Бойкот Олимпиады – месть или глупость. Дмитрий Родионов

   Дата публикации: 22 июня 2016, 12:29

 

Кто и зачем пытается вынудить Россию на неадекватные действия?

 

В конце прошлой недели получила продолжение история с антидопинговым скандалом, направленным против российских спортсменов. Сначала стало ясно, что наша сборная по легкой атлетике в Рио уже точно не поедет. А в воскресенье западные СМИ сообщили, что Международный олимпийский комитет (МОК) может полностью отстранить российскую сборную от участия в Олимпийских играх. При этом «чистым» спортсменам обещали разрешить выступать под флагом МОК.

 

Олимпиада 1980

 

Решение сегодняшнего саммита оказалось вполне предсказуемым, МОК не стал спорить с выводами IAAF (Международная ассоциация легкоатлетических федераций) и отстранил легкоатлетическую сборную, впрочем, даже разрешив «чистым» выступать под флагом России, если тем удастся доказать свою непричастность к допинговому дело. По каждому атлету решение будет приниматься индивидуально.

 

Отмечу, что и до этого в истории были случаи не только с отстранением отдельных федераций, но и с отстранением целых сборных. Но, как правило, речь шла о командах-аутсайдерах, но явно не об одних из фаворитов соревнований. Западные СМИ даже пишут, что глава МОК Томас Бах, которому предстоит самому определить повестку дня саммита, накануне разговаривал с российским президентом, пытаясь как-то уладить проблему.

 

Думаю, что все прекрасно понимают, что дело тут далеко не в допинге, хотя я ни в коем случае не оправдываю тех спортсменов, кто его действительно намеренно употреблял. Проблема в том, что от всего этого скандала за версту воняет политикой.

 

Когда-то, на заре возрождения олимпийского движения был провозглашен один из его основных принципов: жёсткое отграничение олимпизма от политики. Согласно Олимпийской хартии, игры «объединяют спортсменов-любителей всех стран в честных и равноправных соревнованиях. По отношению к странам и отдельным лицам не допускается никакой дискриминации по расовым, религиозным или политическим мотивам».

 

Впрочем, можно сказать, что этот принцип никогда толком не соблюдался, и бойкоты Олимпийских игр государствами, чья политическая линия шла вразрез с линией страны-хозяйки Олимпиады, стали неотъемлемой частью олимпийской истории. Наверное, самыми запоминающимися были бойкот западными странами московской Олимпиады в 1980-м и бойкот странами Соцлагеря игр в Лос–Анджелесе. На самом деле, бойкотов в истории было гораздо больше. Однако упомянутые выше стали такой же визитной карточкой «холодной войны», как гонка вооружений…

 

Сегодня, многие политики вынуждены признать, что мы с Западом находимся если не уже в состоянии новой «холодной войны», то очень близко к нему. А если так, то «война» просто обязана вестись абсолютно по всем фронтам — во всех сферах жизни, кроме, собственно, реального «горячего» фронта. Во всех сферах жизни, затрагивающих интересы общества и государства. Даже не обязательно финансовые интересы. Даже просто честь и престиж.

 

Недавно я беседовал с одним западным политологом как раз на тему спорта. Он не скрывал, что все эти допинговые скандалы, равно, как и эпопея с давлением на футбольных фанатов во Франции – все это элементы «гибридной войны» против нашей страны. Гибридной войны на истощение. Когда я с просил его, ну, а спортсмены-то чем виноваты? Ведь далеко не все из них являются горячими адептами осуществляемой руководством страны внешней политики, большинство из них и вовсе никогда не задумываются о политике. Ответ его был ошеломляющим – это удар по вашему президенту, по его самолюбию.

 

Вот так вот. Вот и вся суть «гибридной войны». А мы то все недоумевали, зачем эти санкции, которые больше всего бьют по всем, кроме тех людей, на кого они якобы направлены? При чем тут крымчане, которые страдают только из-за того, что не побоялись выразить свое мнение, при чем тут спортсмены, в конце концов? Это удар по власти, попытка подорвать ее авторитет. Ну, или просто, что называется, нагадить под дверь и убежать. Или как показать полицейскому неприличный жест из окна уходящего автобуса. В общем, детский сад — штаны на лямках. Одно «но» — это давно не детский сад, это вполне взрослые «игры», ведущие к колоссальным финансовым потерям государств, и от которых страдают совершенно непричастные люди.

 

Казалось бы, еще раз: при чем тут спортсмены? Они, может, не являются сторонниками власти, они, может, вообще аполитичны и даже голосовать не ходят. Но, они выступают под российским флагом, а это в глазах Запада то же самое, что выступать под портретом Путина. Вот ни больше ни меньше. Значит, им следует чинить всяческие препятствия.

 

Впрочем, вот вам  вариант: хотите выступать – выступайте под флагом МОК.

 

Это такая тонкая игра на чувствах. Те, кто придумал эту комбинацию, прекрасно понимают, на какие болевые точки следует давить. Они понимают, что для спортсмена — выступление на Олимпийских играх — это важнейшее событие в жизни, тем более, что, повторюсь, наша сборная во многих видах спорта является безусловным фаворитом, и многие ее участники вполне обоснованно могли рассчитывать на медали, олимпийские и мировые рекорды. А медали и рекорды, тем более, таких престижных соревнований, как Олимпийские игры — разве это не главное в жизни спортсмена?

 

 

И вот тут-то и наносится удар: что для тебя важнее, сынок, Родина или личные достижения? Конечно, никто вот так прямо вопрос не ставит, меня могут обвинить, что я сейчас сильно утрирую, но по сути — это так. Согласиться выступать под «нейтральным флагом» МОК (по какому-то странному совпадению, он белый, как флаг сдающихся в плен) — значит, капитулировать, значит, признать, что у тебя нет Родины, или что она для тебя где-то на втором месте.

 

Это сложный выбор для любого спортсмена. Некоторые из них уже категорически заявили, что поедут в Рио только в составе сборной России и ни в каком ином качестве, как например, наша прославленная прыгунья с шестом Елена Исимбаева. Но нашлись и те, кто заявил, что поедет на Олимпиаду при любом раскладе. Имеем ли мы право их осуждать? Опять же сложный нравственный вопрос.

 

Именно на это и рассчитывают те, кто и заварил всю эту кашу: поставить людей перед выбором, расколоть общество на тех, кто «за» и тех, кто «против», внести сумятицу. Вот мы с вами сейчас уже спорим на эту тему — значит, противник добился своего.

 

Еще они очень рассчитывают на то, что найдутся те, кто поставит свое личное выше, кто согласится выступать под каким угодно флагом. А еще лучше и вовсе отречется от страны, которой он во многом обязан своими достижениями и станет перебежчиком. Такие уже нашлись. Например, чета Степановых и бывший глава московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков, которые признались в допинговых махинациях, обрисовав картину так, что употребление допинга в российском спорте – едва ли не государственная политика. Учитывая эти сенсационные признания, и тот факт, что к делу привлекли ФБР, набившее руку на антикоррупционных расследованиях в ФИФА, можно не сомневаться, что скоро нашу страну обвинят в том, что у нас все спортсмены употребляли допинг по требованию Минспорта и предложат отречься от сборной.

 

Подобная постановка вопроса, повторю – это путь к расколу. Всегда найдутся те, кто будет требовать не осуждать спортсменов за их выбор и дать им возможность самореализоваться под любым флагом, и те, кто будет рвать на груди тельняшку и обвинять их в предательстве, а также требовать обязать всех наших спортсменов бойкотировать «буржуинские игры», проведя в качестве альтернативы какие-нибудь очередные «игры доброй воли».

 

А есть ли реальная альтернатива Олимпийским играм?

 

Напомню, что когда-то, еще в начале прошлого века Олимпиада еще не была столь масштабным мировым событием, воспринималась как одно из многочисленных международных соревнований, которые в те времена только, что называется, входили в моду, и в спортивном мире олимпийские достижения «котировались» значительно ниже, чем те же чемпионаты мира. Однако со временем Олимпийские игры стали ведущим международным спортивным событием.

 

Это не значит, что других не было. Были. Сначала в качестве самостоятельных проектов стран, не входящих в олимпийское движение. Потом именно в качестве альтернативы в условиях вынужденного, как правило, по политическим причинам, бойкота Олимпиад.

 

Так у нас в стране и в других странах Соцлагеря проводились Спартакиады, по своим масштабам ничуть не уступающие Олимпиадам и служившие полноценной альтернативой. Потом СССР присоединился к олимпийскому движению, и до 1980-го года Олимпийские игры стали объединяющим фактором противостоящих в «холодной войне» сторон. Потом были взаимные бойкоты игр в СССР и в США, были еще Игры доброй воли, которые как раз задумывались в качестве альтернативы ставшим уж очень претенциозными в условиях «холодной войны» Олимпийским играм. Потом, «холодная война» завершилась, и вроде как Олимпийское движение вновь стало объединяющим фактором для всех стран мира. Как оказалось, ненадолго.

 

Стоить отметить, что СССР и США были далеко не единственными, кто демонстративно и в командно-приказном порядке для своих союзников бойкотировал игры. Бойкот Олимпиады практически во все времена был средством политических манипуляций и способом продемонстрировать свою позицию по тем или иным острым политическим вопросам. Олимпиады, даже без бойкота, самого начала использовались для выражения своего политического протеста: так еще в 1908-м году финские спортсмены (а Финляндия в то время входила в состав Российской империи) демонстративно отказались идти под российским флагом и шли без флага вообще.

 

В 1920-м году на Олимпиаду не были приглашены Германия и ее союзники – в качестве наказания за развязывание Первой мировой. Под угрозой бойкота оказалась Олимпиада в самой Германии, в 1936-м году по причине прихода к власти нацистов.

 

В 1956-м году Из-за Суэцкого кризиса игры в Мельбурне были проигнорированы Египтом, а также поддержавшими его Ираком, Ливаном и Камбоджей. События в Венгрии вынудили отказаться от участия в играх Нидерланды, Испанию и Швейцарию, а венгерская команда шла на открытии под государственным флагом Венгрии образца 1918 года, отказавшись выступать под флагом Венгерской народной республики. Отказалась участвовать в Олимпиаде и команда КНР, протестуя против приглашения команды Тайваня. В 1964-м в Олимпиаде в Токио не участвовали спортсмены из КНДР, Южной Африки и Индонезии, власти последней организовали альтернативные «Игры развивающихся сил». XXI Олимпийские игры в Монреале бойкотировали двадцать шесть африканских стран из-за матча сборной Новой Зеландии по регби в Южной Африке, находящейся под санкциями за режим апартеида. Африканские спортсмены требовали снять с игр новозеландскую сборную.

 

В знак протеста против ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года Олимпийские игры в Москве проигнорировали США и 63 государства. Предсказуемо СССР нанес ответный удар, и, спустя четыре года, помимо нашей сборной в США не поехали сборный всех стран социалистического лагеря, кроме Румынии (чьи спортсмены выступали на играх в частном порядке), Югославии и КНР. Игры 1988 в южнокорейском Сеуле бойкотировались Северной Кореей под предлогом того, что Сеул отказался рассмотреть предложение Пхеньяна перенести спортивных состязаний в города КНДР с целью продемонстрировать единство Корейского полуострова. К бойкоту присоединились Куба, Никарагуа и Эфиопия.

 

Стоит отметить, что бойкот приводил к тому, что на пьедестал поднимались далеко не те, кто был этого достоин, и многие страны завоевывали медали лишь благодаря чьему-либо неучастию, что ставит под сомнение подобные достижения. К примеру, в том же Лос-Анджелесе сборная США заняла первое место в медальном зачете лишь по причине отсутствия советских спортсменов, которые просто не позволили бы американцам взять такое количество медалей.

 

После окончания «холодной войны» казалось, что тема бойкота Олимпийских игр ушла в прошлое. Вплоть до 2008-го года, когда спорт вновь стал объектом политических трений. Рядом влиятельных правозащитных организаций Запада тогда была развернута кампания по бойкоту XXIX Олимпийских игр в Пекине. Правительство КНР обвиняли в репрессиях против тибетских сепаратистов, поддержке авторитарных режимов Судана, КНДР, Зимбабве и Мьянмы, а также проблемы с правами человека и цензурой в самом Китае. Впрочем, идея бойкота провалилась. Во многом по финансовым причинам: контракты со спонсорами не позволяли сборным серьезных стран пойти на бойкот. Пресс-служба официального спонсора американской команды — производителя спортивной одежды Nike тогда заявила следующее: «Руководство Nike, конечно, всецело за защиту прав человека, но сумма контракта настолько велика, что сборная США поедет на Игры в Пекин во что бы то ни стало».

 

Зимние Олимпийские игры в Сочи — вторые в нашей стране, также чуть было не подверглись бойкоту. Их призывали игнорировать из-за событий в Грузии в 2008-м, а также из-за якобы нарушения в России прав человека. Несмотря на то, что многие главы государств на игры в итоге не поехали, идея бойкота провалилась.

 

Но это было тогда, когда глобальное противостояние Запада с Россией было только в самом начале. Сегодня все гораздо серьезней, и уже вовсю звучат идеи, как максимум, отобрать у нашей страны чемпионат мира по футболу 2018-го года, или, как минимум, бойкотировать его.

 

Отобрать мундиаль, конечно, очень хотелось бы какой-нибудь Украине, это был бы для нее, наверное, праздник посерьезнее дня освобождения Савченко. Впрочем, это был бы уже слишком серьезный шаг, который поставил бы под вопрос всю систему спортивных отношений, сложившуюся после окончания «холодной войны». И опять-таки, контракты…Безусловно, лоббистские возможности сторонников такого сценария довольно сильны, но пока явно недостаточны.

 

Зато вполне достаточны для того, чтобы попытаться отлучить нашу сборную или ее отдельных представителей от предстоящей Олимпиады.

 

Поскольку отстранение легкоатлетов вопрос уже практически решенный, сегодня все громче раздаются призывы бойкотировать Олимпиаду, продемонстрировав тем самым, что мы не идем ни у кого на поводу, что нам наплевать на все козни запада, что врагу не сдается наш гордый «Варяг» и т.д. Звучат также предложения не пускать туда наших спортсменов в индивидуальном порядке, многие говорят о том, что выступление под флагом МОК это национальная измена и т.д.

 

Не хотелось бы обсуждать вопросы нравственности, все-таки у нас свободная страна, и каждый это решает сам для себя, бесполезно заставлять кого-то выступать или не выступать из-под палки. Другой вопрос в том, а можем ли мы позволить себе такое дорогостоящее (и в прямом, и в переносном смысле) мероприятие как бойкот? И дело тут даже не в контрактах.

 

Дело в том, что во времена существования Соцлагеря, такой бойкот был бы демонстрацией силы, фактически он приводил к неучастию в играх половины лучших спортсменов мира. А кто нас поддержит сегодня? Безусловно, отсутствие российских спортсменов на играх снизит их яркость, но явно не до той степени, чтобы можно было сказать, что эти игры были неполноценными.

 

Так кому и что мы докажем этим бойкотом? Разве что польем воды на мельницу тех, кто сегодня говорит, что Россия утратила адекватность и договороспособность. Ну, я уж молчу про то, что это может стать личной трагедией для некоторых спортсменов, которых поставят перед выбором.

 

Самое неприятное, в общем-то, уже произошло. Сейчас необходимо сохранить «холодную голову» и способность трезво оценивать ситуацию. Это не первый и не последний недружественный выпад в отношении нашей страны. И нужно быть готовым ко всему и ни в коем случае не впадать в истерику, чего от нас ждут те, кто все это организует. Сегодня они рассчитывают на раскол в спортивном сообществе, и они близки к тому, чтобы его получить. Но завтра этот раскол может перейти уже в политическую плоскость, и тогда всем нашим спортсменам, независимо от политических воззрений и отношения к проблеме, придется выступать под белыми флагами поражения, как в 1992-м году. Этого допустить нельзя!

 

Дмитрий Родионов

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1