Злоба дня. У Эрдогана и Кэмерона нашлось нечто общее

Дата публикации: 24 Июнь 2016, 17:49

 

Исчерпав в переговорах с ЕС лимит собственных ультиматумов, Эрдоган решил подключить к ним народ. Во-первых, чтобы придать личной прихоти общественную значимость. Во-вторых, чтобы оправдать личный провал социальной поддержкой.

 

Дэвид Кэмерон

 

Из всех европейских лидеров как минимум один сегодня точно может позволить себе неприкрытое злорадство. Он, правда, не совсем европейский, но его чувства от этого только сильнее. Это же Дэвид Кэмерон, агитируя свою страну за ЕС, в числе прочего гарантировал согражданам, что Турция не приблизится к сообществу раньше 2030 года. И где теперь Кэмерон со своей страной? Там же, где Эрдоган со своей. Вне Евросоюза. Вот только в отличие от британского лидера, турецкий – лидером остается.

 

И проблемой – тоже. Пусть у него не получилось пустить европейцам кровь. Даже Ангела Меркель до сих пор в шоке от его желания проверить, что течет в жилах депутатов бундестага турецкого происхождения. Но он еще очень даже способен эту кровь европейцам попортить. Причем бить уже пообещал их же оружием. Демократией. В  своем, естественно, понимании. Выступая в Стамбульском университете, Эрдоган объявил, что Турция по примеру Соединенного Королевства тоже может провести референдум о целесообразности сближения с ЕС.

 

«Не волнуйтесь, мы поступим так же, как британцы. И спросим у народа, продолжать ли нам переговоры с Евросоюзом или нет», – издевательски успокоил он Брюссель и иже с ним.

 

Это как же им не волноваться, если их теперь от одного слова «референдум» бросает в дрожь. Хотя этот, по сути, в отношениях с Турцией ничего не изменит. Ее в составе как не было, так и не будет. Но отказ Анкары от переговоров о вступлении автоматически приведет и к отмене миграционного соглашения. Тем, кто этого не понимает, Эрдоган еще раз объяснил в стиле: а без нас – хоть потоп. «Мы проживем и без отмены виз. Лучше подумайте о том, что произойдет, если мы откроем двери, и все эти беженцы хлынут потоком в Европу».

 

А в своей стране султан умеет добиваться нужного результата. Тут весь вопрос в том, какой именно результат он посчитает для себя нужным. Судя по тому, что перспектива плебисцита прозвучала как угроза – отрицательный. Исчерпав в изнурительных переговорах с ЕС лимит  собственных ультиматумов, он решил подключить к ним народ. Во-первых, чтобы вывести личную прихоть на уровень общественной значимости. Во-вторых, чтобы оправдать личный провал социальной поддержкой.

 

И совсем не случайно он, вероятно, ощущая себя крысоловом, думает, что тонко пробрасывает религиозные нотки и манипулирует населением. Пока намеком, но весьма откровенным, обвинил европейских политиков и чиновников в исламофобии. По его мнению, они сознательно тормозят процесс интеграции, «поскольку Турция – преимущественно мусульманская страна». Что должна в этом случае делать «преимущественно мусульманская страна»? Естественно, поддержать своего мусульманского президента. Другое дело, что в отличие от той же Британии референдум по ЕС, который и здесь носит рекомендательный характер, необходим Эрдогану лишь как взведенный курок. Причем совсем не обязательно, чтобы был вставлен патрон. Европа-то об этом не знает.

 

Михаил Шейнкман

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kemeron_b65


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1