Brexit изменит внешнюю политику Польши. Дмитрий Наркевский

   Дата публикации: 30 июня 2016, 22:15

 

После оглашения результатов референдума Польше пришлось в экстренном порядке пересматривать свою политику внутри ЕС. С одной стороны, выход Великобритании несет для Варшавы значительные потери из-за разрыва политических и экономических связей с Лондоном. С другой, изменение баланса сил внутри Евросоюза угрожает выбросить Польшу на периферию европейской политики. Амбициозные правые, стоящие у руля польского государства, рассматривают эти вызовы как экзистенциальные и предпринимают отчаянные попытки сохранить свое положение в Европе.

 

Болек и Лелек

 

 

Экономика

 

За годы членства в ЕС, а это уже 12 лет, Польша получила на свое развитие из бюджета ЕС и различных европейских фондов колоссальные суммы. Например, согласно семилетнему бюджету ЕС 2007-2013 Европейский союз выделил Польше 95 млрд. евро, в то время как взнос Варшавы в общеевропейский бюджет за этот же период составил около 20 млрд. евро. Бюджет 2014-2020 предусматривает еще более значительные вложения — 105,8 млрд. евро. По объемам финансовой помощи Польша заняла первое место в ЕС. Финансирование ведется по многим направлениям: от субсидирования сельского хозяйства до строительства транспортных коридоров в рамках общеевропейских маршрутов. Не трудно представить, что с потерей Великобритании, ежегодно вносившей в «общий котел» ЕС порядка 8 млрд. евро, единый бюджет будет пересмотрен в сторону сокращения и Польше вряд ли удастся отстоять первоначальные цифры финансовой помощи.

 

Торговые отношения с Великобританией занимают ключевое положение во внешнеторговом обороте Польши. Среди стран Евросоюза Великобритания является вторым после Германии торговым партнером Варшавы. В случае выхода Британии из общеевропейских соглашений, способствующих развитию торговли внутри ЕС, вероятность снижения объемов взаимной торговли достаточно велика, что непременно отразится на экономических показателях Польши.

 

 

Польские гастарбайтеры

 

Еще одной проблемой для Польши является проживание большого числа польских граждан в Объединенном Королевстве. Выехавшие в Британию на заработки поляки оказались, так сказать, в подвешенном состоянии. Если Великобритания откажется от либерального миграционного законодательства в отношении граждан стран-членов ЕС, то около 800 тысяч поляков, проживающих на Британских островах, вынуждены будут изменить свой нынешний статус. Это может нанести серьезный урон не только социальному положению внутри Польши, куда вернется, по данным опроса польского социологического института IBRiS, каждый четвертый гастарбайтер, но возможно и осложнит отношения Варшавы с некоторыми другими столицами ЕС в случае, если поток польских мигрантов попытается переориентироваться на другие страны Европы. На фоне наплыва мигрантов из Африки и Азии перспектива получить еще и дополнительных восточноевропейских мигрантов страны Западной и Северной Европы явно не прельщает.

 

Немаловажным фактором является и то, что польские граждане, проживающие и работающие в Британии, ежегодно перечисляли на родину порядка 1 млрд. евро. Нынешнему польскому правительству вряд ли хотелось бы лишиться такого валютного подспорья.

 

 

Европейская политика

 

Внешней политике Польши Brexit нанес сокрушительный удар. Варшава всегда рассматривала Лондон в качестве своего основного политического союзника внутри ЕС. В Евросоюзе британцы держались особняком, являясь своеобразным противовесом Брюсселю, Парижу и,особенно, Берлину.

 

Со своей стороны набирающая последние годы экономическую силу Польша также требовала для себя более важного места в общеевропейской иерархии. Избрание бывшего премьер-министра Польши Дональда Туска на пост председателя Европейского совета в 2014 году свидетельствовало о признании Европой повышающейся роли Польши. Сейчас Туск занимает достаточно резкую позицию в отношении Британии. Так 28 июня во время экстренного саммита ЕС в Брюсселе он предложил провести в сентябре следующую неформальную встречу глав стран ЕС уже без Британии.

 

Но не стоит рассматривать заявления Туска в качестве официальной позиции Варшавы. Нынешний председатель Европейского совета хоть и является представителем Польши, но принадлежит к лагерю политических оппонентов находящейся сейчас у власти партии Ярослава Качинського «Закон и справедливость». Кроме того, являясь одним из руководителей ЕС, он формально должен абстрагироваться от узконациональных интересов своей родины. На практике же можно говорить о том, что нынешнее руководство Евросоюза находится под влиянием Германии и ее союзников.

 

Этот факт вызывает определенное раздражение у нынешних польских лидеров. Вину за потерю своего главного союзника в Европе — Великобритании, Качинський и его партия склонны возлагать не только на британцев, но и на руководство ЕС. В частности, министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский призвал сменить нынешних лидеров Евросоюза и выразил свое недовольство пассивной позицией Туска. Очевидно, что в случае если высшие чины ЕС уйдут в отставку, второй раз протолкнуть на эти должности поляка, да еще и возможно критически относящегося к странам-основательницам Союза Варшаве вряд ли удастся.

 

 

Внутренняя борьба в ЕС

 

С первого же момента после оглашения результатов референдума отношения между странами внутри Евросоюза стали накаляться. Первыми удар нанесли Берлин и Париж, собрав в субботу 25 июня на экстренной встрече глав шести государств-основателей ЕС.

 

Обидевшаяся Польша отреагировала тут же. В прессу начали просачиваться слухи о планах Берлина и Парижа активизировать строительство наднациональных институтов ЕС, передать Брюсселю значительную часть суверенитета стран-членов в области безопасности, обороны, регулирования миграции и экономики. В польских СМИ развернулась активная дискуссия вокруг плана создания членами еврозоны европейского «супергосударства».

 

Со своей стороны Польша попыталась возглавить движение несогласных и выступила инициатором альтернативной встречи министров иностранных дел стран Восточной, Центральной и отчасти Южной Европы, которые проигнорировали Берлин и Париж. Организаторы демонстративно не пригласили на встречу представителей Германии, Франции, Италии, Нидерландов, Бельгии и Люксембурга. На следующий день противоборствующие стороны сошлись в ходе встречи министров иностранных дел Вышеградской четверки (Польша, Чехия, Словакия и Венгрия) с одной стороны и Германии и Франции с другой.

 

В отличие от Германии и ее союзников, выступающих за укрепление Евросоюза, Польша продвигает идею разработки нового договора ЕС, который бы учитывал ситуацию вокруг британского референдума и обеспечил проведение реформ Евросоюза.

 

На данном этапе Вышеградская группа поддерживает Варшаву. Однако дальнейшие события могут сыграть против Польши. Германия фактически выступает за разделение Евросоюза на тех, кто готов к дальнейшей интеграции, и остальных, продолжающих сопротивляться. Таким образом, Берлин старается обезопасить себя от повторения «Брексита»: в клуб избранных включаются только надежные, а остальные могут делать, что хотят, их действия не смогут более столь катастрофически влиять на ЕС. Немецкий подход понятен: «Не хотите серьезной интеграции, стойте в стороне и довольствуйтесь положением бедных родственников».

 

Вот тут у Польши и появляются проблемы. Ситуативные союзы со странами Восточной и Центральной Европы могут оказаться недолговечными, так как: во-первых, в числе этих стран есть члены еврозоны, которым Германия предложит сотрудничество в первую очередь; во-вторых, политические взгляды правящих партий в разных странах очень часто не совпадают, а для построения долгосрочных политических союзов одной обиды на Брюссель и Берлин может оказаться недостаточно; и в-третьих, финансовый и экономический ресурс Берлина да еще и его ближайших союзников значительно превышает возможности Польши. Разве Варшава готова финансировать Грецию? Выделять деньги на строительство пограничных сооружений для предотвращения потока мигрантов? А как будут согласовывать свою позицию в отношении России Венгрия и Польша, которые уже сейчас придерживаются противоположных взглядов на санкции?

 

У Польши есть один козырь, который может смешать планы Берлина. Это поддержка США. Не случайно, что несмотря на то, что уговоры Обамы, американских чиновников и бизнесменов не смогли удержать Британию в ЕС, Америка продолжает принимать активное участие во внутренней жизни Евросоюза. Последний визит госсекретаря Керри в Европу свидетельствует о том, что Вашингтон стремится сохранить руку на пульсе европейской политики.

 

Британия являлась главным проводником американских интересов внутри ЕС. Теперь ее место вне всяких сомнений должна занять Польша, чья проамериканская политика хорошо известна. В этом смысле для завоевания регионального лидерства Польша может попытаться провоцировать США на оказание давления в отношении стран Восточной и Южной Европы.

 

Подобная тактика наверняка понятна и Берлину. Возможно, именно по этому Меркель не делает резких политических заявлений, по вопросам, имеющим для США первостепенное значение. Как бы ни росло давление со стороны граждан и бизнес кругов Германии, как бы не наступали канцлеру на пятки политические конкуренты, Меркель в целом поддерживает американскую позицию по неевропейским делам. Это и Россия, и Юго-Восточная Азия, и сирийский конфликт. Похоже, что Германия пытается выиграть время, соглашаясь временно идти в русле американской политики и в то же время используя сложившуюся ситуацию для укрепления своего лидерства внутри ЕС. Если так, то Польше будет тяжело заставить США открыто давить на Евросоюз, ведь с виду пассивная позиция немецкого канцлера не дает формальных поводов вмешаться.

 

Потеря стратегического союзника в лице Великобритании для Польши означает ощутимый политический удар. Но польские лидеры не желают мириться с перспективой превращения их страны в игрока второго плана. Какие шаги они постараются предпринять, покажет время, а пока Варшава пытается обозначить свое лидерство на фоне недовольства младоевропейцев. Если Польша не нащупает слабое место Берлина и не станет главным доверенным лицом Вашингтона в Евросоюзе, то мы сможем наблюдать постепенное удаление Варшавы с европейской авансцены и крах польских надежд на региональное лидерство.

 

Дмитрий Наркевский

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1