Brexit и его противники. Леонид Савин

   Дата публикации: 19 июня 2016, 22:00

 

Дней за десять до предстоящего в Великобритании референдума (оставаться ли стране в составе ЕС или вернуть себе часть делегированного Евросоюзу суверенитета) британские и американские СМИ опубликовали сразу целую серию материалов, в которых выражалась обеспокоенность по поводу исхода голосования 23 июня и содержалась прямая агитация против Brexit.

 

brexit

 

Так, по данным Guardian, доля граждан Великобритании, желающих, чтобы их страна вышла из ЕС, к 13 июня значительно увеличилась и достигла 53% (против 47%, такого желания не выражающих). Британский мозговой центр Bruges Group определил то же соотношение в 52% против 33% (за вычетом не определившихся).

 

Одновременно лондонский Центр за европейскую реформу выпустил целую серию публикаций, направленных на удержание Британии в рамках Европейского союза.

 

В одной из статей, автором которой выступил бывший посол Великобритании в ЕС и США лорд Джон Керр, откровенно указывалось на то, что выход из Европейского союза может пошатнуть четыре основы внешней политики Англии. Первейшая из основ — связь Лондона с Вашингтоном. «Британии лучше всего тогда, когда и Америке лучше всего, — писал Керр. — Это не изменится, если Британия покинет ЕС, но… мы полезны для американцев в той степени, в какой мы можем убедить других наших друзей проводить общую или, по крайней мере, совпадающую политику. Наше влияние в Вашингтоне уменьшится, если оно уменьшится здесь, в Европе; если мы отрежем себя от европейского континента, то в США будут рассматривать нас как 60 миллионов, а не как 500 миллионов. Не удивительно, что трансатлантическое сообщество… в подавляющем большинстве случаев надеется, что мы будем голосовать так, чтобы остаться в составе ЕС».

 

Вторая основа внешней политики Великобритании — это НАТО, где Британия имеет сильные позиции. По логике Керра выход из ЕС ослабит европейскую безопасность.

 

Разрушение третьей основы, по Керру, связано с тем, что, если  Brexit  состоится, Европейский союз будет менее открытым, менее либеральным, менее безопасным и менее отвечающим интересам Англии.

 

И, наконец, четвёртой основой  внешней политики Великобритании является вера в то, что «многосторонний порядок» (имеются в виду наднациональные институты) служит интересам Лондона.

 

Статья лорда Керра довольно показательна в смысле признания того, насколько англо-американская связка обеспечивает продвижение интересов США в Европе.

 

Еще одна публикация Центра за европейскую реформу содержит критику евроскептиков, которые характеризуются как «правые популисты», угрожающие установлением контроля над партией тори изнутри.  Дэвид Кэмерон может не перенести само голосование по вопросу о Brexit , и его место займёт в таком  случае кто-то из «правых» либо «оппортунисты». Можно сказать, что, даже если британцы не проголосуют за выход своей страны  из ЕС, дни Кэмерона как лидера консерваторов будут сочтены.

 

В качестве дополнительного инструмента влияния на общественное мнение противники Brexit апеллируют к интересам выходцев из Восточной Европы. В Великобритании большое количество лиц с двойным гражданством и трудовых мигрантов, оказавшихся там после вступления в ЕС Польши, Румынии, Болгарии, Латвии, Литвы, Эстонии, Венгрии, Словакии, Чехии. Этим фактором объясняется, видимо, появление заказной статьи, подготовленной агентством  Блумберг, в которой говорится, что «польские и венгерские мигранты, работающие в Великобритании, посылают домой заработанные деньги, и в сумме переводы в Польшу на 50% больше, чем инвестиции в эту страну, а в Венгрию на 40%». А ещё мигранты платят больше налогов, а сами граждане Великобритании могут передвигаться без ограничений по ЕС и пользоваться услугами его рынка труда.

 

Оксфордский университет вообще ставит вопрос о референдуме как институте демократии. Эрик Джонс в статье под названием «Английский референдум является плохой идеей: голосование за Brexit может привести к худшему» настаивает на том, что людям свойственно ошибаться, поэтому для них естественно делегировать ответственность за принятие сложных решений своим представителям. «Народные референдумы не защищают парламентский суверенитет, они его узурпируют», — утверждает Эрик Джонс. А, между прочим, с 1972 года в странах Европы прошло 54 референдума по вопросам, связанных с интеграцией. «Плохой идеей» британский референдум является, видимо, в том смысле, что он ставит под  вопрос прерогативы евробюрократии.

 

Стремление не дать британским евроскептикам усилить свои позиции накануне референдума отмечается и в США.

 

Известный глобалист Параг Ханна на сайте «Стратфор» выступил со статьей, в которой он перечислил будущие проблемы Великобритании, если та выйдет из ЕС. Мол, она никогда не сможет достичь таких высоких показателей конкурентоспособности, как Швейцария или Сингапур. В Евросоюзе без Британии укрепится доминирование Германии и Франции, следовательно, англичане уже не будут иметь прежнего влияния на континенте. Кроме того, Британии грозит растущее могущество Китая, с которым она не справится в одиночку, а также риск полного отложения Канады, которая получает больше прямых иностранных инвестиций, чем Соединенное Королевство.

 

Наконец, Лондон вряд ли сможет сохранить своё влияние в содружестве, то есть среди бывших колоний. Здесь Параг Ханна, вероятно, прав, так как англичане столетиями эксплуатировали десятки стран и народов, причём делали это с необычайной жестокостью (еще в начале ХХ века в Англии в зоопарках в клетках содержали жителей Африки).

 

Взвешивая степень консолидации могущественных наднациональных сил, заинтересованных в том, чтобы удержать Великобританию в ЕС, можно предположить, что Brexit всё же не состоится и сам этот вопрос после голосования 23 июня надолго уйдёт с повестки дня.

 

Леонид Савин

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1