Энтропия Запада и Украина. Виталий Варавка

Дата публикации: 30 Июнь 2016, 08:00

 

«Ветер с Востока одолевает ветер с Запада», – писал некогда Мао Цзедун.

 

Мао

 

В Европе ровно наоборот: все послевоенное время устойчивый западный ветер задавал тон европейским процессам. Создание НАТО и его новейшая редакция Drang nach Osten, формирование Евросоюза и «освоение» постсоциалистических стран и части постоветского пространства – все шло под западный ветер. Если точнее, под ветер из Вашингтона.

 

Но к середине второго десятилетия XXI века стало ясно, что американский демиург, понадеявшись на свое кажущееся всесилие, задал чересчур быстрый темп преобразования Европы в наднациональное формирование с неолиберальным порядком. Форсированное разбавление «новой исторической общности – европейского народа» миллионами выходцев из мировой периферии сыграло роль «ускорителя» зреющего уже немало лет бунта на европейском корабле. Бунт приобрел форму борьбы за восстановление национального суверенитета, потому что только его достижение позволит ограничить аппетиты неолибералов. Для начала – ограничить. Дальше будет видно.

 

Первой восстала Великобритания. С Шотландией или без нее англичане и валлийцы имеют хорошие шансы за два-три года показать всем остальным, что на «единой Европе» белый свет клином не сошелся. Можно сказать, что произошло центральное событие истории Великобритании и всей Европы начала нового века. Наступление «новых правых», которые имеют хорошие шансы в ближайшие годы прийти к власти в доброй половине стран нынешнего ЕС, и оживление «новых левых» только подчеркивают, насколько скептически европейские народы относятся к неолиберализму, заполонившему планету с момента отступления его альтернативы – мирового социализма. Да и в самой Америке, как показала избирательная кампания Берни Сандерса, на Уолл-стрит есть о чем подумать.

 

В Европе на примере Великобритании и правящие круги, и народы уже думают над тем, что делать и как быть дальше. Торопливая подготовка и ход последнего саммита Евросоюза показали, что вызревают три основных проекта.

 

Первый сводится к тому, что ничего особенного предпринимать не надо. Возможно, небольшой косметический ремонт, очередной призыв к единству – и достаточно. Оставить все «как есть». Жили с Лондоном, проживем и без него. Не было особой взаимной любви (что правда), обойдется и без чрезмерной печали. Материальные и виртуальные затраты при выборе такого варианта минимальны. С результатами будет плохо.

 

Именно такой подход к оценке ухода Великобритании имела в виду Washington Post, когда писала, что граждане еще как минимум шести стран, в случае проведения референдумов, могли бы высказаться за выход из ЕС. К числу кандидатов на выход издание называет Швецию, Данию, Грецию, Венгрию, Францию и Финляндию. Почему бы и не выйти?! Исландия и Швейцария отказались от вступления в ЕС, однако их достижениям на социально-экономическом поприще может позавидовать любая из стран еврозоны, не говоря уже о периферии Евросоюза.

 

Словом, тот случай, когда известное заведение обанкротилось и смена вывески, мебели и постелей ему не поможет. «Мадам» и работниц менять надо, чтобы на что-то надеяться. Британское политическое землетрясение грозит перерасти в потрясение основ современной Европы. И не факт, что только Европой все ограничится.

 

Второй направлен на ускоренное превращение ЕС в сверхдержаву. Так называемый план Штайнмайера – Эйро предполагает дальнейшее существование Евросоюза с едиными армией, спецслужбами, валютой, налоговой службой и даже уголовным кодексом. Предусматриваются единые граница, внешняя и миграционная политика, визы. Надо говорить, что от «сверхдержавы» многие европейцы побегут еще быстрее, чем от ЕС с прежней «мадам»?!

 

Простой вопрос: какой язык в отсутствие Великобритании станет в сверхдержаве главным и на каком языке будут отдаваться приказы в «единых вооруженных силах»? Однажды Еврорейх уже был. И не столь важно, как будет называться его новая редакция. Важно, кто будет в нем править бал. Ясно, что не Франция и не Италия.

 

Третий вариант вынашивается уже не первый год. Его цель состоит в том, чтобы покончить со всеми признаками «наднациональности» и «надгосударственности», избавить Брюссель от несвойственных ему функций и развернуть Евросоюз в сторону углубленной зоны свободной торговли. Общий рынок и связанные с ним преимущества (особенно для продвинутых в технико-технологическом отношении стран) сохраняются. Не особенно преуспевшим на ниве конкуренции, возможно, что-то компенсируется. Но не так, как сегодня, когда такие мнимые «тигры» Восточной Европы, как Польша например, только потому и мнят себя хищниками, что получили десятки миллиардов евро из закромов ЕС.

 

Возможен и четвертый случай: после длительной агонии все члены ЕС расходятся по национально-государственным квартирам – хорошо, чтобы тихо и мирно. Расходятся и начинают строить жизнь в соответствии с национальными интересами. Такое развитие событий неминуемо скажется на дальнейшей судьбе НАТО.

 

Не исключено, что окончательный выбор будет представлять собой синтез или комбинацию из двух или трех вариантов, обозначенных здесь. Очевидно, исторические повороты такого рода – дело не одного дня и даже не одного года. Евросоюзу, чтобы достигнуть сегодняшней точки бифуркации, понадобилось 65 лет. Вряд ли кто-либо возьмется сегодня предсказать, сколько времени понадобится для нового витка интеграции – хорошо, если на качественно новой основе.

 

Пока ясно только то, что прежнему качеству Евросоюза положен конец, и никому не стоит рассчитывать на то, что в ситуации неопределенности со своим будущим ЕС рискнет принимать неофитов. Собственно, некоторые из потенциальных неофитов тоже за последние месяцы поумнели.

 

Но не все. Например, лидер киевского режима Петр Порошенко считает, что с уходом Великобритании ничего существенного для Евросоюза не произошло. Он не придумал ничего лучшего, как прокомментировать итоги британского референдума словами Павла Тычины из стихотворения «Партия ведет». «Жаль, но «нам своє робить», – написал украинский президент на своей странице в Facebook. «Свое делать» – это вступать в Евросоюз, который, по его мнению, должен «найти путь к сердцам евроскептиков, чтобы не дать ни одного шанса оппонентам европейского интеграционного проекта и их щедрым спонсорам».

 

Не знаю, читал ли кто-то в Великобритании, кроме узкого круга экспертов, эти слова Порошенко, но, если серьезно, за «щедрых спонсоров» британцы могли и обидеться. Даже те, кто голосовал против Brexit, – настолько исход референдума оказался откровением для всех. Откровением даже большим, чем Brexit-2 – поражение родоначальников футбола на первенстве Европы от крошечной Исландии.

 

Более того, Ангела Меркель 27 июня в Берлине открытым текстом заявила, что идти дальше соглашения об ассоциации Украины с ЕС никто не собирается и вопрос ее вступления в ЕС не стоит на повестке дня. Порошенко же, словно ничего не слыша и не понимая, уже после этого заявления утверждал в Брюсселе, что «в современных сложных условиях Евросоюз нуждается в истории успеха и такой историей может стать Украина». Да, если бы и принимали (чего нет и не предвидится!), так не приняли бы, ибо на Украине продолжается развязанная режимом Порошенко гражданская война, конца-краю которой в обозримом будущем не видно.

 

По мнению многих фанатиков неолиберализма, к числу которых относится и глава киевского режима (олигархический феодализм Украины и неолиберализм Запада во многом совпадают), в ЕС ничего страшного не случилось. Неприятные события на Западе, мол, происходят не впервые, но в итоге, продвигая вширь и вглубь свою систему «ценностей», евроатлантический мир находит выход и становится крепче. За примерами ходить далеко не надо. Писал некий Шпенглер о «закате Европы» и что с того вышло? В конце концов, появился Евросоюз. По дороге, правда, случились две мировые войны, в которых погибли 55 млн. человек. Ну и что – издержки прогресса либеральной цивилизации, мол. Придумают что-то и сейчас.

 

Забывают только о том, что энтропия относится не только к физико-химической или биологической формам движения материи, но и к социальной тоже. Либеральная цивилизация тратит уже больше, чем накапливает. Недаром процентные ставки уходят в минус, и никто не может толком объяснить, почему так происходит. Или не хочет? Возможно и второе. Подходит к концу старый мировой порядок, пытающийся спрятать свою непривлекательную сущность под неолиберальными одеждами. То же самое и с Европой. Либо она сменит свою сущность и направленность движения, либо уйдет в историческое небытие. Порошенко, как видно, стремится вступить во вторую ипостась Европы.

 

Виталий Варавка

 

 

 

Метки по теме: ; ;


Комментировать \ Comments
[no title] 1972 Andy Warhol 1928-1987 Purchased 1984 http://www.tate.org.uk/art/work/P77078


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1