Процесс пошел. Дмитрий Родионов

   Дата публикации: 25 июня 2016, 13:15

 

Сделает ли ЕС выводы после развода с Британией?

 

Началось! Британия выходит из ЕС! Трудно предположить, что сейчас творится в головах европейских политиков, какая там у них паника. Думаю, когда шок пройдет, мы еще услышим громкие заявления. Пока что есть лишь сдержанные сожаления Штайнмайера с грустными «смайликами» в Facebook и призывы Меркель сохранять спокойствие. Зато германская пресса пестрит громкими заголовками в духе «Великобритания подкладывает бомбу под Евросоюз».

 

Дэвид Кэмерон

 

Премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон уже объявил о том, что уходит в отставку. Собственно, ничего иного ему не оставалось. Нет, можно было остаться и проигнорировать итоги референдума, тем более, что он носит рекомендательный характер. Но это было бы политическое самоубийство. Характерно, что Кэмерон сам виноват в сложившейся ситуации – он просто-напросто заигрался с огнем.

 

Напомним, старт дискуссиям о Brexit он сам дал еще в январе 2012 года, пообещав проведение референдума. По мнению многих аналитиков, он таким образом всего лишь хотел укрепить единство собственной партии, сделав шаг навстречу евроскептикам, а также не дать партии независимости Соединенного Королевства получить поддержку сторонников консерваторов, настроенных евроскептически. Иными словами, то был чисто предвыборный популизм.

 

Кэмерон тогда, судя по всему, не рассчитывал на убедительную победу консерваторов, и верил, что коалиционное правительство, в которое войдут противники выхода из ЕС, похоронит идею референдума. Однако в мае 2015 года тори убедительно выиграли выборы и сформировали однопартийное правительство. Таким образом, премьер оказался в ситуации, когда обещание необходимо было выполнять и ответственность нести самостоятельно. Слово – не воробей.

 

Подготовка референдума вызвала бурную дискуссию в британском обществе, фактически расколов его. Сторонники Brexit уверены, что членство в ЕС замедляет рост экономики, что Лондон отправляет слишком много денег в Брюссель, получая слишком мало взамен. По их мнению, Великобритания, должна вернуть полный контроль над границами, поставив заслон мигрантам. Противники выхода, напротив, уверены, что европейский рынок и мигранты из стран ЕС обеспечивают рост британской экономики, а статус страны и ее безопасность в случае выхода из ЕС будут подорваны.

 

Видимо, в какой-то момент Кэмерон понял, что переборщил, что он разбудил доселе дремавшие в британском обществе силы, обуздать которые уже не в силах. Тогда он попытался сдать назад, очутившись не просто в лагере противников Brexit, но едва ли не самым его последовательным и принципиальным противником. Судя по всему, процесс он запустил действительно необратимый, и было уже поздно…

 

Кэмерон, честно говоря, выглядит жалко. Классическая иллюстрация к выражению «переиграл сам себя». Думаю, его решение об отставке в этой ситуации — единственно возможное. Ему следует честно признать свою вину в случившемся, в противном случае у него нет политического будущего. Ему еще предстоит проанализировать, что стало причиной: то, что он чересчур заигрался с огнем, или то, что британцы действительно накопили слишком много оставшихся без ответа претензий к Брюсселю. Но делать эти выводы в кабинете на Даунинг-стрит предстоит другому человеку.

 

Ах, сколько было вложено сил и средств в попытки остановить этот процесс! Сколько было агрессивной, жесткой, попросту навязчивой агитации за ЕС, особенно в последнее время!

 

Вспомните недавний референдум о независимости Шотландии. Практически идентичная история. Тоже до самого конца полная непредсказуемость, отчаянная борьба сторон за голоса неопределившихся, такая же мощнейшая психологическая атака противников выхода, что называется, «из каждого утюга». Точно так же всем миром уговаривали шотландцев остаться. Вся Европа уговаривала, да и не только Европа – США тоже поучаствовали.

 

Трудно сказать, что тогда возымело эффект в большей степени. То ли то, что шотландцы были не готовы к столь быстрому развитию событий – они только недавно получили свой парламент и правительство и еще не успели переварить это. То ли то, что их запугали, что, выйдя из состава Великобритании, они лишатся членства в ЕС.

 

Кстати и на нынешнем всебританском референдуме шотландцы остались последовательными сторонниками Евросоюза. И уже заявили, что в случае Brexit, готовы инициировать повторный референдум о независимости.

 

Брюссель в Британии, судя по всему, многие уже считают загнанной лошадью, потому и прощаются без сожаления. Или, как там говорится, уходят по-английски.

 

Тут надо отметить, что Обама сыграл злую шутку со сторонниками ЕС своими визитами с навязчивой агитации. Даже, казалось бы, во всем разделяющие точку зрения заокеанского старшего брата, англосаксы возмутились тому, что президент их бывшей колонии указывает им, как жить. А тут еще масла в огонь подлил Сорос, которого в Британии, как известно, просто ненавидят за известный обвал фунта. Сработал инстинктивный принцип «что русскому хорошо – то немцу смерть!». В нашем случае это называется «что британцу хорошо – то Соросу смерть!». Если Сорос говорит одно, значит, надо сделать противоположное.

 

Ну и последний гвоздь в гроб сохранения Британии в ЕС вбил Жан-Клод Юнкер, который заявил, что что в случае Brexit Британия не сможет рассчитывать на благосклонность стран ЕС и не получит никаких преференций, которые выторговал Кэмерон в обмен на то, что его страна останется членом Евросоюза. Это в первую очередь касалось мигрантов, которые очень напугали добропорядочных англосаксов.

 

Вот вам те самые 12 процентов неопределившихся, заявлявших о том, что сделают выбор в последний момент.

 

Не знаю, понимали ли в Брюсселе, что угрозами, уговорами, навязчивой пропагандой ничего не добьешься? Судя по всему, нет. А ведь казалось, там не дураки сидят. Но ведь они были полностью уверенны в своей победе, о чем свидетельствует нынешнее гробовое молчание и, судя по всему, глубокое шоковое состояние европейских лидеров, которых словно ледяной водой окатили, и которым просто не хватает воздуха, чтобы сказать хоть что-то.

 

Не помогло беспрецедентное давление, «уламывание всем миром», запугивание страшными последствиями, катастрофическим обвалом фунта, разрывом торговых отношений как с ЕС, так и с США в рамках трансатлантического партнерства. Не помогло даже, казалось бы, существенно сыгравшее на руку еврооптимистам (и ведь сыгравшее, судя по процентам проголосовавших против ЕС, которых могло бы быть намного больше) убийство депутата Джо Кокс. Конечно, мы никогда не узнаем, было ли это специально подстроено, или это трагическая случайность. Но если кто-то и размечтался этим воспользоваться, то мечты остались мечтами.

 

Британцы сказали решительное «НЕТ» назло всем, всему миру. И миру теперь с этим жить.

 

Как он будет жить? Вопрос сложный. Во-первых, процедуры выхода страны из ЕС как таковой не существует, это первый такой случай. Проще говоря, растянуться этот выход может на долгие годы, по разным прогнозам это может занять от двух до десяти лет. Во- вторых, за это время уляжется шумиха, стабилизируются рынки, сойдут на нет предрекаемые экономические риски для обеих сторон, будут выработаны механизмы взаимодействия «по-новому». В общем, не будет такого, что, допустим, с понедельника Британия перестает быть членом ЕС, закрывает свои границы, стороны резко повышают торговые пошлины, фунт и евро стремительно летят в тартарары… Не будет этого. У сторон достаточно времени, чтобы продумать смягчающие «развод» механизмы, они обе в этом заинтересованы.

 

Конечно, наверное, евробюрократы, как и некоторые английские политики предпочли бы проигнорировать референдум, объявить его несостоявшимся. Но это может привести к непредсказуемым последствиям. Просто взять и закрыть глаза на его результаты кто бы там не пришел сейчас на место Кэмерона, не сможет. А вот тянуть время – другое дело.

 

Я, кстати, уверен, что и Лондон, и Брюссель будут искать варианты сохранить «брак». В конце концов, времени на это предостаточно. Брюссель будет пытаться задействовать все имеющиеся внутри Великобритании рычаги давления. А они есть – все же почти половина населения страны проголосовала за ЕС. Будут использованы самым активнейшим образом страхи перед шотландским и североирландским сепаратизмом.

 

Все еще будет зависеть от результатов парламентских выборов. Если на них значительное число голосов наберет партия Независимости, и она сформирует коалицию с евроскептиками из других партий, то с таким Лондоном Брюсселю договариваться будет крайне сложно. Уверен, что и ЕС, и США будут сейчас отчаянно поддерживать еврооптимистические силы с прицелом на формирование ими хотя бы незначительного большинства, чтобы уже в ближайшем будущем инициировать проведение повторного референдума, на котором сторонники ЕС постараются отыграться, и, думаю, отыграются, если будет такая возможность.

 

Не сомневаюсь, что вложения в эту кампанию будут колоссальными. Ведь дело тут не в том, что Британия занимала такое уж важное место в ЕС при всей ее независимости от Брюсселя, хотя это одна из ведущих экономик мира, и терять ее для Брюсселя весьма болезненно. Дело еще и в том, что выход любой страны, а тем более – такой как Великобритания поставит под удар саму концепцию единой Европы, которая даст трещину. А трещину, как известно, можно заклеить, залепить, замазать. Нельзя только вернуть все, как было. Она останется трещиной, и это вопрос времени, когда она начнет расширяться, и в какую сторону.

 

Как бы то ни было, даже если выход Британии из ЕС растянется на долгие годы и серьезно застопорится, как говорил Михаил Сергеевич, «процесс пошел». Евросоюз теряет свою сакральность. Вы только вообразите: в то время, когда нищая с разорванной в клочья экономикой Украина хоть тушкой, хоть чучелом пытается пролезть в Европу, убив для этого десятки тысяч своих сограждан, пятая экономика мира из Европы пытается вырваться. Если может Британия, значит, можно и другим.

 

В числе следующих претендентов на выход может оказаться та же Голландия. Лидер крайне правой голландской Партии свободы Герт Вилдерс назвал поражением европейских элит итоги британского референдума по вопросу участия Великобритании в ЕС и заявил о необходимости проведения аналогичного плебисцита в его стране.

 

Итоги «украинского» референдума в Нидерландах показали, что претензий к Брюсселю у них не меньше, чем у англичан, что предлагаемая модель интеграции их не устаивает. Напомню, что ЕС изначально создавался как «союз угля и стали» — то есть чисто экономическое партнерство. А на исходе 20 века он превратился в политическое образование, которое вместо того, чтобы создать некую новую привлекательную идентичность, начало буквально подавлять национальную идентичность стран-членов союза, навязывать свою не только политическую, но и экономическую волю – указывать, с кем торговать, а против кого вводить санкции (последнее еще более удручает, учитывая, что это навязано даже не Берлином и Парижем, а Вашингтоном, которому вовсе не должно быть дел до проблем Европы), делить со всеми странами-членами не только «радости», но и «горести». Последнее — это я о мигрантах, которых Брюссель распределяет по Европе в добровольно-принудительном порядке, несмотря на протесты местных жителей. Об истеричных попытках поссорить Европу с Россией американских марионеток в лице Польши, Румынии, Прибалтики, которые так и не стали для Европы в полном смысле слова «своими». И о необходимости скидываться на спасение утопающих не только из числа стран ЕС (Греция), но и не имеющих к Европе никого отношения всяких Украин, Молдавий и т.д.

 

Кому такое понравится? Европейцы смертельно устали от диктата Брюсселя, от попыток Меркель тянуть одеяло на себя (а вернее, как оказывается на практике – на дядюшку Сэма), впутывая Европу в совершенно ненужные ей проблемы. Подчеркну, это страны бывшего Соцлагеря стремились объединиться с Западной Европой, чтобы, что называется, «присосаться к кормушке». Западная Европа к этой кормушке пускает с небольшой охотой.

 

Кстати, характерно, что в упомянутых странах все громче раздаются голоса о замене аморфного Европейского Союза на Балто-черноморский, включающий Румынию, Польшу, Прибалтику, Украину, Молдавию, Грузию и даже Турцию.

 

Сегодня уже всем очевидно, что Евросоюз превратился совершенно не в то, чего хотели его отцы-основатели, что нынешняя модель интеграции не просто перестала демонстрировать динамику развития, а попросту зашла в тупик.

 

Кто-то наверняка скажет, что британцы побежали, как крысы с корабля? Сравнение грубое, но ведь корабль действительно тонет, а британцы никогда не скрывали того, что они на нем вообще случайные пассажиры.

 

Возвращаясь к Голландии, конечно, стоит отметить, что им еще надо отстоять результаты предыдущего референдума, которые правящая и зависимая от евробюрократии верхушка отчаянно пытается заболтать. Да и в любом случае, Брюссель теперь будет гораздо более ревностно относиться к росту евроскептицизма в странах ЕС и подавлять его всеми доступными и недоступными способами. Разумеется, без танков и ГРАДов. Это все еще Европа, а не Украина.

 

Кстати, интересное совпадение. В Голландии произошла первая в мире буржуазная революция. В Англии — вторая. Эти события во многом предвосхитили историю и предопределили лицо современного мира. И вот снова Англия, фактически, совершает революцию в Европе. И Нидерланды могут быть вторыми.

 

Но это, как вы понимаете, не все. Потенциальными сепаратистами могут оказаться Дания, Австрия, Венгрия, Испания, Греция, Португалия, Италия и даже… Франция, в которой на будущий год запланированы президентские выборы.  Лидер партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая продолжает набирать популярность на фоне кризиса в ЕС, назвала результаты британского референдума «победой свободы» и призвала провести референдум по выходу из ЕС во Франции. Даже если победит не она, а Саркози (а это уже точно будет не представитель социалистов), ему придется идти на уступки евроскептикам и их растущим аппетитам.

 

Кстати, интересно, что процесс дробления может пойти уже не только по границам государств ЕС. Напомню, шотландцы уже заявили, что хотят остаться в ЕС и готовы провести повторный референдум о независимости, результаты которого могут сильно отличаться от предыдущего. Следом может последовать Северная Ирландия. Затем Каталония, Северная Италия, затем цепная реакция прокатится по всей Европе.

 

«Наследием Кэмерона станет разрыв двух союзов», — написала в микроблоге известная писательница Джоан Роулинг. А может — и не двух…

 

Тем не менее, сразу хочу осадить тех наших «патриотов», которые сегодня радуются и говорят, что ЕС скоро конец, а, следовательно, и конец санкциям.

 

Во-первых, это далеко не конец ЕС и даже не совсем начало конца. Что-то мне подсказывает, что евробюрократия выводы сделает и попытается что-то исправить, чтобы не допустить дальнейшего развала. Во-вторых, напомню, что Лондон был и останется последовательным сторонником антироссийских санкций. Будет он в составе ЕС или нет, наши отношения не улучшатся, напротив, теперь Лондону уже не придется оглядываться на Брюссель.

 

В-третьих, никаких экономических потрясений не будет. Не будет разрыва единого экономического пространства Европы, прорехи в зоне свободной торговли будут в итоге закрыты в рамках ВТО, а Британия и ЕС в итоге вновь соединятся в рамках Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, навязываемого США.

 

Не стоит обращать внимание на падение фунта. Конечно, всякие соросы на этом заработают. Но нам-то с того ни жарко, ни холодно, тем более, что цены на нефть, а с ними и курс рубля тоже упали. В любом случае, это все временные явления, которые не приведут к какому-то глобальному кризису. Эмоции всегда проходят, разум берет свое, люди начинают совместно искать решения. Это наглядно показала история с Грецией.

 

Разумеется, теперь Европа будет меньше лезть в дела постсоветского пространства, им сейчас банально не до этого. Однако, напомню, что развал ЕС может создать балто-черноморский военный блок, который будет активно поддерживаться США. И да, США уж точно не ослабят давление на Россию и продолжат обкладывать нас своими базами и ракетами по всему периметру, в независимости от того, будет там ЕС или нет.

 

В этом плане я никогда не понимал тех, кто радуется ослаблению ЕС. России нужен сильный ЕС, с которым можно торговать. Но при этом ей нужен независимый от воли «заокеанских хозяев» партнер. Нынешний ЕС демонстрирует, что как партнер он ни на что не годится. Но лучше ли будет нам, если его вовсе не станет?

 

Вопросов слишком много, а будет еще больше – ибо сегодня никто не может с уверенностью смотреть в завтрашний день Европы. И будет ли у Европы завтрашний день? Может, все же в Европе делают выводы и вновь станут Европой, перестав быть придатком Америки?

 

Дмитрий Родионов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1