Безопасность и политика. Алексей Чеснаков

Дата публикации: 28 Июнь 2016, 13:47

 

По словам Ангелы Меркель, выборы в Донбассе «сейчас не могут состояться по объективным причинам» и «нужно выработать совместные шаги, касающиеся воплощения прекращения огня и примирения».

 

Ангела Меркель

 

С этим сложно спорить. Выборы в Донбассе в данный момент действительно проводить небезопасно. Не в последнюю очередь и потому, что непонятно, по каким правилам их проводить.

 

ДНР и ЛНР не хотят выборов по действующим украинским законам, измененным задним числом и без учета их интересов. Украинская сторона не готова к выборам по нормам, согласованным с представителями Донецка и Луганска.

 

Отсутствие приемлемых всеми правил и ощутимой динамики в работе над ними позволяет каждой из сторон конфликта вести себя так, как будто предполагается действие только ее условий.

 

Ни для кого не секрет, что Порошенко обещал своим партнерам по нормандской четверке протащить через Раду закон о выборах. Тушкой или чучелом. Деньгами или угрозами. И все европейские переговорщики, прекрасно понимающие реалии украинской политики, с ним согласились.

 

Они не учли, что президент Украины славится прижимистым характером и тушек (гривен и даже угроз) ему очень жалко. Поэтому Рада «неожиданно» стала демонстрировать бескомпромиссность, раз от раза ужесточая позицию.

 

Спикер Парубий уже дважды дал понять, что не только закон о выборах, но и поправка в Конституцию Украины об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей не имеет перспектив быть принятой.

 

Порошенко «изящно» переложил собственную ответственность на парламентскую партию войны.

 

Если принять во внимание заявления этой партии, то урегулирование по-киевски предполагает на самом деле его отсутствие: в понимании Порошенко, Парубия, Турчинова и прочих аваковых единственное условие для мира – уничтожение отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

 

Теперь уже фрау Меркель понимает, что ее возможности ограничены – не может же она публично заявлять о требовании приструнить Раду. Поэтому предпочитает сосредоточиться на проблемах безопасности. Для нее, известного прагматика, добиться хотя бы отсутствия жертв среди мирного населения – какой-то ощутимый результат, на фоне отвлеченных дискуссий об избирательных системах и правах временно перемещенных лиц.

 

Другое дело, что, запутавшись то ли в формулировках, то ли в обещаниях, Меркель либо выдает авансы тем, кто хочет продолжения конфликта, либо тем, кто готов к его окончательной заморозке.

 

Урегулирование включает как минимум две составляющие. Первая – договоренность о процедурах. Вторая – собственно сами процедуры, или шаги, о которых говорит канцлер.

 

Что касается договоренностей, то они делятся на сферу безопасности и сферу политики. Для определения необходимых параметров полноценного политического урегулирования нет нужды дожидаться, пока стороны перестанут стрелять. Более того, именно наличие политических договоренностей является лучшей гарантией, что огонь прекратится.

 

Стороны не доверяют друг другу – потому что намерения обозначены открыто и регулярно подтверждаются заявлениями официальных лиц. ВСУ жаждет реванша за котлы и уничтожения республик. Республики, в свою очередь, не прочь расширить свою территорию. И пока стороны не увидят, что предлагаемые политические процедуры могут привести к реальному миру и что оппоненты с ними согласны, они будут стрелять.

 

Именно поэтому, чем раньше европейцам удастся убедить Порошенко и его компанию ястребов сделать реальные шаги в деле постоянного конституционного оформления особого статуса Донбасса и закона о выборах, тем быстрее на линии разграничения установится спокойная обстановка. Более того, без этих шагов она и не произойдет.

 

Думаю, что фрау канцлер это понимает. Хотя, возможно, на политической части соглашений немецкая сторона готова поставить крест. Ее последние слова можно понять и как признание того, что Германия не считает длительную заморозку конфликта худшим вариантом.

 

Выработка совместных шагов по прекращению огня, согласование его технических параметров и сама процедура ввода на линию разграничения миссии ОБСЕ займет довольно длительный срок. Если на этот период политические согласования будут отложены, то можно спрогнозировать – необходимое время для полноценного урегулирования будет упущено.

 

Украина и Донбасс все больше и больше начинают жить своей собственной политической и экономической жизнью. Они и сейчас сложно совместимы, а к концу года разойдутся еще больше.

 

В такой ситуации, без параллельного согласования вопросов безопасности с политическими процедурами (поправкой в Конституцию об особом статусе, амнистии, закона о выборах и т.д.), восстановление общего конституционного пространства вряд ли произойдет в ближайшие три-четыре года.

 

То есть не произойдет никогда.

 

Алексей Чеснаков,
«Актуальные комментарии»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Ангела Меркель


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1