Казус Мефедова: выживший в Доме профсоюзов россиянин сделан виновным. Олег Полевой

Дата публикации: 12 Июнь 2016, 11:45

 

Начавшиеся между Киевом и Москвой «перекрестные помилования» могут стать шансом на свободу для граждан России, фактически являющихся сегодня заложниками царящего на Украине режима. Один из наших соотечественников, Евгений Мефедов, уже заявил, что не желает, чтобы его меняли на украинских террористов. Но учитывая то, что на справедливость украинского «правосудия» больше рассчитывать не приходится, это может стать единственным шансом на свободу для невиновного человека.

Спасти Евгения Мефедова

 

Так называемое дело 2 мая — одна из самых позорных страниц в и без того неблаговидной деятельности украинской власти. Уже более двух лет прошло с момента чудовищного побоища в Доме профсоюзов, а Киев продолжает делать вид, что «разбирается» в произошедшем. Несмотря на то, что большинство погибших и пострадавших в тот день в Одессе — это активисты антимайдана, на скамье подсудимых сегодня находятся исключительно противников существующего на Украине режима.

 

До суда толком дошло только выделенное в отдельное производство уголовное дело о беспорядках на Греческой площади, по которому антимайдановцев можно хоть в чем-то теоретически обвинить, так как это было единственное место, где происходило хоть какое-то двухстороннее противостояние, а не просто избиение. Расследование же дел по поджогу Дома профсоюзов и бездействию в этот момент силовых структур — просто саботируется. Их единственный доказанный прокиевский фигурант Сергей Ходияк, несмотря на наличие доказательств убийства им человека и попытки убийства еще нескольких, находится на свободе и оказывает через свое окружение давление на судей, свидетелей и семьи погибших.

 

Во всем этом театре абсурда, наверное, самая безумная составляющая — это обвинения, предъявленные гражданину России Евгению Мефедову.

 

Сразу после трагедии 2 мая 2014 года украинские СМИ и чиновники стали трубить о том, что жертвами поджога и избиения в Доме Профсоюзов стали десятки граждан России и Приднестровья. Но когда был обнародован список погибших, выяснилось, что это было наглой ложью. И чтобы хоть как-то спасти остатки своей репутации режиму срочно нужны были участники событий с российскими паспортами. И они были найдены. Правда, весьма немногочисленные.

 

Евгений Мефедов переехал в Одессу еще до Русской весны 2014 года, февральского переворота в Киеве и Евромайдана. В 2013 году он перебрался в «жемчужину у моря» из Йошкар-Олы и стал заниматься частным извозом. С «куликовцами» он были знаком и общался, но никаких доказательств его активного участия в движении — нет. 2 мая 2014 года он отдыхал у себя дома в поселке Котовского, в центр Одессы поехал только ближе к вечеру. Увидев на улицах большое количество сотрудников правоохранительных органов, поспешил на Куликово поле, откуда под напором толпы неонацистов отступил в Дом профсоюзов. В ходе пожара получил тяжелые ожоги конечностей и дыхательных путей. После этого попал в милицию, а оттуда — в связи с тяжелым состоянием здоровья — в реанимацию. Сотрудники же МВД сообщили о выявлении гражданина с российским паспортом в СБУ, а там за Мефедова ухватились, словно за спасительную соломинку. Поэтому Евгения прямо из реанимации, с температурой под 40 градусов, вытащили и повели на обыск и допрос. А когда все это не дало никаких результатов — бросили в СИЗО и несколько месяцев не пускали к нему дипломатов и не проводили с ним никаких следственных действий.

 

Потом, когда стало ясно, что «дело о Куликовом поле» выкрутить в интересах Киева просто нереально, Мефедова сделали фигурантом дела о беспорядках на Греческой площади. Вот только незадача: у Евгения — железобетонное алиби. Распечатки с его номера мобильного телефона показали, что на Греческой площади его в этот день физически не было.

 

Наверное, этого хватило бы для снятия обвинений с человека даже в любой из непризнанных республик, образовавшихся на месте Сомали, но не на Украине, — Евгения оставили под стражей. И тут у следствия возникла новая проблема. В столкновениях участвовало значительное количество людей, сразу с нескольких точек велась видеофиксация происходящего, но Мефедова по понятным причинам никто не видел и никто не заснял. Его-то на Греческой площади, как уже говорилось выше, не было! В условиях полного отсутствия доказательств дело фактически рассыпалось. И тогда у украинских правоохранительных органов появился единственный «суперсвидетель». Им стал некий Александр Посмиченко, ранее судимый житель Овидиопольского района Одесской области, принимавший якобы участие в движении «куликовцев».

 

Некоторое время он молчал, а потом вдруг согласился на сделку со следствием и начал рассказывать о российском следе в деятельности одесского антимайдана и оружии, которое якобы было у его участников. Вскоре он запутался в собственных показаниях и признался, что банально врал под давлением сотрудников правоохранительных органов. После чего на некоторое время исчез, а потом, весной 2016 года, появился вновь и снова забрал свои слова обратно, объявив, что на него не давили, и его показания — чистейшая правда. Особенно трагикомичен тот факт, что Посмиченко на определенных заседаниях суда «узнает» людей, которых на предыдущих слушаниях не знал. А также то, что он соглашается свидетельствовать только против конкретных лиц и просит, чтобы об остальных фигурантах у него не спрашивали. Когда неудобных вопросов становится слишком много, Посмиченко, ссылаясь на плохое самочувствие, покидает суд.

 

Очевидно, что главный свидитель то ли, будучи изначально зависимым от органов человеком (уголовником-наркоманом), был преднамеренно подослан к «куликовцам», то ли, с учетом своих слабостей, был привлечен к сотрудничеству по ходу следствия и теперь рассказывает то, что его вынуждают заучивать.

 

Так вот, показания Посмиченко на сегодняшний день являются единственными «доказательствами» против Мефедова. Судьи прекрасно понимают, что дело против Евгения уже развалилось, и никаких оснований держать его под стражей нет. Закон в подобных случаях требует уголовное производство прекращать, а человека — отпускать на свободу. Но это в цивилизованных государствах, а не на Украине.

 

В ноябре 2015 года судьи, чтоб хоть частично снять с себя ответственность, соглашаются выпустить Евгения под залог в 8 тысяч долларов. Его родные берут кредит и залог вносят, но Мефедова не выпускают. Боевики украинских неонацистских организаций захватывают Малиновский райсуд Одессы, берут судей в заложники и принуждают их написать заявления об отставке. Параллельно бойцы неонацистского полка «Азов» блокируют СИЗО. Под угрозой расправы суд решение о залоге отменяет.

 

Доведенный до отчаяния этим произволом Мефедов сначала вскрывает себе в зале суда вены, а потом объявляет голодовку. Но это мало что меняет.

 

В мае 2016 в связи с полным отсутствием доказательств против Мефедова, снова поднимается вопрос о его выходе хотя бы под домашний арест. Однако правоохранительные органы убеждают Киевский районный суд Одессы, что Мефедов якобы угрожает Посмиченко посредством «Вайбера», и Евгений снова оказывается под стражей. Его защита обжалует решение в апелляционном суде, и там признают, что никак доказательств противоправной деятельности Евгения нет, и все-таки принимают решение об изменении меры пресечения на домашний арест. Однако присутствующие в зале суда «патриоты Украины» набрасываются с матами и угрозами на судей и начинают строить прямо в зале суда баррикады. Они кричат, что им плевать на законы и на доказательства, и что Евгений должен сидеть.

 

Кто-то заявляет, что Мефедов якобы нецензурно выражался в адрес присутствующих, и суд принимает неожиданное решение о его аресте в связи с этим на 72 часа. На следующий день, уже новый, Приморский районный суд Одессы принимает решение о продолжении пребывания Мефедова в СИЗО на 50 суток в связи с его якобы «угрозами» свидетелю, хотя, судя по предыдущим решениям одесской Фемиды, никаких доказательств тому просто не существует в природе.

 

Весь этот театр абсурда, не вяжущийся со здравым смыслом и человеческой адекватностью, был бы просто смешон, если бы от него не зависела бы судьба человека, который более 2 лет без единого доказательства находится за решеткой.

 

На фоне последних заседаний и боевики, и представители правоохранительных органов Украины стали делать откровенные оговорки. Евгения намерены держать в СИЗО с тем, чтобы «обменять» на граждан Украины, совершивших преступления на территории РФ… По информации СМИ, наиболее вероятные кандидатуры, которые киевский режим может потребовать взамен освобождения Евгения Мефедова и еще одного россиянина Максима Сакауова — это террорист Геннадий Афанасьев и шпион Юрий Солошенко.

 

Мефедов, правда, уже в сердцах заявил, что не желает выходить на свободу при условии освобождения преступников: «Не согласен отдавать свою жизнь за кого-то из террористов, кто сидит в России. Пускай сидят». Однако этим Мефедов только в очередной раз доказал, что свободы достоин.

 

Член гуманитарной подгруппы Трехсторонней контактной группы Виктор Медведчук уже подтвердил, что двое граждан России, «имеющие отношение к событиям в Одессе» могут быть обменены. И если такая возможность действительно представится, Евгению отказываться от нее не стоит. Будучи человеком явно принципиальным и волевым, он сможет гораздо больше сделать для Родины на свободе. А искать правду и справедливость на Украине, где правосудие подменили собой утратившие человеческий облик отморозки в балаклавах, увы, бессмысленно.

 

Олег Полевой

 

 

 

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
spasti-mefedova


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1