Опыт в отставку не уходит. Юрий Селиванов

   Дата публикации: 15 июня 2016, 14:06

 

Мобилизационные учения российской армии подтверждают востребованность советского опыта развертывания массовых вооруженных сил военного времени

 

Опыт в отставку не уходит

 

Что бы нам не говорили о «непревзойденных достоинствах» профессиональной армии, генетическая память нашего народа подсказывает, что если дойдет дело до полномасштабной войны, то всеми этими «красотами» мирного времени отделаться не получится. Да, конечно, для ограниченных военных операций, типа участия России в сирийском конфликте, профессиональный ограниченный контингент – самое то. И поставленные задачи можно без особых проблем выполнить наличными силами и народ попусту тревожить не придется.

 

Однако, Россия сегодня входит в такие плотные слои конфронтации с явно закусившим удила Западом, что обойтись только ограниченными операциями комфортного для современных ВС РФ объема вряд ли получится. И, следовательно, интересы государственной безопасности России настоятельно диктуют необходимость наличия военного потенциала, адекватного задачам полномасштабной войны.

 

А такой потенциал только за счет возможностей уже развернутых частей кадровой армии мирного времени создать в принципе невозможно. Достаточно в этой связи вспомнить, что предвоенный кадровый состав Красной армии был практически полностью выведен из строя уже в первые три месяца войны.

 

Отрадно, что понимание данного факта, по всей видимости, свойственно высшему российскому руководству и, в частности, министру обороны РОФ С.Шойгу. Об этом свидетельствуют и начавшиеся накануне мобилизационные учения вооруженных сил, в ходе которых будет проверена дееспособность именно тех компонентов, которые отвечают за развертывание массовой армии военного времени.

 

Такая масштабная проверка особенно необходима, если учесть, что за время так называемых «либеральных реформ» (так на демократическом «новоязе» шифруется полный разгром вооруженных сил), мобилизационная составляющая была практически полностью уничтожена. Господствовала демагогическая точка зрения, согласно которой новое российское профессиональное воинство американского образца прекрасно обойдется без всяких призывников и резервистов и решит при этом любую задачу.

 

И хорошо уже то, что руководство страны не стало дожидаться, когда эта ходульная теория, особенно популярная среди тех, кто никогда не служил в армии, потерпит полный крах в ходе реальных боевых действий. И приложило усилия для восстановления и развития созданной еще во времена СССР системы мобилизационной готовности. Которая, кстати, даже тогда давала весьма ощутимые сбои. Могу это утверждать на правах непосредственного участника таких мобразвертываний на базе 92-й гвардейской учебной мотострелковой дивизии в г. Николаеве. Сроки доставки на полевые сборные пункты приписного состава и его боевого слаживания соблюдались далеко не всегда. Однажды нашему «оргядру» пришлось проторчать всю ночь в заснеженном поле, на ледяном ветру, в ожидании прибытия так называемых «партизан», которых с превеликим трудом собирали по всему Николаеву. Не меньше мучений и хлопот доставляло и «освоение» новоприбывшими из запаса воинами боевой техники, которую они порой просто безбожно ломали.

 

Тем не менее, «в среднем по колхозу» получалось неплохо. Систематический характер сборов приписного состава, четкий учет и распределение техники и вооружения, обязательные полевые учения – все это давало весьма приличные результаты. Было любо – дорого смотреть, как призванные с гражданки люди уже буквально через неделю действовали в поле как заправские танкисты, артиллеристы и пехотинцы. Воистину – мастерство не пропьешь. Особенно если его постоянно поддерживать.

 

И, похоже, никакого другого пути нет. Массовая армия военного времени — это и есть весь народ, который постоянно держать на армейской службе в условиях мира невозможно. А следовательно система его призыва и превращения из хаотической гражданской толпы в осмысленный воинский коллектив должна существовать и быть достаточно эффективной. Особенно с учетом крайнего дефицита времени, всегда свойственного военной обстановке.

 

В СССР такая система строилась на базе уже развернутых боевых частей, которые имели фактически второй штат боевой техники и «оргядро» в виде небольшой группы офицеров, вокруг которых и наращивался «мобилизационный ресурс». Удобство системы заключалось в том, что она замыкалась на реальные полнокровные дивизии и полки, которые, за счет своих обученных кадров, могли оказать действенную помощь при формировании новых частей и соединений.

 

Сейчас, насколько можно судить, основная мобилизационная функция возложена на так называемые базы хранения вооружения и боевой техники (БХВТ). То есть фактически – на армейские склады, персонал которых способен, разве что, поддерживать сами машины в относительно исправном состоянии. Но от такого тылового склада до полноценного боевого полка или дивизии – дистанция огромного размера. И насколько быстро и успешно она будет пройдена при данной форме организации мобработы – самый главный вопрос. Дай Бог, чтобы она себя оправдала в реальных условиях массового призыва запасников.

 

Однако, опыт подсказывает, что советская система развертывания массовой армии была существенно более рациональной и лаконичной.

 

Надо надеяться, что нынешние учения позволят получить ответы на многие назревшие вопросы и сделать необходимые довороты в правильном направлении. Которое вполне может оказаться тем, о котором принято говорить – «все новое, это хорошо забытое старое».

 

Юрий Селиванов, специально для News Front

Юрий Селиванов

 

 

 

 

 

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1