Киев подсчитал убытки от «гибридной войны» с Москвой. Василий Ваньков

Дата публикации: 11 Июнь 2016, 11:20

 

Украина теряет миллиарды от разрыва с Россией

 

В отчёте о финансовой стабильности Нацбанк Украины представил информацию о том, что украинский экспорт в Россию в 2016 году из-за торговых ограничений может сократиться на 31% или 1,3 миллиарда долларов.

 

Украина теряет миллиарды от разрыва с Россией

 

В прошлом году доля России в товарном экспорте из Украины сократилась до 12,1%, а в первом квартале текущего года — до 7,5% (по сравнению с 17,6% в 2014 году). Банкиры «незалежной» констатировали, что затруднение доступа украинских товаров на рынок РФ негативно влияет на ключевые сектора экономики Украины.

 

В частности, снижение снижения экономической активности в России негативно отразится на объёмах украинского экспорта. Напомним, что Москва с 1 января 2016 года приостановила для Украины действие договора СНГ о зоне свободной торговли и ввела таможенные сборы для защиты от беспошлинных товаров из ЕС. Кроме того на Украину распространяется продуктовое эмбарго как для страны, поддержавшей антироссийские санкции.

 

Действия майданного руководства напоминают «самострел» — в рамках торговой войны против России Киев ввёл ввозные пошлины на российские товары. В стоп-лист попали мясо, рыба, молочная продукция, чай, кофе, печенье, вафли, шоколад, пиво, водка, корм для домашних любимцев. Можно предположить, что Пётр Порошенко заботится о комфортной среде для сбыта продукции своей шоколадной империи «Рошен».

 

При этом на прибыли российского бизнеса решения Киева практически не сказываются. Учитывая, что в лучшие года удельный вес сельхозпродукции в экспорте России на Украину едва дотягивал до 2%. И всё же по данным статистики, товарооборот между двумя странами в постмайданный период обрушился на 80%. Несмотря на бравурные заявления официального Киева, самостийные граждане «голосуют ногами». От безысходности люди в массово уезжают за границу на заработки.

 

По данным директора Украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, в 2015 году из страны эмигрировало больше миллиона человек. Или в 15 раз больше, чем в 2014. Всего Украину покинуло до 20% трудоспособного населения.

 

Издание The Wall Street Journal, которое трудно обвинить в пророссийской ангажированности, утверждает, что Евросоюз может отменить санкции, введенные в отношении Виктора Януковича и других представителей бывших украинский властей за неимением доказательств. Очевидно, что этот «слив» имеет вынужденный характер и разочаровывает покровителей Украины на Западе.

 

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов призывает не смешивать понятия.

 

— Существует зона свободной торговли СНГ с участием Украины. Это многосторонние обязательства, а не односторонние. Соответственно, претензии к одной только России не совсем оправданы. Если Киев не согласен с требованиями ЗСТ, он может их не выполнять, Это не кандалы — изменились обстоятельства, и обязательства по договору перестали действовать.

 

Все хорошо помнят, что инициатором разрыва кооперационных связей с Россией было руководство Украины, которое попыталось «сидеть на двух стульях», заключив соглашение об евроассоциации. Москва неоднократно предупреждала, что будут негативные последствия для «незалежной». Но киевские паны намеренно «наступили на грабли», получили «удар по лбу», а теперь жалуются.

 

— Вообще, довольно странно предъявлять претензии к «государству-агрессору» (в терминологии украинских властей)…

 

— Да уж, «на войне, как на войне». Мне представляется странным, что с «агрессором» ведут торговлю. Или вспомним, кто был инициатором сворачивания отношения с РФ по закупкам природного газа. То же самое касается прекращения поставок российских твэлов для атомных электростанций и закупок материалов американской компании Westinghouse.

 

Продукцию военного производства опять же отказался закупать Киев. Это называется «свалить с больной головы на здоровую». Майданное руководство неоднократно предупреждали, что российские власти будут предпринимать защитные меры. Сокращение объёмов торговли — одно из них. Кстати говоря, это можно сравнить с тем, что имеет Россия по санкциям ЕС и США.

 

Мы же не требуем, чтобы нам кто-то компенсировал эти убытки. Против нас ведут экономическую войну, но в международном суде это не докажешь. Даже, если Россия захочет востребовать с США компенсацию за недополученные доходы, ничего не выйдет. То же самое касается Украины по тем же причинам.

 

— Насколько сильно бьёт по России санкционная война с Украиной?

 

— Конечно, это весьма болезненный удар. Сокращение товарооборота с одним из ведущих торговых партнёров не может не сказаться на состоянии нашей экономики. Любопытно, но несмотря на все пертурбации, Россия по-прежнему выступает основным торговым партнёром для «незалежной», если рассматривать ЕС не как единое целое, а совокупность государств.

 

При резком сокращении товарооборота с Украиной мы вынуждены как-то компенсировать выпадающие объёмы. Это сложно — приходится искать новые рынки сбыта, которые давно поделены между разными государствами. А на евразийском пространстве хозяйственные цепочки выстраивались не только в советское, но и в постсоветское время. Мы закупали на Украине комплектующие, чтобы в России производить конечную продукцию.

 

Например, вертолётные двигатели компании «Мотор Сич», которые производились в Запорожье. Просто так дать поручение российскому предприятию выпускать их аналог невозможно.

 

В любом случае это потребует дополнительных бюджетных расходов на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, осваивание новой техники, обучение персонала. То есть, вместо доходов мы получаем потери бюджета. Новые рынки приходится находить не рядом с РФ, а где-то далеко. Соответственно, транспортная составляющая в ценовом выражении выросла.

 

— У вас нет ощущения, что потери Украины занижены?

 

— Конечно, Нацбанк Украины пытается «сохранить красивое лицо при плохой игре». Всё зависит от того, как считать. Как говорится, «есть маленькая, большая ложь и статистика». Можно, в частности, не учитывать косвенные потери. Если продукция не поставлена, это полбеды. Потому что в результате приостанавливается производство, его ликвидация или перепрофилирование, когда работники выгоняются на улицу. Эти люди вынуждены какое-то время получать пособие по безработице от государства. Принимая во внимание все негативные последствия происходящего, сумма ущерба, наверняка, будет ещё больше.

 

Доктор экономических наук, профессор кафедры мировой экономики и менеджмента Кубанского государственного университета Александр Ишханов поясняет «самостийную» политэкономию.

 

— В Киеве могут говорить всё, что угодно. Но, когда экономические связи разрывает небольшая страна, то она максимально пострадает. Потому что крупному соседу пережить разрыв априори легче. Украина могла бы остаться в плюсе, если бы она нашла замену российскому рынку, но этого не произошло.

 

Так что взаимные санкции, ухудшение экономических и политических отношений, в первую очередь, ударили по самостийной. Грубо говоря, Россия в силу своего экономического веса пострадала раз в десять меньше.

 

— Чем, конкретно, мы ударили по «Майдану»?

 

— Украина могла бы покупать наш газ по более выгодной цене. Мы сотрудничали в атомной энергетике, авиастроении. Давайте не испытывать иллюзий — Россия тоже пострадала от разрыва отношений. Но это более заметно в отношении европейских санкций.

 

Что касается Европы, то её потери составили 50% товарооборота с Россией. После введения санкций двусторонний товарооборот сократился с 338 миллиардов евро в 2012 году до 284 миллиардов евро в 2014 г. Совокупный ВВП стран ЕС больше, чем России. Москве сложнее найти партнёров, чем Брюсселю.

 

Конечно, Россия тоже понесла убытки. Она могла бы поставлять газ в «незалежную» в прежних объёмах. А Европа блокирует строительство новых газопроводов. Это отражается и на других энергетических векторах — Москва планировала построить два газопровода «Сила Сибири» (на восток Китая) и «Алтай» в западные районы. Вместо газопровода «Алтай» китайцы решили проложить трубу из Туркмении.

 

И куда нам продавать наш газ? Украина была рынком сбыта, который теперь закрыт по политическим причинам. По сути дела, остался только «Северный поток», который загружен чуть больше, чем наполовину. В силу известных разногласий Европа делает всё возможное, чтобы торпедировать энергетическое сотрудничество с Россией. Ещё один важный момент — Крым потребляет российскую электроэнергию, соответственно, возникают проблемы технологического характера, связанные с работой украинских АЭС.

 

Василий Ваньков

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Russia_Ukraine_-150422


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1