Сенат Франции призвал смягчить санкции: красивый жест, но не прорыв

   Дата публикации: 13 июня 2016, 22:47

 

В среду 8 июня Сенат Франции принял резолюцию, призывающую правительство приступить к постепенному смягчению антироссийских санкций. Председатель Госдумы Сергей Нарышкин поспешил соответствующим образом оценить решение французских сенаторов и заявил, что теперь французское правительство не сможет более игнорировать парламент. Однако, думается, что, будучи очередным жестом отдельных западных политиков, внушающим надежду и оптимизм, решение Сената все же не является столь прорывным и значимым.

 

Париж, Эйфелева башня

 

 

Внутренние нюансы и ограничения

 

Во-первых, резолюция носит рекомендательный характер и никоим образом не может принудить французское правительство действовать соответствующим образом, если только оно само не проявит доброй воли к этим действиям.

 

Во-вторых, стоит учитывать расклад политических сил во французских законодательных и исполнительных органах. В принявшем резолюцию Сенате доминируют правые, потому неудивительно, что был принят документ, призывающий к нормализации отношений и сотрудничеству с Россией – французские правые еще со времен Шарля де Голля традиционно были более благосклонны к российской стороне. Однако на общенациональном уровне они находятся в оппозиции к правительству социалистов и их большинству в нижней палате парламента – Национальной ассамблее.

 

К тому же помимо количественного соотношения сил, не в пользу правых складывается и качественный баланс. Сенат является органом территориального представительства и выполняет функции, дублирующие действия Национальной ассамблеи, работает с принятыми ею решениями, но сам по себе ценности не представляет.

 

Потому сложно ожидать легкой процедуры по принятию конкретных, действительно обязывающих к чему-либо решений, для чего необходима слаженная работа обеих палат французского парламента, а также согласие правительства и президента.

 

В-третьих, нынешняя социально-политическая обстановка во Франции вряд ли сделает возможными серьезные движения по внешнеполитическим вопросам, в том числе вопросам санкций. Страна охвачена крупнейшими за последние годы забастовками и протестами, вызванными принятием известного закона в области труда, который выпустил наружу долго копившееся недовольство президентством Франсуа Олландом.

 

В этих условиях солидарность социалистов с резолюцией правых и их конкретные действия по смягчению санкций только усугубили бы их положение. Ориентированные на правые силы граждане относиться к правительству лояльнее не стали бы, а собственный левый электорат, традиционно скептически настроенный к российскому «режиму» и его политике, еще больше бы уверовал в то, что Олланд и его партия «не достаточно левы».

 

Помимо всеобщей стачки, умы правительства и обычных французов заняты недавними наводнениями и начавшимся Чемпионатом Европы по футболу, который надо достойно провести в условиях разразившегося транспортного коллапса. До улучшения отношений с далеким восточным соседом просто никому нет дела.

 

В-четвертых, вышеупомянутый кризис доверия к властям пришелся еще и на предвыборный год – весной 2017 г. состоятся выборы президента. Как правило, в этот период не принято принимать сколь-нибудь серьезных решений. Это более чем актуально для нынешнего левого правительства, уже навлекшего на себя народный гнев принятием спорных решений.

 

В свою очередь правые, связанные институционально, могут себе позволить в пределах разумного делать ни к чему не обязывающие заявления, каковой, по сути дела, и является резолюция. И не факт, что в случае их победы, эти обещания и заявления будут выполнены: резолюция вполне может оказаться обычным предвыборным популизмом.

 

 

Брюссельская бюрократия и европейские ястребы

 

Даже если произойдет чудо, и французским элитам удастся преодолеть раскол, договориться, согласовать позиции, проявить чудеса выдержки, беспристрастности и здравого смысла, всего этого будет недостаточно. Если решение о введении санкций против России формально было принято в Брюсселе, то отменять их будут тоже в Брюсселе, а не в Париже. Французам с решением, которое принято на национальном уровне, придется ехать в Брюссель, где их будут ожидать сложности наднационального характера.

 

На голосовании Еврокомиссии, ответственной за принятие решений подобного рода, упорное сопротивление традиционно окажут Великобритания, Польша и страны Балтии. При прочих равных условиях, в масштабах ЕС это не такое уж большое количество стран, однако они являются наиболее принципиальными сторонниками продления режима санкций, что автоматически не означает противоположной позиции остальных членов ЕС — ее для большинства стран при самом оптимистичном подходе можно характеризовать как колеблющуюся, но не более того. Этого явно недостаточно для перелома сегодняшней тенденции. Потому пока более-менее значимые европейские акторы уровня Германии или Франции на высшем уровне не заявят о намерении что-то менять, категоричная позиция ястребов будет играть свою роль, особенно учитывая то, клиентами какого внеевропейского игрока они являются.

 

Не стоит забывать и о проблеме приоритетности обсуждаемой проблемы. Если смотреть с позиции Брюсселя на антироссийские санкции и отношения с Россией в целом, то на сегодняшний день они меркнут в тени миграционного кризиса, террористической угрозы, возможного выхода Великобритании из ЕС, экономической неустойчивости ряда периферийных и не очень периферийных членов союза и совокупного институционального кризиса организации.

 

Экзистенциальные проблемы, не важно на каком уровне, имеют свойство оттеснять менее существенные вопросы на второй план и откладывать их решение. Так что сегодня вопрос санкций, вероятно, откладывается.

 

Кирилл Латыпов

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1