — на каждом витке теряет зрителей просто потому, что краха всё не происходит.

 

Вторая причина, несколько парадоксальная — состоит как раз в том, что санкции и падение нефти действительно осложнили жизнь миллионам граждан. Однако привели не к социальному взрыву, как прогнозировалось мастерами апокалиптической публицистики, а к противоположному эффекту. Иными словами — отвлекли многих ещё вчерашних ожидателей краха на куда более практические задачи непосредственного выживания, лишив потенциальные революционные массы массовости.

 

Третья причина — чисто географическая. Те, кто ощущал особенную невыносимость атмосферы в стране и непримиримость с её курсом — за истекшие два-три года слились за рубеж, от Прибалтики до Лондона и от Испании до Патайи.

 

Что важно — это был отнюдь не «исход элиты» или «бегство богатых», как можно бы думать. Нет: кроме несовместимости с идеей выживания в России — у представителей нового русского самовывоза нет никакого объединяющего признака.

 

Отъехали те, кто позволил себе инвестировать четверть миллиона евро в европейские экономики.

 

Но отъехали и те, кто по бедности заделался студентом в дешёвые прибалтийские вузы.

 

Отъехали те, кто купил себе дом в викторианском стиле на юге британской столицы.

 

Но отъехали и те, кто сдал бабушкину сталинку на Фрунзенской, отбыл на тёплый дешёвый берег и живёт там на разницу.

 

Итого – 200-300 тысяч, того самого «фермента апокалипсиса», который исправно и шумно ждал конца в предыдущие годы.

 

Апокалиптические публицисты любят сравнивать 2016-й с 1916-м. Ну так вот, это примерно как если бы в эмиграцию отбыли не только огнеглазые лидеры революционных партий, но также все основные ячейки всех партий, все агитаторы, все подпольщики и матрос Железняк

Разумеется, можно представить себе твиттер-революцию — но крайне сложно представить себе революцию в жанре интернет-петиции, которую производят на аутсорсе эмигранты в шортиках.

 

…И, наконец, четвёртая причина падения рейтинга Скорого Русского Апокалипсиса — в довольно-таки серьёзной бездарности всех основных его пророков.

 

Штука вся в том, что все их прорицания все эти годы сводятся к самой общей схеме:

 

  1. У этого государства кончатся деньги
  2. Оно не сможет далее подкупать электорат подачками
  3. Наступит деградация управления
  4. ????
  5. Крах!

 

То есть, проще говоря, — у апокалиптической публицистики по сей день не имеется внятно прописанного механизма этого самого скорого краха. То есть он есть, но как «вертолёт да Винчи» — без мотора. В качестве ключевого элемента всё время выступает некий «чёрный лебедь», который внезапно выплывет и клюнет ослабевшего колосса под глиняные коленки.

 

При этом упомянутые выше публицисты последовательно назначали таким внезапным чёрным лебедем то экономическую дубину США, то бунт олигархии, то даже некие отряды украинских киборгов-добровольцев или ядерный удар со стороны Шестого Флота (те самые, что сегодня продают билеты на свои лекции о «пережить путинскую эпоху»).

 

Без этого внезапного «агента хаоса» схема не работает, а реалистичный кандидат на него уже давно не просматривается.

 

…Фактически этому кризису русской апокалиптической мысли имеется одна несколько рискованная, но очень подходящая аналогия – судьба секты «Свидетелей Иеговы», возникшей именно под брендом «Мы высчитали дату конца света, и она совсем рядом»

Крупнейшей удачей данной секты в истории стал 1914-й год. Именно на этот год в начале двадцатого века она назначила Армагеддон. И когда в 1914-м действительно разразилась мировая война — в ряды секты повалили. Затем, когда мир не рухнул, руководителям организации удалось довольно успешно вырулить с помощью объяснения, что «апокалипсис начался, просто он долгий. При жизни поколения 1914 года конец света точно произойдёт, ждите и будьте готовы каждую минуту».

 

Максимальной численности эта — во всех остальных отношениях крайне унылая — организация достигла в начале 90-х, когда возраст «поколения 1914-го» приблизился к средней продолжительности жизни.

 

А с 1995 года иеговисты переживают постоянное падение численности. Они страдают от утечки талантливых кадров и даже не пытаются уже назначать новые интересные даты конца – просто монотонно сообщая, что мир катится в пропасть по плану.

 

Виктор Мараховский

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1