Оружие для Германии: зачем Меркель увеличение расходов на оборону. Владимир Ардаев

   Дата публикации: 23 Июнь 2016, 12:51

 

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель заявила в среду, что стране придется значительно увеличить расходы на оборону, чтобы быть в состоянии справиться с «внешними угрозами».

 

Оружие для Германии: зачем Меркель увеличение расходов на оборону

 

Канцлер считает, что Евросоюз «не способен защитить себя от внешних угроз и не может полагаться только на трансатлантическое партнерство с Соединенными Штатами».

 

В начале июня в прессу просочилась информация о том, что в Германии подготовлен проект новой редакции «Белой книги» — руководства по политике национальной безопасности, изданного десять лет назад. В этом документе Россия якобы предстает в новом статусе — она названа не «партнером», а «соперником» ФРГ, поскольку «представляет угрозу для мирового порядка в Европе, сформированного после окончания холодной войны».

 

Позже глава Минобороны Германии Урсула фон дер Ляйен специально пояснила, что речь не идет о переименовании России ни в «противника», ни в «соперника», а посол ФРГ в России Рюдигер фон Фрич поспешил заявить, что «Белая книга» еще не опубликована, и назвал все цитаты оттуда спекуляцией.

 

 

Десять угроз

 

Тем не менее, сайт немецкой международной общественной телерадиокомпании Deutsche Welle опубликовал подробное изложение проекта новой «Белой книги», в котором перечислены десять основных вызовов для безопасности Германии.

 

Угрозой номер один назван рост международного терроризма, мишенью для атак которого среди прочих стран стала и Германия. Вторая — угроза кибератак, способных вывести из строя важные объекты инфраструктуры или нарушить военные каналы связи.

 

На третьем месте обозначена Россия с ее «готовностью к насильственному обеспечению соблюдения собственных интересов».

 

При этом для обозначения нового статуса России используется слово Rivale, которое действительно не может быть переведено с немецкого как «противник», но переводится как «соперник» или «конкурент».

 

80-страничная новая редакция документа должна быть принята и представлена кабинетом министров бундестагу в ближайшее время — еще до начала парламентских каникул, замечает Deutsche Welle.

 

 

Сказав «А», нельзя не сказать «Б»

 

Россия в списке десяти угроз должна была бы занять почетное первое место — исходя из всей предшествующей логики развития событий, рассуждает заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов.

 

«Еще в 2014 году на саммите НАТО в Уэльсе в качестве основного вызова для европейской безопасности была обозначена так называемая «российская агрессия в отношении Украины». И теперь, сказав «А», нельзя не сказать «Б», — значит, надо проводить политику по нейтрализации обозначенной угрозы. Что касается всех остальных вызовов, то они тогда были перечислены после слов «а также», — напоминает ученый.

 

Соответственно, Германия, как один из лидеров Европы, должна нести крест взятых ею на себя внешнеполитических обязательств. Она не может не увеличивать военные расходы. Федеральное правительство не может не сказать населению своей страны, что потребуется какая-то серьезная перестройка государственных программ безопасности и обороны.

 

Однако слова Меркель обращены не столько внутрь страны, сколько вовне, считает он. Сохранение трансатлантического баланса и отношений ФРГ со своими партнерами требует подтверждения Германией верности общему курсу — в частности, планам укрепления восточных рубежей ЕС.

 

Особенно в свете того, что Берлин несколько раз дал повод усомниться в его лояльности — например, когда Германия воздержалась при голосовании в ООН по резолюции о беспилотной зоне в Ливии. Или еще раньше — когда ФРГ до последнего сопротивлялась началу военной операции в Ираке.

 

«Подобное выпадение ФРГ из евроатлантической обоймы в нынешних обстоятельствах совершенно неприемлемо, и германский руководитель всеми силами стремится уверить США и другие европейские страны в собственной непогрешимости», — полагает Дмитрий Данилов.

 

 

Фактор военной силы не устарел

 

Заявление Меркель обращено, прежде всего, к населению Германии. Ему приходится объяснять новые внешнеполитические реалии, противоречащие тем, которые воспитывались в нем в течение всех послевоенных лет, считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель президиума НПО «Совет по внешней и оборонной политике» Федор Лукьянов. А именно то, что фактор военной силы вовсе не устарел и не отошел на второй план, как не уставали повторять политики эпохи разрядки и перезагрузки. Он вновь становится одним из важнейших европейских приоритетов.

 

«Германия в силу отнюдь не только российского фактора объективно выдвигается на роль европейского лидера. Сегодня она, эта роль, предусматривает не только экономическую мощь и способность выступать генератором интеграционных процессов в рамках ЕС, но и вновь требует усиления военного компонента. После Второй мировой войны консолидированная политика всех внешних сил заключалась в том, что Германия не должна быть военной силой. Теперь это отношение к Германии приходится пересматривать», — говорит Федор Лукьянов.

 

Пацифистски воспитанное германское общество к подобной перестройке сознания не готово, и ему надо объяснять ее необходимость. Подготовка новой «Белой книги» — еще одно свидетельство того, что такая «разъяснительная работа» активно ведется, считает он.

 

 

Американский акцент

 

В нынешнем году НАТО намерено увеличить военные расходы на $3 миллиарда. Об этом заявил генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг, который объяснил это якобы возрастающей угрозой со стороны России.

 

Точной статистики увеличения оборонных расходов стран-членов НАТО Брюссель пока не представил, однако известно, что Латвия увеличила их на 60%, Литва — на 35%, Эстония и Польша — на 9%. Литва на фоне растущей «российской угрозы» даже возобновила призыв в армию, от которого отказалась в 2008 году.

 

Между тем, к достижению намеченного в 2014 году на саммите в Уэльсе рубежа, согласно которому оборонный бюджет каждой страны должен достигнуть 2% ВВП, приблизились лишь отдельные страны — такие как Великобритания, Греция, Польша и Эстония. Шесть стран Европы (Австрия, Бельгия, Болгария, Италия, Ирландия и Финляндия) продолжали сокращать свои военные расходы. Основное же финансовое бремя поддержания безопасности Европы по-прежнему лежит на США, которые тратят на оборону почти 3,4% своего ВВП, а доля их военных расходов в мире превышает 30%.

 

«Германия, которая сегодня тратит около 1,2% ВВП на оборону, и США, которые тратят 3,4% ВВП, должны сблизиться по этому показателю», — отметила в своем заявлении Ангела Меркель, добавив: «В долгосрочной перспективе нет ничего хорошего, если мы будем говорить, надеяться и ждать, чтобы другие несли за нас оборону».

 

Но намерение европейских стран, и в частности Германии, увеличить свои военные расходы вовсе не свидетельствует о стремлении ослабить американское влияние, считает Федор Лукьянов.

 

«Вашингтон сам неоднократно прозрачно намекал на то, что недоволен «иждивенчеством» европейских партнеров, так что речь, скорее идет не о противостоянии Белому дому, а о том, чтобы угодить ему», — говорит Лукьянов.

 

Мало того, европейские лидеры стараются предугадать изменения в американской политике после ноября, когда в Штатах пройдут президентские выборы, отмечает Дмитрий Данилов.

 

 

Что изменит Brexit?

 

Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил в интервью Financial Times, что если британцы проголосуют за выход страны из ЕС, то увеличение ассигнований на военные нужды в Европе может оказаться под угрозой. По его словам, «из европейских стран именно Великобритания обеспечивает наибольшие возможности для обороны, у нее самые крупные расходы на оборону, у нее самые крупные инвестиции в оборону».

 

Референдум о возможном выходе Великобритании из ЕС (Brexit) пройдет в стране 23 июня.

 

«Brexit весьма маловероятен, но даже если он состоится, то это не скажется ни на бюджете НАТО, ни на состоянии обороноспособности Европы. Ведь Британия может выйти из ЕС, но не из НАТО. Другое дело, что в этом случае произойдет смещение акцентов, и ведущая роль в Европе будет принадлежать Североатлантическому альянсу, а не Евросоюзу», — полагает Федор Лукьянов.

 

«Британское «нет» Европейскому союзу на европейскую безопасность повлияет разрушающе. Никакая общая политика европейской безопасности без Великобритании просто в принципе невозможна», — категоричен Дмитрий Данилов.

 

Владимир Ардаев

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Merkel_1396225551
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1