Активность НАТО – блеф или провокация? Ростислав Ищенко

   Дата публикации: 21 июня 2016, 15:16

 

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования, разбирается, что на самом деле демонстрируют многочисленные учения НАТО в Восточной Европе и странах Балтии.

 

Активность НАТО – блеф или провокация?

 

Конец мая и июнь 2016 года оказались урожайными на военные маневры НАТО у российских границ. «Анаконда-2016», «Удар сабли-2016», «Быстрый ответ», а всего восемь вложенных друг в друга, как матрешка, разнокалиберных учений на западном и северо-западном направлении. Общий смысл – создание на западной границе НАТО (от Румынии до Польши и в Прибалтике) группировки, способной противостоять «российской агрессии».

 

В прессе появились где-то радостные, а где-то панические (в зависимости от занимаемой политической позиции) предположения о подготовке «натовского блицкрига» против России. Но являются ли данные маневры действительной демонстрацией силы? Скорее, наоборот.

 

 

Хорошо забытое старое

 

Разберемся по порядку. Серия маневров 2016 года практически повторяет концепцию боевых действий НАТО против СССР времен холодной войны. Причем периода до середины 1970-х годов.

 

Тогда, как и сейчас, в Вашингтоне пришли к выводу, что все армии их европейских союзников, взятые вместе, не смогут выдержать советского танкового броска к Атлантике. Поэтому главой военной задачей европейцев стало продержаться несколько недель (до одного месяца). В течение этого срока на театр военных действий (ТВД) должны были прибыть американские войска.

 

Для этого США и НАТО необходимо было гарантированно обеспечить военно-морской и воздушный контроль над северной Атлантикой, через которую должны были двигаться конвои с сотнями тысяч солдат и тысячами единиц военной техники.

 

В последней четверти ХХ века, в связи с развитием ракетного оружия, резко увеличившим возможности советских ВВС и ВМФ, план стал неактуальным.

 

В случае начала полномасштабной войны до Европы никто бы не доплыл.

 

С этого момента НАТО окончательно сделало ставку на доктрину ядерного сдерживания. Решение оказалось настолько эффективным, что в 1990-е годы было повторено ослабевшей Россией, в военную доктрину которой было внесено положение о возможности нанесения ядерного удара по неядерному агрессору, если агрессия угрожает существованию российского государства.

 

Понятно, что за почти полвека, прошедшие с начала семидесятых годов прошлого столетия, российские возможности по блокированию переброски американских войск в Европу только увеличились. Территории России и США являются недосягаемыми для сухопутных армий друг друга, а взаимное ядерное сдерживание является единственным серьезным аргументом.

 

Именно поэтому Вашингтон пытается получить стратегическое преимущество за счет развертывания систем ПРО, задача которых – нейтрализовать ядерный потенциал России.

 

То есть, на деле американцы делают ставку не на нереальную победу сухопутных войск НАТО на европейском ТВД, а на первый обезоруживающий ядерный удар и гарантированную защиту от ответно-встречного удара.

 

 

Блицкриг «Приди и возьми»?

 

С тактической точки зрения комплекс учений «Анаконда» вообще смешон. Давайте вспомним аналогичные тренировки российской армии. Подчиненные Шойгу в ходе внезапных проверок боеготовности перебрасывали на несколько тысяч километров под сотню тысяч солдат и десятки тысяч единиц боевой техники. Причем за семь-десять дней поднятые по тревоге войска успевали прибыть в назначенные районы, развернуться, создать ударные группировки, выполнить задачу учений и вернуться в места постоянной дислокации.

 

Комплекс проводящихся в Восточной Европе учений НАТО только публично готовился с апреля. За это время блок сумел сосредоточить в районах учений аж 32 тысячи военнослужащих при сотне самолетов, двенадцати кораблях и трех тысячах единицах бронетехники. Из них только десять тысяч солдат было переброшено с территории США. Это при том, что легенда учений предполагает одновременное усиление группировок НАТО в Польше, Прибалтике и Румынии.

 

Сравнивая оперативность развертывания российской армии и войск НАТО, приходим к выводу, что при таких темпах ударная группировка РФ уже успеет из Парижа домой вернуться, а в США десантники даже не начнут грузиться в самолеты.

 

Фактически на фоне русофобской истерии восточноевропейских лимитрофов, буквально провоцирующих конфликт с Москвой, США и НАТО в ходе проводимых учений демонстрируют вопиющую беспомощность. Они, устраивая потешную «подготовку блицкрига», словно приглашают Россию: «Приди и возьми».

 

Трудно предположить, что в Вашингтоне не ведают, что творят. Тем более что только в последний год достоянием западной прессы стали несколько докладов высокопоставленных американских военных, аргументированно утверждавших, что в ближайшие несколько лет США и НАТО ничего не способны противопоставить в Европе российской военной мощи.

 

Можно было бы предположить, что военные провокации у российских границ – ставка на неадекватную реакцию Москвы. Подставляя прибалтийскую, а за ней и восточноевропейскую пешку под возможный превентивный удар, США пытаются вовлечь в конфликт Россию и ЕС, с тем, чтобы самим, традиционно оставаясь за пределами конфронтации, пожать все плоды.

 

Но США уже пытались втянуть Россию в значительно более чувствительный для нее украинский конфликт. Да и провокации в Прибалтике следуют одна за другой не первый год. Несложно понять, что если Москва не среагировала на провокации пятьдесят раз подряд, то не среагирует и в пятьдесят первый, и в пятьдесят пятый.

 

Версия укрепления уверенности в союзниках тоже не выглядит правдоподобной. Во-первых, американским союзникам из числа восточноевропейцев и так некуда деваться. Даже их возможности влияния на политику ЕС базируются на поддержке Вашингтона. Париж с Берлином уже не раз демонстрировали свое раздражение наглостью младоевропейских нахлебников и при первой же возможности с удовольствием поставят их на место.

 

Так что дополнительно напрягаться, чтобы обеспечить себе верность «санитарного кордона» Вашингтону нет никакой необходимости.

 

Во-вторых, что бы восточноевропейские военные и политики не заявляли для прессы, они, очевидно, не могут не оценивать адекватно продемонстрированные в ходе «Анаконды» «возможности» США по доставке подкреплений на европейский ТВД. Демонстрация явно не укрепит их веру в военные возможности Вашингтона.

 

Так зачем же было устраивать у российских границ внешне бессмысленный и дорогостоящий театр абсурда?

 

 

Для отвода глаз

 

Военных с первого курса училища учат обманывать противника относительно направления главного удара. Демонстративная активность на второстепенном направлении должна отвлекать от подготовки реальной операции, заставляя противника концентрировать свои силы и подтягивать резервы к точке, не имеющей никакого значения, и ослаблять то направление, на котором готовится генеральное наступление.

 

Со стратегической точки зрения, любые усилия России на европейском направлении в ближайшие годы являются гарантированно блокированными. «Санитарный кордон» из восточноевропейских лимитрофов не только успешно отделяет Москву от потенциальных партнеров в Париже и Берлине, но и создает русофобский крен в общей внешней политике ЕС.

 

Политико-дипломатическое переформатирование отношений с Европой займет достаточно много времени. Причем нет никакой гарантии, что ЕС, раздираемый экономическим кризисом и внутренними проблемами, сможет дожить до нормализации отношений с Россией. А вот хаотизированная Европа полностью вписывается в формат американского геополитического противостояния с Москвой.

 

С другой стороны, и США практически исчерпали возможности дальнейшей антироссийской политико-дипломатической накачки Европы. На этом направлении создалась взаимно блокированная позиция. Нарушение шаткого равновесия приводит к непрогнозируемым последствиям и грозит неприятностями обеим сторонам (и неизвестно — кому большими).

 

В то же время сегодня для России стратегическими являются ее проекты в Азии. Партнерство с Китаем, развитие ШОС, укрепление ЕАЭС. Все эти проекты имеют одну уязвимость – нестабильную постсоветскую Среднюю Азию с примыкающим к ней Афганистаном.

 

Возможная дестабилизация Казахстана или Узбекистана практически гарантированно вызывает военно-политическое «вспыхивание» всего региона. При этом серьезные проблемы возникают и у России, и у Китая, и у Ирана, и у Пакистана – фактически у всего ШОС.

 

С учетом специфики исторического и политического развития региона, даже попытки совместных действий ключевых членов ШОС по стабилизации ситуации практически гарантированно вызовут между ними сложнейший комплекс противоречий.

 

А вот США для удара по Средней Азии не надо задействовать крупные военные контингенты, нет необходимости перебрасывать за тридевять земель тысячи единиц бронетехники, сотни самолетов и десятки кораблей. Относительно дешевое решение достигается только усилиями спецслужб, поддержкой местных исламистских движений и поощрением внутриэлитных противоречий, путем стравливания претендующих на власть и влияние финансово-политических группировок.

 

Ну а поскольку силы и ресурсы не только у российской армии, но и у спецслужб отнюдь не резиновые – пусть они пока занимаются Прибалтикой и Польшей. Для этого не жаль потратить деньги на экскурсию десяти тысяч американских солдат в Европу и на «Зарницу» для лимитрофов.

 

Ростислав Ищенко

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1