Петру Порошенко больше не нужны крымские татары на Украине? Станислав Стремидловский

   Дата публикации: 29 июня 2016, 18:15

 

Обещая автономию в российском Крыму, он отказывает им в том же в своей стране

 

Анонсируя в ходе выступления в Верховной раде Украины будущие изменения Конституции страны, президент Петр Порошенко затронул вопрос Крыма. Его слова широко прокатились по украинскому и российскому сегменту интернета и средствам массовой информации. «Так же как деоккупация Донбасса, на повестке дня стоит и вопрос возвращения Крыма, — сказал Порошенко. — Еще раз подчеркиваю, что мы должны начать процесс внесения изменений и дополнений к разделу Х Конституции Украины, который называется «Автономная Республика Крым». Это то, о чем я говорил во время торжественного заседания и буду повторять. Эти изменения в полной мере вытекают из неотъемлемого права крымско-татарского народа на самоопределение в составе суверенного и независимого украинского государства. Конечно, понятно, что с полным обеспечением равных прав и гражданских свобод для этнических украинцев, русских и других этносов полуострова».

 

Петру Порошенко больше не нужны крымские татары на Украине

 

Чуть позже главу государства «уточнил» спикер Верховной рады Андрей Парубий. По его словам, «это вопрос, который сейчас находится на стадии обсуждения, мы обсуждаем с крымскими татарами, нашими собратьями. И мы сможем этот вопрос, когда уже будет завершено его обсуждение, вынести на общественное обсуждение». Но пока что все только «на уровне идеи и разработки», и «еще нет законопроекта, и еще не согласован текст этих изменений». В свою очередь вице-спикер правительства Крыма Руслан Бальбек в интервью ТАСС назвал инициативу Порошенко лишь сотрясением воздуха перед лояльным к нему «меджлисом» (так называемый «Меджлис крымских татар», запрещен в России). «Все заявления, которые он делает о национальной автономии и прочих преференциях, это райская музыка для меджлиса», — пояснил Бальбек. Президент Украины прекрасно понимает, добавил вице-спикер, что «на территории его государства проживает минимальное количество крымских татар и полностью лояльный к нему меджлис», а «крымские татары живут в российском Крыму, и громкие заявления Порошенко воспринимают как юмористическую передачу по телевизору», поэтому попытка их «выставить форпостом украинских интересов на Черном море — это льстить себе. Это, несомненно, ласкает слух, но потрогать это нельзя. Как в восточной пословице: сто раз можно говорить слово «халва», но от этого во рту слаще не будет».

 

Сами лидеры «Меджлиса» еще не прокомментировали выступление президента. Возможно, просто не успели, оно прозвучало вчера, 28 июня. Или поняли, что оно на самом деле означает для них? Ранее председатель этой организации Рефат Чубаров выражал убеждение, что Крыму должен быть предоставлен статус национальной территориальной автономии, поскольку «это совсем иное, чем такое восприятие как крымско-татарская национальная автономия». Он говорил, что ожидает внесения изменений в Конституцию с закреплением права на самоопределение крымских татар в составе Украины после «деоккупации» Крыма. Между тем, была и другая позиция, в соответствие с которой автономия должна была быть образована на Херсонщине. В мае этого года представлявший Киев в Минской группе известный украинский политик Роман Бессмертный заявлял, что на Украине уже «вырисовывается» крымско-татарская автономия. «Можно делать вид, что ее не существует, но мы сами, институционально, уже ее создали. И уже можно — в пределах Херсонской области — создавать структуру, которая станет будущим правительством крымских татар», — подчеркнул Бессмертный, не став расшифровывать, что это значит.

 

Однако хотят ли это «автономии» в самой Херсонской области? Жители этого региона негативно восприняли опыт «гражданской блокады» Крыма, которую осенью прошлого года предприняли около десятка различных организаций и добровольческих батальонов, в том числе отдельные представители сбежавших с полуострова крымских татар во главе с бывшим вице-премьером крымского правительства Ленуром Ислямовым. Вот характерное описание этих событий от вполне лояльной Киеву херсонской газеты «Новий день», сделанное в декабре прошлого года. «В последнее время в блокаде участвовали преимущественно крымские татары, — пишет издание. — Местное население настроено к ним негативно. Произошло это после ряда конфликтов. Только в течение недели голова Чонгара Галина Коваль получила семь заявлений граждан. «Неизвестные люди в балаклавах постоянно проверяют, требуют документы, открыть багажник, показать салон. Мне приходится по несколько раз в день проезжать так называемый блокпост, и так каждый раз», — сообщил соцработник Петр Сапига. Его односельчанин Александр Терлецкий написал в заявлении: «11 декабря у меня был инцидент с участниками блокады Крыма, который закончился нецензурными высказываниями в мой адрес и угрозой дальнейшего отказа в проезде блокпоста». По словам жителей Чонгара, «активисты» для проверки документов останавливают даже похоронные процессии, «шмонают» сумки, ругаются матом». Сам Ислямов в интервью «Украинской правде» признавал позже: «Ceгoдня мы чувcтвуeм ceбя кocтью в гopлe нe тoлькo Kpeмля, нo и Kиeвa».

 

Украинские власти, действительно, не совсем удовлетворяют ожиданиям лидеров «меджлиса». Так, комментируя в середине июня этого года «поднятие флага крымско-татарского батальона имени Номана Челебиджихана», Чубаров написал в своем блоге: «Поднятый на Чонгаре наряду с государственным флагом Украины и крымско-татарским национальным флагом флаг является символом добровольческой части будущего батальона, состоящей из крымских татар и организованно ожидающих формирования воинского подразделения. При этом, в его разработке и утверждении Меджлис крымскотатарского народа участия не принимал… В настоящее время в Херсонской области есть добровольцы из Крыма, которые изъявили желание служить в специальном подразделении, сформированном на материковой территории Украины из выходцев и уроженцев временно оккупированного Крыма и ожидают такого решения организованно. Однако окончательного решения о создании указанного подразделения еще не имеется». То есть, Киев дал понять «меджлису», что решать, чем будут заниматься материковые крымские татары, он будет сам.

 

Отметим еще один важный нюанс. В своих интересах крымских татар разыгрывала не только Украина, но и Турция. В случае с Анкарой это было связано с отправленным около месяца назад в отставку премьер-министром Ахметом Давутоглу, который сам по происхождению является крымским татарином. Он принимал руководство «меджлиса» и обещал им поддержку и финансирование. Но придерживался ли той же точки зрения президент Турции Реджеп Эрдоган? Не похоже. По словам Порошенко, перед тем, как отправить примирительное письмо в Россию, Эрдоган звонил ему и говорил, что он собирается сделать. Некоторые турецкие газеты выступили с предположением, что Анкара могла предложить Москве размен: русские принимают во внимание озабоченность турок действиями сирийских курдов из «Демократического союза» (PYD),а турки взамен — озабоченность русских внешней поддержкой крымских татар. На наш взгляд, это маловероятно. Крымские татары в Крыму трудно, медленно, но интегрируются в российское общество и не представляют угрозу территориальной целостности России, в отличие от сирийских курдов Турции. Однако в любом случае, совпадение звонка Эрдогана украинскому президенту и выступление Порошенко, интересно. Ведь Киев теперь может смело парировать все просьбы «меджлиса» о помощи необходимостью вначале «деоккупировать» Крым, что означает — никогда.

 

Сергей Осолодкин, заслуженный журналист Украины, в январе этого года возмущался на страницах портала «Херсонщина» активистами «гражданской блокады»: «Заявления крымских татар, что они собираются с оружием в руках «освобождать Крым». 250 человек способны одолеть армию? Чем может обернуться для Украины такая самодеятельность? Это только в кино барон Мюнхгаузен мог объявить войну Англии и выиграть ее за 30 секунд экранного времени под звуки оркестра из соседнего кабака. В жизни так не бывает. Так чего нам ждать в дальнейшем? Неужели военных действий на административной границе с Крымом в пределах нашей мирной области? Лично я уже просто устал ждать, когда же, наконец, свое слово скажет гарант Конституции? Какова его позиция? Чего ждать всем нам?». Спустя полгода гарант и ответил.

 

Станислав Стремидловский, ИА Regnum

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1