Двойная «амораль» украинского нацизма. Олег Денежка

   Дата публикации: 24 Июнь 2016, 13:33

 

Наверное, стоило ожидать, что накануне такой трагической даты, как 22 июня, даты начала самой страшной и бесчеловечной войны в истории, унесшей больше 60 миллионов жизней, по этому поводу выскажутся не только люди, но и нелюди. И они высказались. Например, журналист «Украинской правды Михаил Дубинянский. Получилась исповедь нациста.

 

Двойная «амораль» украинского нацизма

 

«Украинская правда» — уже в этом самом названии есть нечто циничное. Не просто правда, а именно украинская, отдельная, своя, отличная от «правды вообще». И все так и есть. Достаточно прочитать, получивший в соцсетях некоторый резонанс материал Михаила Дубинянского «1941, 2016: Своя и чужая война», опубликованный на одном из самых популярных на Украине ресурсов «Украинская правда».

 

Кстати, в мире интересного: главным редактором и одним из учредителей этого новостного интернет издания является Алена Юрьевна Притула. У издания есть еще один основатель — ее муж Георгий Русланович Гонгадзе. Да-да, тот самый, со смерти которого, мнимой или настоящей, это непонятно до сих пор, и скандальных пленок майора госохраны Мельниченко, и начался весь этот оранжевый компот на Украине. Но вернемся к статье Михаила Дубинянского. По его мнению, Великая Отечественная война не является «своей» для украинцев, и вот что из этого следует.

 

«Не считая войну 1941 — 1945 своей, мы смело включаем в список жертв мирных немцев, убитых красноармейцами в Неммерсдорфе, или беженцев, потопленных на «Вильгельме Густлофе». Погибшего немецкого ребенка или немецкую девушку жальче, чем убитого советского солдата. Кто бы с кем ни воевал, а беззащитный ребенок или хрупкая девушка — это не здоровый мужик с оружием».

 

Это правда. Ребенок — это не «здоровый мужик с оружием». И как говорил Иван Карамазов в романе Достоевского «Братья Карамазовы», «гармония всего мира не стоит и слезинки хотя бы одного только замученного ребенка». Все верно.

 

Оставим в покое вопрос о том, кто именно в голове писаки Дубинянского вычеркнул из списка жертв не только убитых мирных жителей в восточно-прусском городке Неммерсдорф, но и сгоревших не менее мирных горожан в разбомбленном американскими «летающими крепостями» Дрездене. Вопрос в другом — а сколько именно здоровых мужиков с оружием сгорело в амбаре белорусского села Хатынь и уже 70 лет лежит зарытыми в овраге Бабьего яра? И не в одном только селе, и не в одном только овраге они достойны жалости?

 

Ах да, война не своя, потому люди эти по сути чужие.

 

И кадеты школы подводников, которых эвакуировали из восточной Пруссии на учебном судне 2-й учебной дивизии подводного плавания, пусть даже довольно здоровые мужики с оружием, они ведь все же «свои». А не эти мерзкие, «чужие» подводники капитана 3-го ранга Александра Ивановича Маринеско. Хотя Маринеско — одессит, то есть в любом случае соотечественник Дубинянского, и он защищал с оружием в руках свою родину, а немецкие подводники, это как раз те, кто на Родину, которая теперь для Дубинянского чужая, напали. Поэтому непонятно, а по какому принципу Дубинянский препарирует жертв?

 

Впрочем, он тут же это объясняет: «Сегодня жертвы войны — это, прежде всего те, кто погиб, защищая свободу и независимость Украины. Молодые и зрелые мужчины в камуфляже. Именно комбатантов мы оплакиваем в первую очередь, именно по ним искренне скорбим, и эта скорбь не становится меньше от того, что павшие не были слабыми и беззащитными. Главное, что они наши — чьи-то сыновья, отцы, мужья, возлюбленные, друзья.

 

Напротив, гражданские жертвы на Украине отступают на второй план. Как правило, это выходцы из чуждой нам ватной среды, и скорбеть по ним всей душой не получается. Будем откровенны: для пассионарной части общества погибший на передовой доброволец — большая трагедия, чем гибель женщины, ребенка или старика во время артобстрела в Донецке. Потому что нынешняя война — своя».

 

«Ватная среда» — вот вам и все объяснения. Если ты «вата», то тебя не жалко. Кем бы ты ни был, и есть ли в твоих руках оружие или нет. Тебя можно бомбить, убивать, мучить, морить голодом и сажать в тюрьму. А вот «вата» ты или нет, определять будет лично Миша и его друзья.

 

Теперь это их право. За него они скакали на «майдане». Именно для того, чтобы иметь возможность ткнуть в любого и заявит: «Ты вата, а посему дети твои будут не учиться, а сидеть под обстрелами в подвале, а родители твои «ватные», будут не пенсию получать и бесплатные лекарства, а умирать в блокаде «здоровых мужиков с оружием». Но мужиков жалко, а тебя — нет. Потому что они защищают свою землю. Находясь, почему-то, на твоей.

 

«Но на своей войне никакого снисхождения к обывателю нет. Значительная часть общества убеждена, что люди, оставшиеся в Крыму и в Донбассе, — не патриоты и значит, не заслуживают человеческого сочувствия. Если они страдают, то сами в этом виноваты. Даже если они не ходили на референдумы и не записывались в ополчение, а просто приспособились к новому порядку, они все равно остаются пассивными соучастниками врага».

 

Если общество убеждено, то мораль становится уже лишней. Она мешает патриотам. О чем, кстати, и писал основатель украинского интегрального национализма Дмитрий Павлович Донцов в своей книге «Национализм».

 

«Это идея непримирима, бескомпромиссна, фанатична, аморальна… Этими признаками отличается каждая великая национальная идея. А реализовать ее должен фанатик, который считает свою правду единственной, общей, обязательной для других».

 

Так она, украинская идея, таковой и является! И украинские идеологи этого уже и не скрывают!

 

Нет, они не нацисты…Совсем не нацисты… Это же «ватная среда»… Унтерменши… Стоп! Где-то я слышал такое слово, откуда оно у меня всплыло? Впрочем, неважно. Главное, что патриоты на Украине не нацисты. Нет нацизма на Украине, потому что убитый старик или ребенок, или женщина — это «ватная среда».

 

И 41-й год… «Не наша» война. То есть на память своих предков журналист без совести Михаил Дубинянский плюнул и растер. Но! Украина — победитель нацизма, потому что украинских фронтов было аж четыре.

 

Кстати, это не двойная мораль взглядов определенной части украинского общества, как может показаться на первый взгляд. К этому-то мы уже привыкли, особенно в исполнении наших западных «партнеров». А в этом конкретном случае это двойная аморальность. Первая ее часть оправдывает любой вид жестокости, вплоть до преступления по отношению к «чужому», кем бы он ни был. Даже к беременной женщине-инвалиду. Вторая аморальность — в оправдании убийцы, что бы, где бы и по отношению к кому бы он ни совершил.

 

До такого не додумались даже нацисты. Кадровые офицеры Вермахта ненавидели части СС, считая их карателями, и часто отказывались выполнять такие же функции. Начальнику штаба Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю даже пришлось издать специальный приказ «О военной подсудности», вменяющий в обязанности полевым офицерам взять на себя обязанности «суда на месте» в отношении гражданских лиц.

 

И это приказ стал одним из главных пунктов обвинения фельдмаршалу в Нюрнберге, наряду со знаменитым «Приказом о комиссарах», согласно которым захваченные в плен евреи и комиссары уничтожались на месте. Но таким как Дубинянский комиссаров и евреев мало. Нужно уничтожать и женщин, и детей, и стариков. Потому что они — «вата».

 

Тут есть еще один аспект. Выдавая свой пламенный нацистский бред, вурдалак Дубинянский как-то скромно обходит один простой факт. Мирные люди, с любой стороны, как у нас, так и у немцев, гибли у себя дома, не угрожая никому. И это трагедия, когда война приходит к тебе домой. Хотя ты и не звал ее и не собирался брать в руки оружие.

 

Но ведь украинский доброволец-каратель, которого так нежно любит и оправдывает украинский журналист (даже не знаю, уместно ли тут это определение) Миша не сражается с ненавистными детьми-сепаратистами, защищая свой дом от нашествия «ваты». Нет. Он сам, пришел в дом к жителям Донбасса, чтобы силой оружия навязать им свою волю. Помните цитату Донцова? «Фанатик, который считает свою правду единственной, общей, обязательной для других».

 

Для Дубинянского и карателей АТО ополченцы — враги, потому что осмелились иметь свое мнение и считать дом и землю, где родились, своими. А для украинских нацистов, давайте уж называть вещи своими именами, тем более Миша этого и не скрывает, это недопустимо. Унтерменш не имеет на это право в глазах украинских псевдопатриотов. Как и не имел в глазах немецких.

 

Повторюсь, этот его материал напечатан в «Украинской правде», одном из флагманов украинских СМИ, одного из самых популярных ресурсов, «рупора власти» и «блюстителя совести нации». Это мнение транслируется на всю страну. Людей расчеловечивают, выдают индульгенцию на жестокость, убийство, бесчеловечность. У Дубинянского проскальзывает одна важная фраза: «Если это своя война, то общечеловеческие ценности не срабатывают».

 

Так за какими ценностями украинцы поспешили в Европу?

 

Олег Денежка, ИА «ФАН №1»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Shuhevich_SS_ormes-nazis


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1