«А как там Путин?», или Почему ЕС обречен. Анастасия Скогорева

Дата публикации: 25 июня 2016, 10:19

 

Мы все в этом мире «привязаны» к заявлениям, которые делаем по тому или иному поводу, поскольку люди вокруг нас наделены памятью, и впоследствии они нет-нет да возвращают нас к сказанному, используя хорошо известный механизм под названием «ну, ты же говорил…» Но полбеды, если речь идет о разовом заявлении — всегда можно в таких случаях сказать «настроение было не то», «ситуация изменилась», «да мало ли что я говорил» и т.д. Хуже, когда однотипные заявления на некую конкретную тему ты делаешь постоянно, иногда даже не удосуживаясь поменять в них порядок слов. Тогда ты становишься не просто «привязанным к ним» — ты становишься их заложником. Отказ от них тут же классифицируется как непоследовательность, лицемерие, двуличие — как говорится, нужное подчеркнуть, ненужное вычеркнуть.

 

А как там Путин?

 

Западная политическая элита за последние 2,5-3 года настолько тесно «привязала» себя своими заявлениями к образу Президента России Владимира Владимировича Путина, что произошла, на мой взгляд, феноменальная вещь: даже на фоне британского референдума, который создал в Европе совершенно новую ситуацию, она от своих прежних «заяв» отвязаться не смогла и продолжила повторять их как заведенная. Это было бы смешно, если бы не было грустно.

 

Казалось бы, о чем должны говорить сильные мира сего на фоне происходящего? — О том, почему в принципе такое стало возможным, был ли демарш Британии попыткой шантажа ЕС, который, как это периодически бывает, «перерос сам себя»? Было ли ‘это сознательным шагом со стороны так называемой трансатлантической элиты для того, чтобы нанести удар по репутации и позиции так называемой центрально-европейской элиты, проще говоря, Германии и Франции? Насколько вероятно, что теперь Брюссель, который изрядно всем опостылел, будут шантажировать все, кому не лень? Возможна ли ситуация, что в ЕС появится несколько центров силы, вокруг которых будут «кучковаться» страны, пока еще рассматривающие себя в качестве участников единого Евросоюза? И что надо сделать, чтобы ее избежать? И как надо перестроить отношения между Брюсселем и национальными элитами — может, хотя бы от нормативов длины и формы огурцов и помидоров отказаться?

 

Море вопросов, неясные ответы. Но первый день после проведения референдума политическая элита Европы посвятила не им, а рассуждениям на тему «а как там Путин?» А он рад? А он сильно рад, или так себе? А пьют ли сейчас в Кремле шампанское? А устроят ли в России народные гулянья по поводу выхода Британии из ЕС? А объявят ли там 24 июня праздничным днем?

 

На мой взгляд, одна из главных проблем ЕС — в культе безличия, а точнее, в том, что нынешняя политическая элита стран, входящих в данный Союз, абсолютно не соответствует по своим профессиональным и личным качествам тем проблемам, с которыми столкнулся ЕС…, на самом деле не в результате нашествия мигрантов, а гораздо раньше. Но должна признаться — я не думала, что этот дисбаланс настолько катастрофичен. У этой самой элиты горит угол дома — да, пока не сильно, пока, можно сказать, тлеет. Но ведь ровным счетом ничего не делается для устранения источника возгорания — вместо этого европейская элита стоит столбом, смотрит на дом соседа и рассуждает о том, какие эмоции он испытывает, глядя на пока еще локальный пожар поблизости.

 

И это лучше всяких аналитических выкладок говорит о том, что ЕС обречен. Перефразируя заявление Иосифа Виссарионовича, скажу — «другой элиты у них для нас нет».

 

… Надо бы перевести на английский и ряд других европейских языков популярную в 70-ых годах частушку и отослать перевод в Брюссель на саммит лидеров ЕС:

 

Если девушка красива, И в постели горяча,

Это личная заслуга Леонида Ильича.

 

Пусть почитают, вдруг какие-то еще мысли в голову придут…

 

Анастасия Скогорева (ежики)

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1