Дело о китайских миллиардах, или об итогах визита президента в Китай. Дмитрий Косырев

Дата публикации: 27 июня 2016, 09:15

 

В сообщениях о проходившем в минувшие выходные визите президента Владимира Путина в Пекин недостает одной простой цифры. Такой, чтобы она суммировала в миллиардах долларов заключенные в этот раз экономические договоренности двух наших стран.

 

Путин и Си Цзиньпин

 

Дело в том, что вокруг этого – а именно, развития инвестиций и торговли России и КНР – разворачивается очередной этап давней информационной войны на тему «не с теми развиваете отношения». Причем антикитайская, а попросту прозападная сторона играет в этой войне не чтобы без правил, а иногда и без совести.

 

 

Они сломали режим санкций

Накануне визита я принимал участие в прямом эфире одного из каналов центрального телевидения. И, как положено в таких случаях, участников попытались поделить на два лагеря. Один – за сближение с Китаем, другой – против.

 

Так вот, второй лагерь всеми силами избегал прямого, простого и ясного «против». Прямо заявить, что он против сближения с Китаем, набрался смелости только один человек. Хотя старые и новые пропагандистские тезисы «за дружбу с Западом, против Китая» все-таки прозвучали, но очень осторожно, размыто, робко. От позорной и дискредитированной мысли из 90-х насчет «заселения китайцами Сибири» до нового информационного вброса – насчет того, что китайский бизнес якобы присоединился к западным санкциям и не дал России денег.

 

Люди, которые эту мысль озвучивают, делятся на тех, кто не знает фактов, кто упорно не желает их знать, и тех, кто по долгу службы совершает идейную диверсию.

 

Дело в том, что западные санкции против России сорвались фактически в момент их провозглашения — когда тут же невиданно, резко возрос масштаб российско-китайских обсуждений инвестиций и новых проектов. После этого можно было с санкциями попрощаться. И это не говоря о сделанных в Пекине на высшем уровне заявлениях о недопустимости санкций (в ходе нынешнего саммита в Пекине они были повторены).

 

Более того, российская публика в принципе об этом знает. И год за годом называет Китай в числе первой четверки друзей России (хотя перемещения Китая со второго на четвертое место в этой команде и обратно заслуживают внимания). Поэтому те люди, которые сейчас уже не решаются прямо призывать Россию присоединиться к Западу, также боятся и прямо выступить против сближения с Китаем. Но идею насчет присоединения Пекина к санкциям все равно потихоньку продвигают.

 

Но есть более тонкая дезинформация. Формулируется она так: все подписываемые с Китаем бумаги – лишь протоколы о намерениях. Реально Россия не получила ни копейки. Идут одни разговоры.

 

Перед визитом Владимира Путина в Пекин я задал вопрос об этом директору Института Дальнего Востока Сергею Лузянину. Его оценка: 1 миллиард (минимум) долларов уже реализовавшихся частных инвестиций за «санкционный» период, и 16-17 миллиардов (минимум) в финальной стадии обсуждения.

 

И это только частные вложения, а еще есть финансовые игры больших государственных корпораций, в том числе участие китайцев в приватизации наших нефтегазовых компаний. Вообще-то если бы не Китай, то устойчивость нашего бюджета при падении мировых цен на энергоносители была бы сомнительной. Так что Китай спас нас дважды, от санкций и от нефтегазового обвала.

 

 

Кризис помог

 

Всего насчитывается несколько десятков подписанных в ходе нынешнего визита документов. Часть из них, конечно, тоже из числа протоколов о намерениях. Но другие более чем конкретны. Они касаются нефтегазовых поставок в Китай, работы в области мирного атома, проектов скоростной железной дороги «Москва-Казань» и совместного создания широкофюзеляжного самолета и тяжелого гражданского вертолета.

 

Это большие проекты, из тех, что обсуждаются годами. Но если предпринять обзор лишь «послесанкционного» периода сотрудничества России и Китая, то в нем возникло много нового и интересного.

 

Для начала, оживились частные (а не государственные, образцово-показательные) инвестиции, которых до того было совсем мало. А тут китайские инвесторы оказались в первой четверке тех, кто вкладывает капиталы в Крыму (после граждан Украины, Турции и загадочных резидентов Панамы). То есть – соседи и китайцы, которые будут строить там гостиницы.

 

Далее, появилось целое новое направление сотрудничества – российский сельскохозяйственный экспорт, который вырос в 2-3 раза. И примерно так же вырос китайский туризм в России. Наконец, «объем активности» по военно-технической части тоже вырос в 2-3 раза (все эти данные – также из оценок Сергея Лузянина).

 

Другое дело, что никто не обеспокоился тем, чтобы выдать все это на широкую публику в виде той самой цифры, с которой мы начали разговор. Хотя о многом скажет цитата Владимира Путина из итоговой пресс-конференции двух лидеров: «Совместная комиссия по инвестиционному сотрудничеству… уже отобрала 58 различных коммерческих инициатив общим объемом капиталовложений в 50 миллиардов долларов, 12 проектов уже в стадии реализации».

 

Но цифры обманчивы, особенно если считать в долларах или евро. На статистику наших двусторонних экономических отношений серьезно повлияло снижение курса рубля к доллару и евро из-за падения нефтегазовых цен. Получилось, что за «санкционный» период российско-китайский товарооборот резко вырос в физическом объеме, но упал в долларовом выражении. Впрочем, в этом году он начал снова расти уже и в долларах.

 

Отсюда и подмеченные странности в поведении китайских компаний, которые, как и следовало ожидать, начали заново обсуждать цены в уже готовых вроде бы контрактах. Никто ведь не думает, что Китай будет покупать нефть по 100 долларов за баррель «по дружбе», если она стоит сейчас меньше 50. То же касается прочих товаров. Этак можно очень быстро оказаться бедным и неэффективным другом, а такого никому не надо.

 

По сути поменялось очень многое в самой модели наших отношений – советую прочитать доклад, подготовленный Российским советом по международным делам.

 

В какую сторону поменялось? В сторону сближения, без сомнения. Например, прозвучавший на пресс-конференции факт: за этот год почти вдвое выросли поставки машин и оборудования из России в Китай. Говорили об этом годами, а сейчас в итоге получилось…

 

То есть мировые потрясения привели к тому, что экономические отношения России и Китая очень быстро начали принимать те очертания, которых мы давно добивались. Так что нас подталкивает друг к другу не только политика.

 

Дмитрий Косырев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1