Попытка № 5: Украине советуют путь в ЕС через признание вины за Холокост. Игорь Орцев

   Дата публикации: 15 июня 2016, 20:45

 

Почему перед великой нацией захлопнуты двери европейского цивилизованного мира? Этот вопрос, особенно после «революции достоинства», остро тревожит умы пытливых потомков великого гуманиста прошлого века, отца украинской нации Степана Бандеры.

 

Типичный европеец

 

Конечно, украинская пропаганда неустанно твердит: украинцы –  это самые что ни на есть европейцы, а то и родоначальники всех европейских народов. Президент нации тоже бодрит при каждом удобном случае. Например, сообщил недавно очередной «исторический факт»: мол, когда москали тщетно прорубали окно в Европу, украинцы туда уже открывали дверь ногой. Также существует и активно работает при поддержке державы целая плеяда «украинских историков», что не устают вдохновлять представителей великой нации рассказами о родстве с Гераклом или об Украине как родине Будды и Христа. Но стоит маленькому украинскому европейцу даже случайно увидеть свое отражение в зеркале, как тут же все становится на свои места. А уж если ему удается попасть в вожделенную Европу, то его вообще накрывает черная депрессия, вызванная крушением мифов.

 

Депрессия накрывает маленького украинского европейца, как правило, в коротких перерывах между натиранием до блеска унитазов общественного туалета железнодорожного вокзала «Варшава – Центральна». Ведь, как бы это не звучало цинично, украинцы по европейским стандартам человеческой ценности даже не попадают в категорию трех сортов, а находятся там, на том уровне, что называется  — выбраковкой. Евросоюз отменяет визы для «европейцев» из Королевства Тонга, о местонахождении и существовании которого даже не подозревает девяносто девять процентов «чистокровных украинских европейцев», и в то же время им – пупам земли европейской уготована грубо, но чисто по-украински, — дуля с маком.

 

Это все угнетает, унижает, и в конечном итоге ослабляет героический дух великой нации. А ведь она, ни много ни мало, сегодня является гарантом спокойного сна французов и испанцев, поляков и немцев. Но ни те, ни другие, ни третьи не хотят признать родства, и даже благодарить не желают за то, что планы Путина по захвату Европы стойкие маленькие украинцы разрушили. Пропаганда украинская, конечно, продолжает внушать: вы европейцы, и точка, вы умираете на Донбассе за свое – за ЕС! Но халва от этого во рту все равно не тает. Поэтому, наряду с пропагандистами работают еще и тихие, незаметные украинские интеллектуалы – цвет нации, ее мозги.

 

«Мозги», не спеша и без лишней шумихи, ищут настоящие пути Украины в Европу. Взвешивая тщательно все аргументы, копаясь придирчиво в историческом прошлом великой нации, они предлагают различные способы «покупки билета на европейский поезд». Их голос не всегда слышен в грохочущих революционных жерновах, однако, авторитетное мнение украинских интеллектуалов вполне может быть востребовано в определенный момент. Ведь нынешняя Украина то только и делает, что ищет спасительные соломинки. Одной из таких соломинок вполне может оказаться предложение разделить вину за Холокост с немецкими нацистами. Это, по мнению автора идеи — профессора Львовского университета и, по «чистому совпадению», Columbia University, главного редактора издания «Україна модерна» Ярослава Грицака и станет «билетом на поезд евроинтеграции».

 

Из интервью теоретика «украинского модерна», профессора Грицака изданию «Jewish.ru».  в статье под прямым и понятным заголовком «Холокост – это украинский вопрос». Ответ на вопрос о еврейском погроме во Львове 1941 года:

 

«Мне стыдно отвечать на этот вопрос, поскольку это и мой личный позор. Подобное ничем нельзя оправдать, кроме нежелания честно взглянуть истории в глаза. Я постоянно обращаюсь к образу, созданному историком Тони Джадтом в своей книге Postwar: A History of Europe since 1945, в которой он называет память о Холокосте объединяющим элементом современной Европы. Признание своей сопричастности к Холокосту является своеобразным билетом на поезд европейской интеграции, утверждал Джадт. Никто этого особо не хотел, но всем пришлось этот билет приобрести. В этом смысле некоторые украинцы ведут себя довольно странно: заявляя о своих европейских амбициях и стремлении подсесть в поезд европейской интеграции, они хотят ехать в нем зайцем».

 

Совершенно очевидно, что вплел этого Тони Джадта в свой ответ профессор Грицак топорно. От Украины, то есть от УССР, никто не требовал признания Холокоста по понятным причинам, как требовали того от союзников гитлеровской Германии. Но теперь Грицак сам напрашивается. Да и не скажешь ведь прямо, что украинцам, дабы влезть в европейскую семейку, надо породниться с немцами путем признания участия в совместных кровавых преступлениях. Как вариант вообще записаться всей страной в число стран — участниц гитлеровской коалиции. Украинский экс-премьер Яценюк уже и удочку забрасывал в эту тему: мол, СССР коварно напал на Германию и Украину. Ты их в дверь, они — в окно…

 

К слову, в современной Украине братание на почве Третьего рейха вызовет только одобрение. Без сомнения. Если, вопрос не будет касаться финансовой стороны, конечно: каких-то выплат, компенсаций жертвам и их родственникам – тут прижимистые украинцы могут задуматься. А так, даже украинские малолетние рагули, мыслящие на уровне инфузории-туфельки, интуитивно чувствуют –  украино-немецкая нацистская тема востребована. Они ходят стаями, зачем-то пряча прыщавые рожи (бояться в Украине нацистам абсолютно нечего), и скандируют как заклинание: «Зиг хайль — Рудольф Гесс – Гитлерюгенд — СС» Да что там малолетки! Как-то на очередном провозглашенном киевском «майдане» вполне взрослый и даже пожилой чистокровный укроариец вспоминал золотые времена Третьего рейха. Он даже песню какую-то, что была в те времена хитом, исполнил, в собственном переводе на украинский с немецкого.

 

На «европейский поезд» украинцам надо спешить. Поэтому и билетик нужно сразу покупать с пометкой «Холокост». Таким образом Украина перескакивает в этой евроинтеграционной игре-стратегии сразу на высший «левел», оставляя позади Волынскую резню, не говоря уже о покаянии в современном геноциде над собственными гражданами – населением Донбасса. Холокост – это тема проверенная, дающая право, как уверен колумбийско-львовский Грицак, украинской нации без проволочек занять одну ступень с настоящей европейской нацией – немцами, отцами-основателями ЕС. Тут и раскаяться не грех. И приписать грехи можно. И присовокупить. Конкретно — грехи упырей в основном из западно-украинского региона ко всем кто имеет паспорт гражданина Украины. И выдумать даже историю, практически один в один как немецкую, сложных отношений между украинским и еврейским народом, которая длилась на протяжении веков!

 

Вопрос профессору Грицаку:

 

«Профессор, видите ли вы в еврейско-украинских отношениях нечто, присущее истории лишь этих двух народов, феномен, выпадающий из общеевропейского контекста? Кем были евреи для украинцев на протяжении веков?»

 

Ярослав Грицак:

 

«К сожалению, перед нами классическая европейская схема, причем не лучшая. На протяжении веков еврей в Европе был другим – персонажем, по отношению к которому строилась собственная идентичность. Другой – это почти враг. Евреи успешно, если можно так выразиться, выполняли эту роль в Европе, и Украина не стала исключением. Просто тут это ощущалось наиболее остро, поскольку из антисемитски настроенной католической Европы тысячи евреев бежали в восточные земли – Польшу и Украину. Поэтому к концу XIX века главными еврейскими городами мира стали Варшава, Вильно, Львов и Одесса. К тому же, в отличие от поляков и русских, украинцы не успели взрастить собственную элиту, оставаясь преимущественно крестьянской нацией, что лишь подчеркивало инаковость евреев: отчуждение христиан и иудеев дополнялось враждой между крестьянами и жителями городов или штетлов. Все это превратило историю украинских евреев – с XVI века до недавнего времени – в историю насилия над ними. Это очень тяжелое наследие».

 

То есть, профессор Грицак рассказывает публике о многовековой тяжелой судьбе еврейского народа в государстве Украина, которого и в помине-то не существовало.

 

Еще один перл от кондуктора -евроинтегратора, в котором он все же показывает для порядка не только плохие стороны «вековых взаимоотношений» двух великих наций:

 

«Интересы порой совпадали, но это редко приводило к солидарности, хотя иногда она проявлялась на уровне политической элиты. Например, в Галиции украинские политики первыми поставили вопрос о признании евреев нацией».

 

Ну, вы понимаете всю глубину, надеюсь? Политики страны, которой нет, представители нации, которой не существует, раздумывали, а не признать ли нам евреев нацией? О, это были великие моменты просветления, — восклицает Грицак.

 

«Эти моменты – словно яркие звезды на ночном небосклоне, но потому они так и сверкают, что небо черным-черно. Тем не менее это свидетельствует, что возможны иные отношения между украинцами и евреями».

 

В целом Грицак, конечно, постоянно рисует мрачную картину, как украинцы веками ненавидели евреев. Но не для покаяния, нет. На самом деле, таким образом, Грицак методично доказывает истинно европейское происхождение украинцев тем, кто этого не понял с первого раза. Ведь только настоящие европейцы могли так люто ненавидеть евреев — Холокост тому аргумент. Стало быть, украинцы и немцы —  братья практически. А вот с евреями, по-прежнему не все так просто. Еще разобраться нужно! Но шансы Грицак евреям все же дает:

 

«Шанс на это есть, и связан он с тем, что после Майдана в стране появились, на уровне массового сознания, украинские евреи – именно украинские евреи, а не евреи, живущие на территории Украины. Это должно привести к новому формату диалога и появлению книг, анализирующих погромы начала Второй мировой».

 

Еще что завораживает в Грицаке, так это то с каким умением он ставит на одну плоскость две действительно исторические нации – немецкую и еврейскую рядом с голодранцами с задворок, которым даже щель не хотят приоткрыть в европейский клуб, и у которых кроме понтов и желания халявы в любом виде ничего больше нет за душой.

 

Можете меня осудить, назвать какими угодно словами, но я не верю в существование украинской нации как отдельного этноса, что пропагандируют грицаки и прочие националисты, причем на генном уровне. Тем не менее, наряду с этим, я верю в политическую украинскую нацию. Верю, потому что вижу ее. И вижу ее представителей, в том числе — евреев. А еще я вижу, что эта политическая нация представляет собой: это отбросы, действительно генетический мусор. И это не мудрено, поскольку формировалась нация на лжи, предательстве, крови, ненависти и прочей мерзости, отвратительной любому психически здоровому человеку, любой национальности и любого вероисповедания.

 

Что касается украинской евроинтеграции, то скатертью дорога! И пусть эта дорога, в конце концов, хоть когда-то начнется. Хоть через Холокост, хоть через жопу. Пусть великая нация объявит себя нацией геев, —  это по-европейски и модно. А украинские «ученые» докажут это. Они докажут все что угодно – легко! Лишь бы к корыту, где помои халявные, быстрее. Как угодно. Любыми способами. В любых позах.

 

Желаю, словом, чтобы евроинтегрировались! Лучше кусками, частями, органами: полякам – почки, румынам – печень. Каждому свое. Главное, что  Донбассу, где евреев от фашистов прятали, а не устраивали вместе с ними погромы, как во Львове, не по пути с нацией кровавых геев. А Крыму  — подавно. Мнение «нам нужна вся Украина» я не разделяю. Ее всю нам вылечить, нашими гуманными методами, не под силу. Есть варианты, но в таком случае, игра вряд ли будет стоить свеч.

 

Игорь Орцев, специально для News Front

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1