Макфол не сказал о главном. Юрий Селиванов

Дата публикации: 26 июня 2016, 15:45

 

Геополитическая ситуация в Европе имеет тенденцию к возвращению в состояние тридцатых годов прошлого века

 

Меркель и Путин

 

Быть замеченным самим Путиным для любого западного политика весьма почетно. Уж если сам Обама гордится тем, что Путин не заставляет его ждать по полтора часа, как  всех прочих, то куда уже дальше? Поэтому было вполне предсказуемо, что бывший посол США в РФ Майкл Макфол, на предыдущую реплику которого о выгодности Москве британского референдума, отреагировал, пусть и косвенно, сам Президент России, на этом не остановится и продолжит «ковать железо пока горячо». То есть пиариться на таком замечательном фоне.

 

Отсюда его новое заявление. В котором он развивает всю ту же тему о выгодности для России британского расставания с ЕС.

 

 «Европа в настоящее время слабеет, в то время как Россия, ее союзники и многосторонние организации консолидируются, даже привлекают новых членов», — заметил он.

 

Главное, считает Макфол, это то, что «самые принципиальные критики российской агрессии в Европе больше не будут иметь голоса в Брюсселе». «Работа дипломатов из стран-членов ЕС, добивающихся примирения с Москвой, стала проще. Работа дипломатов ЕС, пытающихся противостоять российской агрессии, особенно из Эстонии, Латвии и Литвы, стала сложнее», — отметил он.

 

Итак, главная печаль Макфола, судя по этому «тексту слов», заключается в том, что в Европе, после ухода Британии, некому будет возвысить голос против «российской агрессии».

 

Если перевести эти его фразы, упакованные в непроницаемый футляр дипломатического иносказания, на понятный человеческий язык, то предмет реальной озабоченности этого «тихого американца» станет более отчетливым. Ведь главную скрипку в нынешнем антироссийском оркестре играют сами США, а также их европейская клиентура в лице того же британского «троянского льва» и целой своры восточноевропейских «троянских собак».

 

То есть, проще говоря, дело не столько в некоем «ослаблении Европы», о котором вещает Макфол, но конкретно – в ослаблении американского влияния  в этом стратегическом регионе. Что, конечно же, для Вашингтона, большая грусть-печаль.

 

Сквозь напущенный Макфолом словесный  туман, проглядывает и другая сторона его озабоченности. Которая заключается в том, что верх в Европе берут не самые принципиальные противники «российской агрессии». Иначе говоря, те силы, представления которых о геополитических приоритетах,  мягко говоря, не вполне совпадают с вашингтонскими.

 

И конечно же, в данном контексте речь не идет о Франции, нынешнее полностью подкаблучное США руководство которой не вызывает за океаном ни малейшего беспокойства.

 

За вычетом же Британии и Франции, в Западной Европе остается только одно государство, которое может позволить себе роскошь иметь геополитические интересы. И это, разумеется, Германия.

 

Так что г-н Макфол, рассуждая о «выгодах Путина», в действительности ведет речь об усилении Германии, как о фундаментальном факте нарождающейся новой европейской реальности. Но американскому чиновнику  Макфолу в силу ряда причин неудобно говорить об этом прямым текстом.

 

Между тем, это именно так. Не знаю, как так получилось, но то, что большинству теоретиков современной геополитики представлялось делом весь отдаленного будущего, происходит буквально на наших глазах. По сути Германия становится главным бенефициаром нынешнего геополитического переформатирования Евросоюза. И параллельно с этим имеет место фактический слом системы евроатлантического господства США, которая была безотказным приводным ремнем американского доминирования в Европе на протяжении 70 с лишним послевоенных лет. Фактически США перестают быть «главной европейской державой» и откатываются в смысле рубежей своего прямого влияния далеко на Запад – к границам Франции и берегам Англии. Как это было в тридцатых годах прошлого века. Да и то не факт, что они там закрепятся, поскольку и Франция и Британия находятся в состоянии  сильного внутреннего брожения и еще неизвестно, к какому берегу прибьет их геополитический ветер.

 

А теперь к вопросу о том, насколько все это выгодно/невыгодно России. Разумеется, неизбежное ослабление в краткосрочной перспективе крайне антироссийски настроенных сил в Европе Москва может только приветствовать.  Но отнюдь не факт, что ситуация в целом будет развиваться к выгоде российской стороны. Европейская геополитика, по сути, возвращается к своей традиционной триединой  блоковой конфигурации в составе самой России и её ближайших союзников, англосаксонской коалиции на западе континента и с блоком центральных германских государств посередине. То есть к той самой крайне противоречивой конфигурации, на базе которой в Европе стартовали  две мировые войны.

 

Не правда ли – «обнадеживающая» для России перспектива? Разумеется, в этом нет никакой предначертанности и «знаков судьбы». И две крупнейшие русско-германские драки прошлого века  вовсе не означают неизбежность третьей. Но то, что перед Россией встает во весь рост совершенно новый комплекс геополитических проблем, совершенно очевидно. И на этом фоне рассуждения Макфола о каких-то якобы очевидных выгодах для России звучат, по меньшей мере, несерьезно, а говоря точнее  — как детский лепет. Который не перестает быть таковым, даже будучи упакован в непроницаемый футляр изощренной дипломатической словесности.

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Selivanov_01

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1