«Белая книга» минобороны ФРГ ныне предлагает считать Россию не партнером, а конкурентом. С одной стороны — обидно, но, с другой, если немного изучить историю взаимоотношений Германии и России, становится понятно одно: как только обе эти страны начинают глобальное сближение, намечается их тесный союз, англосаксонский мир приходит по этому поводу в крайнее негативное возбуждение.

 

Фрау Меркель

 

Истеблишмент Великобритании и США понимает, что Германия в союзе с Россией не даст им «рулить» Европой. Вместе эти страны представляют собой силу, политическую и экономическую, которая вполне может конкурировать с англосаксонским влиянием на европейские и, конечно, мировые процессы.

 

Именно поэтому Великобритания с США так ревностно и внимательно наблюдали за «взрывным» сближением России и Германии в начале 2000-х годов, именно поэтому им так не нравился Герхард Шрёдер, проводивший национально ориентированную политику. И именно поэтому фрау Меркель, «мать драконов» Евросоюза, была так срочно помещена на позицию канцлерин и так долго занимает свой пост.

 

Когда Меркель только села в это кресло, на своем первом приеме в Кремле вместе с внушительной делегацией от германского бизнеса, она дала довольно нелицеприятные оценки российской стороне. Российские участники встречи были в недоумении — казалось, что выступает не канцлерин дружественной тогда России страны, а какая-нибудь Кондолиза Райс…

 

Впрочем, тогда представители германского бизнеса, прихватывая своих российских партнеров за пуговицы после выступления Меркель, шептали-просили, чтобы мы не очень-то обращали внимание на эти высказывания молодого тогда еще политика. Дескать, всё будет по-старому, как при Шрёдере. Однако время показало, что ситуация только усугубилась: российской стороне теперь публично отказано в партнерстве, а так называемые антироссийские санкции при непосредственном участии Германии — современные реалии.

 

Тогда-то в одном из разговоров с представителем германской политической сцены была брошена фраза: «Как только Германия и Россия начинают дружить, оппоненты развязывают очередную мировую войну». Уроки истории, конечно, нужно учить, поэтому надеюсь, что нынешняя враждебность германского истеблишмента по отношению к России — напускная. Мы, вполне вероятно, притворились оппонентами и даже конкурентами, чтобы избежать очередного витка напряженности и развязывания нового глобального мирового вооруженного конфликта.

 

А до этого уже не так и далеко — судя по настроениям натовского генералитета, особенно в американской его части. С высоких трибун открыто звучат агрессивные высказывания в адрес России, которые иначе как «прямая и непосредственная угроза» не интерпретируешь.

 

Произвольно-превентивное усиление натовского присутствия у границ России под мантру о ее какой-то особенной «агрессивности» и под одобрение значительной части политического истеблишмента Польши, Прибалтики и Украины и в основном силами Пентагона, то есть США, напоминает конец 30-х годов ХХ столетия.

 

Только тогда эскалация конфликта производилась руками гитлеровской Германии, а теперь каштаны из огня будут, видимо, таскать поляки, прибалты и украинцы под чутким руководством американских инструкторов.

 

«Ослепленная» в Брюсселе Европа, находящаяся под сильным влиянием США, коррумпировавших европейские элиты и ослаблявших европейские национальные институты последние лет 30, как и в 30-х годах прошлого века, будет «ничего не видеть, ничего не слышать и ничего не говорить».

 

Конечной целью Штатов, конечно, является возведение новой «берлинской стены» на торговых европейских путях России и, что немаловажно, Китая, протягивающего через несколько стран нитки своего нового Великого Шелкового пути. То есть полной переориентацией европейского рынка «под себя» с помощью пресловутого Трансатлантического так называемого партнерства, против которого в ряде европейских стран идут выступления.

 

Спасение идентичной Европы «для европейцев» — только в ее собственных руках. Однако надежд на то, что евроэлиты настолько хитроумны, что только «понарошку» поддаются давлению Великобритании и США и в нужный момент совершат резкий поворот — оверштаг, на самом деле очень мало. Для таких поворотов нужны политики типа де Голля, Жака Ширака, Гельмута Коля. Нынешний же европейский политический контингент, как признают сами европейцы, ослаблен и податлив. Отчасти — запуган, отчасти — подкуплен, а отчасти надеется на благополучный исход при любом раскладе (то есть пассивен).

 

Получается, что европейский обыватель начинает с надеждой посматривать в сторону российского президента Владимира Путина, вспоминая исторический опыт освобождения Европы, как кажется, «от нее самой». Особенно сильными эти надежды стали после операции российских ВКС в Сирии, когда всё стало предельно ясно.

 

Алексей Мухин, газета «Известия»