На распутье гражданской войны. Юрий Ткачёв

   Дата публикации: 15 Июнь 2016, 11:25

 

Ключевая проблема «минского процесса» в том, что у Киева нет «внутренних» причин о чём-то с кем-то договариваться. И это не потому, что Киев какой-то особенно плохой и упрямый, это общая логика любых метрополий, столкнувшихся с сепаратистскими движениями: в конечном счёте, государству куда проще воевать с мятежной провинцией, чем мятежной провинции — с государством.

 

Сидор Ковпак взирает на реализацию Минска-2 с высоты истории

Сидор Ковпак взирает на реализацию Минска-2 с высоты истории

 

Историческая практика показывает, что сепаратистские движения добивались успеха лишь тогда, когда переносили военные действия на территорию метрополии. Причём единственным реалистичным сценарием такого переноса является развязывание террористической войны. Так было в Ирландии (ИРА), в Испании (ЭТА), в России (чеченские сепаратисты), в Израиле (ХАМАС).

 

Почему это так, мы хорошо видим на примере Украины. Даже в самые напряжённые периоды среднестатистический украинский обыватель от неё практически не страдает: реально воюют менее 0,2% граждан, с учётом членов семей, друзей и т.п. число людей, которые кровно заинтересованы в прекращении войны, не превышает 1%. Даже если недовольство этих людей станет всеобщими и критическим, то они банально не смогут «перекричать» массу восторженных шовинистов, требующих «войны до победного конца». Элитам, жиреющим на войне и списывающим на неё все свои промахи, только того и надо, и они даже искусственно поддерживают патриотическую истерику шовинистов, у многих из которых, к слову, эта истерика вообще является не более чем хорошо оплачиваемой театральной ролью.

 

Иное дело, если бы продолжение войны грозило неприятностями обывательской массе непосредственно. Т.е. если бы среднестатистический гражданин знал бы, что в любой момент в любом месте на улице его города может прогреметь взрыв, который разорвёт на кровавые ошмётки его, его родных или друзей, то у него возникла бы серьёзная мотивация потребовать от правительства это дело как-то решать.

 

Другой вопрос, что лично для меня, к примеру, подобные способы добиваться даже самых светлых и высоких целей категорически неприемлемы. Терроризм — мерзость, безнадёжно марающая любые идеалы. Но это, повторюсь, другой вопрос.

 

То есть, динамика примерно следующая: открытое восстание оказывается неспособно противостоять организованной военной силе метрополии (солдаты которой более многочисленны, лучше обучены и на порядок лучше вооружены), после чего повстанцы переходят к партизанско-диверсионным и террористическим методам. Причём это как «технологический», так и психологический процесс: параллельно с тем, как повстанцы теряют возможность воевать «по-честному», среди них появляется множество людей достаточно фанатичных для террора. Человек, видевший разрушение своего дома, гибель родных и товарищей куда менее чем, скажем, я, склонен воспринимать гражданских жителей метрополии как нечто неприкосновенное.

 

Террор порождает страх, страх вызывает социальное напряжение и запрос на прекращение войны. Стороны садятся за стол переговоров.

 

Из этого правила есть и исключения, в которых сепаратистские восстания не «обрастают» терроризмом: Приднестровье в Молдове, Нагорный Карабах в Азербайджане, Донбасс в Украине. Критерий очень прост: на стороне повстанцев в той или иной форме выступают внешние силы, и это вмешательство предотвращает чисто военный их разгром.

 

Проблема заключается в том, что вмешательство этих сил как правило ограничено причинами внешнеполитического свойства: благодаря нему повстанцы сохраняют способность вести войну, но не могут лишить такой способности метрополию. Конфликт либо «замораживается» (как приднестровский), либо «зависает» в условно-горячей фазе (Донбасс, Нагорный Карабах). Но речь сейчас не об этом.

 

Вот к чему я это всё веду. Когда я говорю, что войну на Донбассе надо заканчивать, ура-шовинисты говорят: вот пусть Россия выведет войска и оружие, тогда ВСУ быстренько раздолбают ДНР и ЛНР и война закончится. А на самом деле всё будет не так: даже если ВСУ раздолбают ДНР и ЛНР, то война не закончится, а распространится на другие регионы, причём в самой худшей, террористической форме. Причём признаки того, что это будет именно так, есть: помните дедушку с гранатой в банке мёда? Уверяю вас, после гипотетического штурма Донецка или Горловки таких «дедушек» будут сотни.

 

Вы уверены, что вам оно надо? Тем более что ПОСЛЕ ТОГО договариваться с «сепаратистами» всё равно придётся. И куда более крутым ребятам (типа того же Израиля, у которого буквально увенчанная лаврами армия и одна из лучших в мире спецслужб) приходилось.

 

И не лучше ли «пропустить» террористический этап и сесть за стол переговоров уже сейчас?

 

Юрий Ткачёв

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Kovpak_1000


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1