Литва проиграла «Газпрому» в суде: на очереди Украина? Альберт Нарышкин

   Дата публикации: 25 Июнь 2016, 18:15

 

Стокгольмский арбитраж разочаровал Литву своим решение по иску, в котором та требовала от России возмещения переплаты из-за якобы «несправедливой», завышенной цены на газ. Причём за период аж с 2004 по 2012 год. Вильнюс официально удивлён и разочарован решением суда, о чём официально заявил министр энергетики Рокас Масюлис. Однако особенно интересно в этом деле то, что в Стокгольмском арбитраже уже лежит почти идентичный иск от Украины. Кажется, Киеву стоит готовиться к тому, что «перемоги» не будет, и необоснованных выплат от России тоже ждать не придётся.

 

Литва проиграла «Газпрому» в суде: на очереди Украина?

 

 

Суть иска

 

Иск был подан Литвой еще в октябре 2012 года. Вильнюс требовал компенсации объёмом почти 1,4 млрд. евро за российский газ, который был поставлен «Газпромом» в республику ещё в 2004–2012 годах. В иске утверждалось, что цена на «голубое топливо» была слишком высокой, «несправедливой», и поэтому теперь необходимо пересчитать все платежи и за прошедшие годы и обязать «Газпром» вернуть Литве разницу, превышающую «справедливую цену».

 

Однако на Стокгольмский арбитраж, вопреки ожиданиям, эти мантры не произвели никакого впечатления. А понятия «справедливая цена» он вообще не понял и не поддержал. Как говорится в сообщении, опубликованном на сайте министерства энергетики Литвы:

 

«Арбитраж обратил внимание на то, что термин «справедливая цена» является абстрактным для того, чтобы оценить возможный ущерб. Кроме того, арбитры решили, что требовать предоставлять газ за нижайшую цену не имеет смысла».

 

Политизированность иска только навредила.

 

Какова же причина провала литовских притязаний? Об этом рассуждает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

 

Во-первых, это политизированность требований. Литва изначально называла цены на российский газ политическими, и это есть в иске. Мне кажется, что Литва уверила себя в том, что надо упирать на политический фактор, что, мол, Газпром мучает страны Прибалтики, устанавливает высокие цены. Но с юридической точки зрения это спорный тезис. Что значит политическая цена? Есть формула в контракте, с которой Литва сама согласилась.

 

 

Тут нашим украинским, как выражается Владимир Владимирович, «коллегам» следует здорово напрячься: под любой чих подводить политические мотивы, вечно обвинять Россию в притеснениях, «имперских амбициях» и «политическом давлении» – это же любимая аргументация наших дорогих украинских соседей! И тут вдруг Стокгольмский арбитраж объявляет, что он знать не знает никакой «справедливой цены», зато хорошо видит цену, оговорённую в контракте, который обе стороны подписали добровольно.

 

Рецепт успеха, который так долго работал, в последнее время даёт в ЕС сбой: ну не желают больше европейские суды удовлетворять любые претензии, которые к нам подаются, особенно когда мотивом этих претензий истцы называют «политическое давление» и ссылают на то, как их всех желает непременно замучить злобная Россия. Хотя, казалось бы, подписывать контракты никто не заставлял – дело добровольное.

 

Возможно, Украина и успела бы сориентироваться в новых реалиях и напридумывать каких-нибудь ещё оснований для своих претензий, да вот беда: иск уже лежит в арбитраже в таком виде, в каком был подан, и скоро будет рассматриваться. А там и ещё некоторые моменты очень схожи с литовским делом.

 

Например, продолжает анализировать решение Симонов, Литва обвиняла Россию в дискриминационно высокой цене на газ (как и Украина), но при этом сама же заключила первый контракт на поставку СПГ на свой терминал:

 

Ведь у Литвы теперь есть альтернатива российскому газу, и эта альтернатива, оказывается, дороже. Литва заключила контракт по ценам, заведомо более высоким, чем предлагал Газпром, но при этом в суде уверяет, что Газпром многие годы ее дискриминирует. Возникает вопрос: на каком основании вы идете в суд, если вы сами с удовольствием покупаете более дорогой газ у других поставщиков?

 

 

 

Украинские перспективы

 

У Украины в этом смысле всё ещё хуже: как мы помним, этой зимой она активно закупала более дорогой газ в Европе, лишь бы не покупать его у «Газпрома». То есть сама себя добровольно «дискриминировала». Выходит, для неё вполне приемлемо переплачивать за газ из политических соображений – так же решил суд и в отношении Литвы и её заигрываний со Штатами и СПГ – а коли так, то нет оснований признавать их претензии, предъявляемые к России. Симонов делится рыночными данными:

 

Мы специально считали, и получилось, что в 2015 году цена реверса для Украины оказывалась выше российских поставок. Киев же сам себя дискредитирует, покупая более дорогой газ у альтернативных поставщиков. И сейчас реверсный газ по-прежнему обходится Киеву дороже, чем если бы он покупал у Газпрома напрямую.

 

 

Резюмируя юридическую составляющую дела, Симонов приводит объективные факты, которые делают похожими украинский и литовский иски:

 

«Иски идентичны, при этом у Украины в чем-то даже хуже позиции. В отличие от Литвы, Украина грубо нарушала пункты контракта по объемам закупки российского газа. Она должна по условию take or pay космическую сумму. Литва такое условие не нарушала. Поэтому позиция Украины может оказаться еще более слабой».

 

При этом украинская судебная баталия обещает быть куда более масштабной и интересной, чем литовская претензия на 1.4 млрд. евро. Ещё в 2014 году «Нафтогаз» последовал примеру Литвы и подал иск в Стокгольмский арбитраж с требованием установить «справедливую цену» за газ. Также Киев заявил, что хочет взыскать с российской компании 6 млрд долларов в виде переплаты за приобретенный газ начиная с 2010 года. Затем последовал иск Газпрома с требованием оплатить ранее сделанные поставки газа, но не оплаченные Украиной. В конце концов за два года Стокгольм пополнился рядом исков от обеих сторон. По последним данным, общий объем претензий Газпрома к Нафтогазу в Стокгольме оценивается в 31,759 млрд. долларов, претензий Нафтогаза к Газпрому – в 25,7 млрд. долларов.

 

 

Политика меняется

 

Похоже, что дело в общем изменении европейского подхода к тому, как следует вести дела с Россией и удовлетворять ли бесконечный поток претензий к ней. Например, на днях фрау Меркель дала понять, что фактически лично будет заниматься лоббированием проекта «Северный поток – 2», а в этом случае совершенно ни к чему плодить вокруг «Газпрома» череду исков, выигранных его противниками, которые потом начнут заявлять, что смотрите, мол, страны Евросоюза, с кем вы собираетесь иметь дело: столько проигранных «Газпромом» дел! Да это же просто рычаг политического давления Кремля, что и подтверждают наши выигранные дела, а коли так, то можно ли считать его надёжным поставщиком и стоит ли начинать долгосрочные стратегические проекты и заключать контракты?

 

И, в общем, помимо Польши у России и её проекта «Северный поток – 2» хватает противников. Вот как комментирует ситуацию политолог Фёдор Лукьянов:

 

Нынешнее правительство Польши – весьма специфическое, оно претендует на то, что понимает благо Европы лучше, чем остальные. Но надо еще посмотреть, кого это правительство больше не любит – русских или немцев. В данном случае Польша претендует на статус лидера довольно большого числа стран ЕС, которым не нравится «Северный поток – 2». Но история ЕС показывает, что если Германия чего-то сильно хочет, она этого добивается.

 

Альберт Нарышкин

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Arbitr_4602297


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1