Шокирующий доклад ООН – перечень преступлений украинских властей. Арина Цуканова

   Дата публикации: 06 июня 2016, 18:09

 

Громом среди ясного неба для украинской стороны конфликта стал 13-й по счёту доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека о положении с правами человека на Украине за период с 16 ноября 2015 по 15 февраля 2016 года. То есть за то время, когда минские соглашения более или менее действовали и обострения вооружённого противостояния, как это происходит сейчас, не наблюдалось.

 

Шокирующий доклад ООН – перечень преступлений украинских властей

 

По данным ООН, в зоне, охваченной вооружённым конфликтом, проживают более 3 миллионов человек. Точное количество тех, кто уехал на территорию, подконтрольную Украине, остаётся неизвестным: по приблизительным подсчетам, от 800.000 до 1.000.000  граждан. По подсчётам украинского правительства, более миллиона человек с юго-востока Украины уехали за пределы страны — в Российскую Федерацию, Белоруссию, страны Евросоюза. Однако цифра эта не соотносится с данными миграционного ведомства РФ: в 2015 году границу пересекли порядка 4 миллионов граждан Украины, около 2,6 миллиона находятся в России. С украинского юго-востока приехали в РФ более миллиона человек, из них 80 процентов легализовались на территории РФ в разных статусах. Кроме того, жителям Донецкой и Луганской областей разрешено беспрепятственно жить в России без оформления какого-либо иного статуса, кроме регистрации.

 

Расхождение в цифрах прямо указывает на то, что украинская сторона не заинтересована вести учёт своих граждан – жителей восточных областей – как на территории государства, так и за её пределами. Это означает, что одной из целей военной кампании, развёрнутой на востоке страны, является вытеснение населения с территории конфликта, преимущественно в Россию. Учитывая, что беженцы из республик на Украину, согласно докладу ООН, вынуждены сталкиваться с дискриминацией в доступе к общественным услугам, киевским властям жители Донбасса тоже не нужны. Об этом вполне  внятно заявил на днях спикер Верховной рады Андрей Парубий: он утверждает, что восточные области Украины наводнены «переселенцами с разных уголков другого государства», поэтому чаяния этих людей должны быть государству (украинскому) безразличны.

 

Особенно, по данным ООН, страдают те, кому выпало несчастье жить на линии разграничения (называется цифра 800 тысяч человек). Эти люди фактически лишены всех благ цивилизации и постоянно находятся в зоне смертельного риска. Помощь самой страдающей от конфликта категории жителей Донбасса миссия ООН считает недостаточной даже с учётом российских гуманитарных конвоев, однако тот факт, что именно Украина свернула все до одной социальные программы и ввела «блокаду», остался, к сожалению, за рамками ооновского доклада.

 

Негативным фактором, усиливающим изоляцию населения, проживающего в ДНР и ЛНР, ООН называет драконовский пропускной режим, введённый Украиной, отсутствие порядка на пунктах пропуска, самодурство и неопределённость в отношении 8-15 тысяч человек – именно такое количество людей каждый день пересекает линию разграничения в двух направлениях по трём транспортным коридорам. В очередях порой собирается по 300-400 машин с каждой стороны. Недавно это закончилось трагедией: из-за того что украинский блокпост не работает по ночам, мирные жители, занявшие на своих автомобилях очередь с ночи, были обстреляны украинской стороной из орудий запрещённого калибра (122 мм), пять человек погибли, в том числе беременная женщина.

 

Вооружённые силы Украины в период, очерченный в докладе, продвинулись ещё глубже в населённые районы. В «серой зоне» между территориями, подконтрольными Украине и республикам, батальон «Азов» и украинские военные заняли гражданские строения и объекты, подвергая их разграблению. Отражены в докладе и прежние многочисленные разрушения жилых кварталов Горловки, Шахтёрска, Дебальцево.

 

С начала действия минских соглашений о прекращении огня (то есть с 15 февраля 2015 года) число жертв среди мирного населения составило 843 человека – 235 убитых (216 взрослых и 19 детей) и 608 раненых (554 взрослых и 44 ребёнка). При этом миссия ООН отметила, что не может приписать те или иные жертвы какой-либо стороне конфликта. Подчёркивается также, что реальное число убитых и раненых может быть выше отражённого в отчёте.

 

Шокируют цифры пропавших без вести и разнобой в них: украинская сторона заявляет о 741 человеке (данные Национальной полиции Украины), 774 (данные СБУ), 762 (данные минской трёхсторонней контактной группы, переданные Международному Красному Кресту, местонахождение 63 лиц из этого списка установлено). ДНР со своей стороны заявила о 420 гражданах, пропавших без вести. При этом миссия ООН не смогла понять, согласуются ли списки друг с другом. А вместе с тем выяснила, что примерно 1000 тел находятся в моргах на украинской стороне, оставаясь не идентифицированными.

 

И снова цифры предательски кричат о том, что люди украинскому государству не важны и не нужны: имея в наличии тысячу тел, Киев заявляет о количестве пропавших без вести на треть меньшем, чем количество неопознанных мёртвых! И это без учёта останков погибших на территории войны – поисковые работы практически не ведутся. Как сказано в докладе ООН, нет даже специального механизма сбора заявлений от семей тех, кто канул бесследно.

 

Люди в этой войне – расходный материал для Киева. В самом прямом смысле – пушечное мясо. Жаль, что миссия ООН упустила из виду количество безымянных могил на кладбищах: тогда бы картина чудовищных преступлений украинских властей в отношении населения страны была бы ещё более полной. Подавляющую часть пропавших без вести следует искать не на территории Донецкой и Луганской республик, а среди тысяч тел, спешно похороненных под звуки украинского гимна, и тех, которые сейчас лежат в моргах.

 

Поскольку Киев неспособен соотнести количество мёртвых и пропавших без вести, число тех, кто не вернётся уже никогда, может быть заниженным не на проценты, а в разы. Тем более что усилия украинской стороны, направленные на поиск и идентификацию погибших, и тех, кто пропал без вести, в докладе ООН описываются словом «бездеятельность»: нет ни координации государственных органов друг с другом, не говоря уже о взаимодействии с республиками, ни «способности найти системное решение», ни связи с родственниками семей, потерявших в этой войне близкого человека.

 

Совершенно ясно, почему украинская власть не озабочена поиском пропавших без вести и идентификацией погибших: Киев не может признать, что негласно проводит политику «неопознанных мёртвых», и тем более не может взять на себя ответственность за 1000 тел, которые не идентифицированы, и еще тысячи похороненных как «неизвестные солдаты» где-то в степи под Запорожьем. Проще держать тела в моргах и хоронить их втихую. Родственникам же предлагается версия, что без вести пропавшие находятся в плену у «сепаратистов» ДНР и ЛНР. На повестке дня у украинских властей — обеспечение пушечным мясом плановых призывов и очередной мобилизации, которая не за горами. Народ уже давно окрестил воинскую повинность «могилизацией» – метко и безнадёжно.

 

Доклад оставляет небольшую лазейку для оправдания преступлений украинской власти, допуская, что часть пропавших без вести людей, возможно, живы, но находятся в тайных местах лишения свободы в республиках или на территории Украины.

 

Миссия ООН наконец выяснила для себя окончательно, что секретные тюрьмы и пытки на Украине – явление не разовое, не случайное. Это сложившаяся система, ставшая частью государства и его политики. Если пытают «сторонников федерализации», заявления о жестоких пытках, как правило, не рассматриваются. Фактически в стране, заявляющей о «европейском выборе», создан аналог гестапо. Европе следовало бы знать, что украинское гестапо функционирует под крышей прокуратуры: в 1450 делах из 1925, возбужденных в 2015 году по заявлениям о пытках, не найдено состава преступления.

 

Государство Украина систематически убивает своих граждан наравне с теми, кого считает «переселенцами из чужих государств».  Без суда и следствия гноит в тюрьмах и пытает инакомыслящих.

 

Ооновский доклад дал ещё одно подтверждение того, что это не гражданская война. Это война тех, кто захватил власть путём вооружённого переворота, с народом Украины. Война, лицемерно именуемая путчистами «антитеррористической операцией».

 

Самым неприятным раздражителем для Киева в 13-м докладе Управления верховного комиссара ООН по правам человека о положении с правами человека на Украине стал раздел «Внесудебные казни, насильственные исчезновения, незаконные и произвольные задержания, пытки и жестокое обращение». Всё это с самого начала вооружённого конфликта украинские СМИ приписывали обычно «сепаратистам» и «террористам»…

 

С некоторых пор, когда преступления, совершенные так называемыми добровольческими батальонами (которые большей частью включены в систему МВД и ВСУ) стало невозможно скрывать, как и многочисленные свидетельства о пытках в СБУ, похищениях людей и жестоком обращении с теми, кто оказался в секретной тюрьме, сведения об этом в малых дозах стали просачиваться в украинские СМИ.

 

Однако ни СМИ, ни какие-либо НПО даже не брались за серьезные расследования фактов издевательств над людьми в СБУ или странных исчезновений людей. Хотя, как отмечается в докладе миссии ООН, «сообщения из разных частей страны о насильственных исчезновениях, произвольных задержаниях и содержании под стражей, пытках и жестоком обращении по отношению к людям, которых органы власти обвиняют в «посягательстве на территориальную целостность», «терроризме» или связанных с ним преступлениях, а также к людям, которых подозревают в членстве в вооруженных группах или иной принадлежности к ним», продолжают поступать.

 

Людей не только пытают, но и убивают без суда и следствия. В Славянске, например, для этого использовался подвал местного колледжа. Предназначенный для пыток и внесудебных расправ подвал обнаружили ооновцы и в Изюме Харьковской области. Кроме того, «была установлена сеть неофициальных мест содержания под стражей, которые зачастую находятся в подвалах областных управлений СБУ». Такие подвалы есть у СБУ и в Одессе, и в Харькове, где незаконно удерживались под стражей десятки людей без доступа к адвокату и без связи с родственниками. Изолированно от внешнего мира. В феврале 2016 года от 20 до 30 человек удерживались таким образом  под стражей в подвале здания харьковского управления СБУ, причем подавляющее большинство заключенных были задержаны без оформления соответствующих документов и никакие обвинения им предъявлены не были. СБУ при этом отрицала свою причастность к судьбе лиц, томившихся в подвальных помещениях этой структуры, наделившей себя после переворота карательными функциями.

 

На Украине это стало повсеместной практикой: людей хватают без всяких на то оснований и держат в подвалах СБУ до часа икс, а потом меняют на военнослужащих и членов «добровольческих батальонов», которые были захвачены в плен ополченцами ДНР и ЛНР, как правило, в ходе боевых действий. Что случается с людьми из подвалов СБУ, если часа икс по разным причинам не наступает, миссия ООН не выяснила. Здесь стоит вспомнить о 1000 неопознанных тел, среди которых могут найтись при идентификации и несчастные жертвы подвалов СБУ, не выдержавшие пыток или условий содержания. Никто ведь не спрашивает о состоянии здоровья при похищении.

 

Однако идентифицировать тела Киев не торопится. Исчезнувшие навсегда пополняют собой печальные списки пропавших без вести.

 

За рамками 13-го доклада ООН осталась судьба редактора мариупольской газеты Сергея Долгова, который был похищен летом 2014 года при участии СБУ. На связь он не вышел ни разу. Где он содержится, никто из родственников не знает. Жив, убит или мучается долгие годы в одной из секретных тюрем, неизвестно. Мариупольскому журналисту не были предъявлены обвинения, как и в других случаях незаконного задержания. Ходили слухи о бессудной расправе, как и о том, что под именем Сергея Долгова вышел на свободу совсем другой человек. Возможно, когда-нибудь миссия ООН отразит в очередном докладе и практику внутреннего обмена похищенных людей на отбывающих наказание по уголовным статьям за убийства, грабежи и разбои.

 

Так или иначе, а сидельцы в подвалах СБУ – абсолютно бесправные люди. «Мясо на обмен» – так их называют негласно. Такое же «мясо», как и пушечное. Прав человека у «мяса» в понимании постмайданного украинского государства — никаких.

 

В докладе ООН прозвучали обвинения в адрес СБУ и в пытках родственников тех, кто подозревается органами безопасности в причастности к ополчению ДНР и ЛНР. Обнародована история 74-летней женщины, которая была задержана сотрудниками СБУ в собственном доме в селе Щурово Донецкой области. Искали сына. Не нашли. Старушке предъявили обвинение в «терроризме» и избили. Наблюдатели миссии ООН нашли её в СИЗО Мариуполя. После того как военная прокуратура завела уголовное дело по фактам жестокого обращения с заключённой, старую женщину перевели в следственный изолятор киевского СБУ. От ооновцев СБУ отделалась рассказом о том, что старушка и её сын являются информаторами госбезопасности ДНР.

 

Жестоким пыткам, по данным ООН, подвергалась дочка одного из командиров ополчения, которую задержали на территории, подконтрольной Киеву, вместе с матерью.

 

В Одессе пытали, как сказано в докладе ООН, «сторонника федерализации», а затем привели его сына. «Сына отвели в отдельный кабинет, и отец слышал душераздирающие крики».

 

В Одесской области беременная женщина потеряла ребёнка из-за психологического давления сотрудников СБУ. Она была схвачена вместе с мужем при пересечении линии разграничения республик и Украины.

 

Доклад ООН сух и строг. Остаётся только догадываться, та ли это история «психологического давления», когда мужчину избивали на глазах у жены, или другая, когда его увезли в неизвестном направлении сотрудники СБУ, а затем вернули безжизненное тело со следами пыток. Ооновцы не щедры на леденящие кровь подробности. Так, о бессудной расправе в изюмском подвале СБУ сказано коротко: дескать, о ней заявил свидетель. Способ убийства гражданина Украины Александра Агафонова в докладе ООН не отражён: человек был забит до смерти с особой жестокостью, замучен пытками. Даже пятки жертвы СБУ были синими, а на кистях рук не было живого места: под ногти загоняли толстые иголки или спицы, протыкали дыры в пальцах.

 

Подробности важны, но не менее важно и то, что миссия ООН уделила столько внимания зверствам СБУ. Это означает, что режим молчания вокруг пыток и секретных тюрем, где содержатся похищенные люди, уже не действует так, как он действовал прежде.

 

В докладе отмечается, что и признательные показания в «терроризме» СБУ получает, применяя жестокие пытки, в то же время подписавшим признательные показания людям сообщается, что в случае жалоб пострадают их родственники, включая детей. Служба безопасности Украины называет такие методы применением «пропорциональной» и «оправданной» силы. Именно так, например, и было в Запорожье и Запорожской области: мужчин под пытками заставляли становиться «террористами».

 

13-й доклад Управления верховного комиссара ООН по правам человека о положении с правами человека на Украине появился ещё 3 марта 2016 года, но информационная бомба взорвалась только теперь, после статьи в The Times, где помощник Генерального секретаря ООН по правам человека Иван Шимонович  рассказал и о самом докладе, и о пяти секретных тюрьмах СБУ, куда в мае не допустили делегацию подкомитета ООН по предотвращению пыток, отчего делегация досрочно прервала визит на Украину…

 

СБУ отреагировала на обвинения в пытках лаконично. «У нас никаких пыток нет», – заявили в ведомстве. Точно так и военные начальники не уставали твердить, что на восточном фронте «потерь нет», в то время как ряды безымянных могил продолжали множиться.

 

Миф об отсутствии потерь за два года вооружённого конфликта в Донбассе развеян, как миф об отсутствии пыток на Украине, что бы там ни говорила в своё оправдание СБУ, ставшая украинским гестапо.

 

Однако это ещё не всё. 13-й доклад вдребезги разбил также миф  о тысячах пленных в ДНР и ЛНР. Никаких тысяч нет и в помине – СБУ в феврале 2016 года представила миссии ООН список из 136 человек, которые предположительно находятся под стражей в республиках, но точно об этом не известно. А список, предъявленный властями ДНР, выглядит совершенно иначе. «Правительство Украины содержит под стражей около 1100 лиц, в том числе 363 члена вооруженных групп. В это число также входят 577 человек, задержанных за «их политические взгляды», и 170 гражданских лиц, «никоим образом не причастных к конфликту»», – сказано в докладе ООН.

 

То есть формула обмена «всех на всех» выглядит для Украины так: из тюрем и подвалов требуется освободить в восемь раз больше законно и незаконно задержанных и заключённых под стражу, чем находится в плену у ДНР и ЛНР, вместе взятых. СБУ переусердствовала, создав по сути систему концлагерей подвального формата. Очевидно, сделано это было с прицелом на обострение украинской стороной конфликта в Донбассе с перспективой очередного «котла», когда действительно пришлось бы вести обмен совсем в других масштабах. Готовились заранее, хватая всех подряд и заставляя под пытками признаваться в «терроризме» и «посягательстве на территориальную целостность».

 

Впрочем, доклад ООН приравнивает эти действия СБУ к захвату заложников.

 

Скандал замять не удалось. Однако пока на Украине существует этот режим, расследования его преступных действий будут вестись по той же схеме, что и расследование сожжения людей в Одессе 2 мая 2014 года. То есть палачи буду оставаться на свободе или под домашним арестом, жертвы – в заключении. Годами.

 

Арина Цуканова

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1