Эйфория – плохой советчик во внешней политике. Михаил Демурин

   Дата публикации: 28 июня 2016, 15:22

 

Не кажется ли вам, что в некоторых вопросах внешней политики у нас в последнее время наблюдается явный перебор с тем, чтобы выдавать желаемое за действительное? Причём именно там, где этого делать точно не следовало бы?

 

http://ria.ru/analytics/20160628/1453586632.html

 

Вспомним, с какой эйфорией в преддверии Санкт-Петербургского международного экономического форума обсуждалось известие о возможном приезде на это мероприятие председателя Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера. Из него делали чуть ли не героя, противостоящего давлению евробюрократии в интересах нахождения взаимопонимания между Европейским союзом и Россией.

 

Кончилось это предсказуемо: заявлениями Юнкера о «незаконной аннексии Крыма Россией», а также о том, что давление Запада на нашу страну путём увязки отмены санкций с выполнением Минских соглашений (которое, как известно, тормозится не Москвой, а Киевом) должно быть продолжено.

 

С эйфорией, как свидетельство ещё одной бреши в политике изоляции России западным миром, было воспринято и переданное в дни ПМЭФ приглашение президенту России посетить Финляндию. Кое-кто из соседей финнов, усиливая этот эффект, даже пожурил президента Финляндии за это решение: мол, ломаете единый строй Запада.

 

На самом деле, это приглашение — именно шаг к упрочению единства, в том числе и военно-политического. Финны прекрасно понимают, что посетить в сегодняшних обстоятельствах Финляндию и не сказать как минимум двух очень важных именно сейчас для Хельсинки фраз Владимир Путин не сможет. Что это за фразы? Первая: Россия дорожит добрососедскими отношениями с Финляндией. Вторая: Россия уважает суверенные решения финского руководства. Думаю, произнесение этих фраз станет отправной точкой для форсирования процесса присоединения Финляндии к НАТО.

 

С излишним ликованием и явно завышенными ожиданиями российские СМИ и экспертное сообщество обсуждают результаты референдума о выходе Великобритании из ЕС. Некоторые комментаторы заговорили даже о скором развале всего Европейского союза, о том, что в него уже больше не будут принимать новых членов, о возможности распада отдельных европейских стран.

 

Большей части из этого не суждено осуществиться. Разве что с приёмом новых членов произойдёт заминка. Но целью этой паузы станет ещё большее сплочение ядра ЕС и выработка более эффективных методов влияния на периферию. ЕС нужен транснациональному бизнесу, он нужен мировым структурам управления. Альтернатива «Соединённым штатам Европы» — парад суверенных государств — стала бы выпадением из общего тренда глобализации.

 

Да и нужен ли России ослабленный и тем более разваливающийся Евросоюз? В настоящее время такой сценарий в силу нашей неготовности к нему был бы скорее вреден, чем полезен.

 

Хотелось бы, наоборот, чтобы ведущие европейские страны вновь набрали международный вес, восстановили свою самостоятельность, вернулись бы на положение отдельного полюса мировой политики. Распад Европейского союза — это путь явно в другом направлении. Именно поэтому Китай заявляет о своей заинтересованности в единстве Евросоюза.

 

Вышеперечисленное — лишь несколько примеров излишнего оптимизма в оценке тех или иных событий международной жизни. Под этим же углом зрения сегодня видятся и Минские соглашения по Донбассу, и итоги военно-воздушной операции в Сирии.

 

Я за то, чтобы быть оптимистом в международных делах. Но этот оптимизм должен основываться не на способности уловить ту или иную внешнеполитическую конъюнктуру и «втиснуться» в неё. И тем более не на способности хотя бы на время выдать те или иные международные события за сугубо благоприятные для нашей страны.

 

Основой нашей веры в успешность отечественной внешней политики может быть только прочность её экономического и военного потенциала, цельность её идеологической основы и последовательность власти в её проведении в жизнь.

 

Ну и, само собой разумеется, конкретные результаты, как, например, в случае с недавним успешным визитом президента России Владимира Путина в Китай, которому в СМИ и экспертных оценках было уделено на порядок меньше внимания, чем произошедшему за Ла-Маншем.

 

Михаил Демурин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1