Великобритания вне Евросоюза и Евросоюз без Великобритании: сценарии Brexit-а

Дата публикации: 13 Июнь 2016, 16:33

 

До британского референдума о членстве в ЕС остается чуть менее двух недель. Опросы общественного мнения дают прямо противоположные результаты относительно его возможных итогов. Большая часть дебатов в Великобритании в период подготовки референдума сосредоточилась на экономических перспективах для этой страны от выхода из Евросоюза. Но есть еще и другая сторона уравнения — сам Евросоюз. Не менее важна проблема, как возможный выход Великобритании из ЕС повлияет на сам Евросоюз.

 

Brexit

 

И здесь важна не только экономическая, но и политическая сторона дела. Очевиден и российский интерес к перспективе возможного Brexit в условиях продолжающегося конфликта России с Европой и США. Очевидно, что сейчас просматривается единственная выгода для России от Brexit. Временно он создаст беспорядок в Евросоюзе, который отвлечет его внимание от военного кризиса на Украине. В остальном перспективы для России более или менее неопределенны. Очевидно, что Brexit расколет Европу по линии Одера, но при этом раскол этот не устранит влияния атлантизма. Более того, можно ожидать, что влияние США на части Евросоюза усилится.

 

В конце мая британское издание Financial Times сообщило о существовании у руководства Евросоюза некоего «плана Б» на случай голосования на предстоящем референдуме за выход Великобритании из ЕС. Лидеры ЕС заранее планируют будущее ЕС без Великобритании после возможного Brexit. Financial Times сообщило, что лидеры Германии, Франции, Италии, Бельгии и других основных государств-членов, скорее всего, «удвоят ставку» в пользу более тесного союза. Это станет ответом на возможный рост сепаратистских настроений в других странах ЕС, простимулированных Brexit. Более тесная интеграция в ЕС после Brexit, предположило британское издание, скорее всего, выразится в развитии общей политики безопасности и обороны. Однако 2 июня глава Еврогруппы голландец Йерун Дейсселблум опроверг информацию о наличии «плана Б» на случай выхода Великобритании из Союза. Очевидно, что сделано это было с целью не стимулировать сторонников Brexit и не дезориентировать его противников в Великобритании накануне референдума. Тем не менее, очевидно, что ведущие лидеры Евросоюза (без премьера Кэмерона) серьезно размышляют о ситуации после референдума в случае его успешного голосования за Brexit. Они думают о будущем Евросоюза без Великобритании.

 

Здесь надо отметить, что, если сторонники членства Великобритании победят на референдуме, то в отношениях этой страны с ЕС принципиальных изменений не будет. Максимум, что получит Великобритания от ЕС, уже согласовано на Европейском совете 19 февраля 2016 года. Больше уступок Великобритании не будет. Но, если Британия все-таки покинет ЕС, то влияние на Евросоюз, как и на саму Великобританию, будет гораздо более глубоким.

 

Дебаты в Великобритании и самом ЕС о перспективах Brexit сосредоточились в основном на экономической проблематике. Речь, в основном, идет о величине потерь, но для ЕС не менее важны и другие вопросы.

 

Некоторые британские евроскептики полагают, что Великобритания и так уже не оказывает большого влияния в рамках ЕС, и что без Великобритании ЕС будет продолжать свой курс в направлении создания европейского супер-государства. Другие надеются, что Brexit приведет ЕС к череде подобных кризисов, за которыми последует полный развал Евросоюза. Третьи считают, что Brexit может стать стимулом для реформирования ЕС для его улучшения и привития демократических практик брюссельскому управлению.

 

Очевидно, что Еврозона после Brexit получит больше влияния, чтобы управлять экономической и финансовой политикой ЕС, независимо от мнения остальных государств-членов, не являющихся участниками валютного союза. Но разногласия внутри Еврозоны делают ее быструю интеграцию маловероятной, по крайней мере, в ближайшем будущем.

 

Brexit ободрит национальные движения евроскептиков по всей Европе. Поэтому за Brexit Великобритания, вероятно, будет «наказана» длительными переговорами о новом соглашении о свободной торговле с ЕС. По ходу них ЕС будет опасаться делать слишком много уступок, опасаясь создать прецедент для подражания другим членам. Лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен недавно заявила, что успешное голосование за Brexit в Великобритании будет, как падение Берлинской стены в 1989 году. И это может оказаться верным. Евроскептики по всему ЕС обретут надежду, что они смогут одержать победу. Лидеры Франции и Германии, несомненно, попытаются противостоять этим планам. Однако, насколько успешны смогут быть они, учитывая враждебность французских и немецких избирателей к передаче большей власти институтам ЕС?

 

Очевидно, что уход Великобритании увеличит преобладающее влияние Германии в ЕС. Одновременно это может усилить подозрения в государствах-членах по отношению роста германской гегемонии. Brexit усугубит «немецкую проблему» в Евросоюзе. Без Британии одна часть ЕС во главе с Германией может двинуться в направлении политического союза, в то время как другие будут пытаться получить особый статус в рамках ЕС. Но основные шаги в направлении интеграции Еврозоны крайне маловероятны до французских и немецких выборов 2017 года.

 

Необходимо учитывать величину Великобритании в Евросоюзе вне Еврозоны. ВВП Великобритании больше, чем у остальных имеющих национальные валюты вместе взятых восьми государств-членов. Очевидно, что без Великобритании Польша приобретет решающее значение в этой группе, которая состоит из трех региональных частей — Центральная Европа (Польша, Венгрия), Скандинавия (Швеция, Дания) и Балканы (Румыния, Болгария, Хорватия). Все это периферия относительно Старой Европы. Но без Великобритании в качестве союзника Польше будет труднее противостоять давлению со стороны Франции и других стран Еврозоны, отстаивающих подконтрольность отдельных ее институтов только ее членам. В итоге, Brexit может во временной перспективе дать и новый толчок к интеграции в Еврозону стран, имеющих в настоящее время свою собственную валюту.

 

Великобритания всегда играла важную роль в качестве связующего звена между ЕС и США. У атлантистов в США есть четко сформулированные опасения, что без участия Великобритании Европа станет менее стабильной и безопасной, менее способной в дипломатическом и военном отношении. Но ЕС без Великобритании по-прежнему будет являться важным региональным партнером для Соединенных Штатов, и это сделало бы его еще более зависимым от США в политике безопасности. В этой ситуации Великобритания вне пределов ЕС станет менее «полезной» для США, которым придется развивать альтернативные каналы влияния на европейскую политику. Каких-либо препятствий сейчас для этого нет.

 

Энергетическая политика. Brexit также может дополнительно укрепить немецкое влияние в сфере макроэкономической политики в Европе, в том числе, и энергетической политике. Великобритания выступает против усилий Еврокомиссии по вмешательству в национальную энергетическую политику для целей энергетической безопасности Евросоюза. Поэтому без Великобритании ЕС может принять более централизованную систему регулирования общего энергетического рынка.

 

Великобритания у себя была «пионером» разделения передачи энергии от производства, тем самым увеличивая конкуренцию и снижая цену на энергоносители. Именно эта система была заимствована ЕС для регулирования энергетического рынка Евросоюза и проведения политики энергобезопасности. Германия, напротив, стремилась обеспечить безопасность поставок через дотации на возобновляемые источники энергии и посредством долгосрочных контрактов, в том числе, с Россией. Результатом Brexit в сфере энергетики могут стать дальнейшие ограничения на использование угля в сочетании с более централизованной системой перенаправления потоков энергии, в том числе газа, в страны, где они необходимы. Здесь явственно просматривается желание Германии усилить свой контроль за сферой общей энергетики Евросоюза. В частности, Германия стремится создать газовый хаб на своей территории.

 

Направляемый Берлином ЕС может попытаться повысить безопасность поставок газа, но не за счет диверсификации от российского газа, а за счет увеличения импорта из России (в том числе, посредством предлагаемого трубопровода Северный поток (Nord Stream) — 2 для создания в системе больших объемов газа, что позволит перекачивать их государствам-членам, страдающим от технических или политических проблем с поставками. Посредством этой схемы влияние Германии в ЕС возрастет.

 

Внешняя политика. ЕС без Великобритании станет слабее в том отношении, что Европу в Совете безопасности ООН останется представлять одна Франция. Но для самой Великобритании Brexit не имеет никакого значения относительно ее членства в Совете безопасности ООН. Несмотря на евроскептическую риторику, британское правительство всегда видело в ЕС важный инструмент для проведения своих внешнеполитических целей. После Brexit Британия потеряет этот ресурс.

 

Без Великобритании ЕС, как структура, может стать более трудным партнером по внешней политике для США, вынуждая последних сосредоточить взаимодействие на двусторонней основе с государствами-членами. Однако подобная перспектива открывает широкие возможности для США создания внутри ЕС своего военно-политического союза, завязанного на «младоевропейцев». Подобная стратегия несколько лет назад была озвучена в США.

 

Общая внешняя политика ЕС и политика безопасности — это та область, которая строится на межправительственных соглашениях. Уход Великобритании из Союза может повысить роль дипломатической службы ЕС — Европейской службы внешнеполитической деятельности (ЕСВД) за счет национальных министерств иностранных дел и дипломатических служб, но только лишь в некоторых и весьма ограниченных областях. Например, Великобритания была основным препятствием для предоставления ЕСВД большей роли в консульской защите граждан ЕС. После Brexit подобная мера может быть принята.

 

Координация в ЕС по внешней политике, вероятно, и после Brexit по-прежнему будет осуществляться на межправительственной основе. Великобритания не одинока в своем стремлении сохранять подобное положение. Но ЕС из-за Brexit может стать менее активным на мировой арене. Так, например, без Великобритании Евросоюз будет иметь меньше шансов использовать санкции в качестве инструмента давления на такие страны, как Россия. Великобритания всегда была одним из самых активных сторонников применения санкций ЕС в качестве инструментов воздействия на неугодные страны. После присоединения Крыма премьер Дэвид Кэмерон определил, что Россия должна заплатить за это действие. Его поддержка санкций против России, даже в какой-то степени ущемлявших лондонское Сити, сыграла важную роль в убеждении других государств-членов, в частности, Германии, что они должны понести некоторые экономические издержки для оказания давления на Россию. Без Великобритании противники антироссийских санкций — такие страны, как Венгрия и Италия будут иметь больший вес в ЕС. Хотя и при этом обстоятельстве позиция Германии все равно будет иметь решающее значение для сохранения политики санкционного давления на Россию. Кроме того, здесь нельзя забывать фактор США, который будет «убеждать» государства-члены через двусторонние отношения.

 

Из-за выхода Великобритании позиции ЕС в Азии, уже ослабленные кризисом Еврозоны, будут ослаблены дальше. Может получиться и так, что из-за выхода Великобритании страны АСЕАН больше не будут видеть в ЕС модель региональной политической интеграции. Кроме того, потеря второй по величине экономики ЕС приведет к снижению переговорных позиций ЕС на переговорах о свободной торговле с такими странами, как Япония и Индия.

 

Оборонная политика и политика безопасности. На политическом уровне европейские приоритеты в оборонной политике после выхода Британии станет определять связка Франции и Германии, учитывая то обстоятельство, что в последнее время из-за кризисных дисбалансов она плохо работает. Поэтому в общей оборонной политике станет превалировать подход Германии, видящей в ней потенциал для гармонизации национальных политик в области обороны и развития координирующих возможностей. Берлин более заинтересован в территориальной обороне, чем в далеких заморских экспедиционных войнах, в чем, в частности, заинтересована Франция в направлении Африки.

 

Политика безопасности Великобритании вне ЕС однозначно сместится в сторону НАТО. Но, с другой стороны, и политика безопасности ЕС без Великобритании должна сместиться опять же в сторону НАТО. Великобритания всегда демонстрировала двойственное отношение к передаче Евросоюзу оборонительных функций. Общая политика безопасности и обороны ЕС была создана в 1999 году только после того, как Британия и Франция нашли способ, чтобы соединить участие ЕС в обороне с признанием роли НАТО. Французы проявляли энтузиазм в деле перспектив защиты ЕС, а Британия тогда поддерживала приоритет НАТО. Очевидно, что после Brexit приоритет получит именно британский подход. Атлантизм всегда имел для самой Великобритании более важное значение, чем общая оборонная политика Евросоюза.

 

Но без Великобритании 27 остальных государств-членов могли бы легче продвигать общую оборонную политику Евросоюза. Вероятно, будет создан общий оперативный военный штаб ЕС, чему ранее препятствовала своим вето Великобритания. Уход Великобритании, может быть, уменьшит противодействие созданию единой европейской оборонной политики (даже создания «европейской армии»), но с тем условием, что потенциал европейских военных операций без Великобритании уменьшится. Впрочем, Brexit может выявить и новых противников в ЕС общей оборонной политике, которые раньше прятались за британское вето. Так, например, созданию общей армии почти наверняка станет сопротивляться Ирландия, которая ревностно охраняет свой нейтралитет. Не будем забывать, что в сфере экономики Ирландия тесно связана с Британией.

 

После Brexit ЕС теряет одну из своих самых способных военных держав Европы и одну из немногих стран ЕС, которые тратят 2% своего ВВП на оборону. Возможностей проецировать свою силу и стратегические активы станет катастрофически не хватать Европе. Вполне возможно, что Brexit может побудить государства-члены ЕС увеличить финансирование проекта общей европейской обороны. Однако, с другой стороны, желание создавать оборонные структуры вне НАТО у сократившегося ЕС уменьшится из-за риска дублирования и неэффективного расходования средств, которые предпочитают экономить.

 

Сейчас ЕС активно работает в направление применения единых правил рынка к европейской оборонной промышленности, с тем чтобы ограничить дублирование оборонных программ и научных исследований, а также для повышения конкуренции и стимулировать инновации. В случае Brexit сторонников конкуренции в ВПК станет меньше, и Франция — сторонник протекционизма своей оборонной промышленности получит большее влияние. Сейчас Великобритания более склонна выбирать между европейскими и американскими предложениями на основе политических критериев, производительности и цены. Великобритания после Brexit больше не будет иметь возможность влиять на первоначальный выбор европейских военно-промышленных проектов.

 

Таковы общие иногда противоречивые перспективы политического развития ЕС после Brexit. Мы видим в них возможные альтернативы и нельзя говорить о предопределенных решениях. Первое решающее слово в развитии разных сценариев все-таки принадлежит британским избирателям, которым предстоит проголосовать за Brexit или отклонить его.

 

EADaily

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Brexit


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1