Турецкая наглость и немецкая глупость. Григорий Игнатов

   Дата публикации: 03 июня 2016, 16:24

 

Приняв свою резолюцию о геноциде, немцы лишились и своего «рычага давления» (все, угроза выполнена, ружье выстрелило), и возможности отыграть назад…

 

Турецкая наглость и немецкая глупость

 

Вчера Германия признала геноцидом репрессии против армян в Османской империи. Турция в ответ тут же отозвала своего посла, и в целом анонсировала неизбежное ухудшение германо-турецких отношений.

 

Первая мысль, которая приходит в голову после таких новостей: «LOL, што?». Ну, право слово, если кому и стоило бы вообще не затрагивать такой крайне болезненный вопрос для Турции, так это Германии. В Германии живут миллионы турок, турецкая община – однозначно самое сильное нацменьшинство в Германии, турки единодушны в негативной реакции на любое упоминание о геноциде армян в 1915 году – и вот, здравствуйте! Весь немецкий парламент практически единодушно (ни малейших дискуссий не было!) признал, что «уничтожение армян в Османской империи во время Первой мировой войны было крупнейшей катастрофой, повлекшей огромные последствия в тысячелетней истории армянского народа».

 

Сказать, что в Анкаре бомбануло – это еще мягко выразиться! Ну, понятное дело, моментально отозвали посла из Берлина, но мало того – турки ударили «ниже пояса»: министр юстиции Бекир Боздаг абсолютно неполиткорректно напомнил немцам, что уж кому-кому, а им про чужие геноциды лучше вообще не заикаться – «Сами в свое время сжигали евреев в печах, а теперь клевещут на турецкий народ, обвиняя в некоем геноциде. Не лучше ли вам вначале оглянуться и посмотреть на собственную историю».

 

Что же послужило предпосылками такого, прямо скажем, серьезного охлаждения отношений Германии и Турции? Ответа два: с одной стороны, турецкая наглость, с другой – немецкая глупость.

 

Сперва о турецкой наглости. Турция уже не первый год с крикливой назойливостью позиционирует себя как «щит Европы», который защищает ее от наплыва беженцев. В прошлом году, когда миграционный кризис в ЕС достиг небывалых высот, Турция вообще декларировала себя как единственную защитницу Европы от «орды варваров». В принципе, частичные основания для этого есть – основной поток беженцев из Сирии и Ирака идет через турецкую территорию, и ЕС не может игнорировать согласие/несогласие турков пропускать их дальше. Турки моментально смекнули, какой гешефт можно сделать на такой болезненной для европейцев проблеме, и тут же начали политические торги – мы вас тут «защищаем», а вы нам… Вы нам – грант в три миллиарда евро и визовую либерализацию с перспективой вступления в ЕС. Там был еще характерный моментик, турецкий такой – изначально Ахмет Давутоглу просил не три, а двадцать миллиардов, чем чуть не сорвал переговоры с Ангелой Меркель и нидерландским премьером Марком Рютте. Видимо, такая восточная наглость Меркель очень хорошо запомнилась…

 

Но как-то так получилось, что поток мигрантов постепенно иссяк (во многом, из-за успехов в борьбе с ИГИЛ и относительному снижению напряжения в Сирии между правительством и оппозицией – и то, и другое благодаря России), и рычаг давления на ЕС у турок из рук выпал. Не то, чтобы проблема с мигрантами совсем рассосалась, но теперь европейцы перехватили мяч и решили не идти на поводу у Анкары, а самим диктовать условия на будущее. То есть, захотели сами создать аналогичный «рычаг».

 

И тут мы переходим от турецкой наглости к немецкой глупости. Мысль, в общем, понятна — немцы говорят туркам: вы не очень-то зарывайтесь с угрозами «наводнить Европу беженцами», если что — мы поднимем одну очень неприятную для вас тему…

 

Умный, на первый взгляд, план перестал – как и любой шантаж – работать в тот момент, когда был «опубликован компромат». Приняв свою резолюцию о геноциде, немцы лишились и своего «рычага давления» (все, угроза выполнена, ружье выстрелило), и возможности отыграть назад – не тот это вопрос, чтобы там постфактум можно было хитрить-мудрить с какими-то двусмысленностями — отзывать резолюцию, потом ее снова, что ли, в случае чего, вводить? Невозможно.

 

Предупредительный выстрел оказался выстрелом в голову.

 

Теперь хуже стало и Германии, и Турции. Германии грозит потеря лояльности местной турецкой общины, а также исполнения Эрдоганом своих планов беспрепятственного пропуска беженцев через турецкую территорию в ЕС (а в ЕС беженцы стремятся преимущественно именно в Германию). Турции же грозят не столь быстрые, но стратегически куда более серьезные неприятности.

 

Сам того не подозревая, красноречивый Бекир Боздаг ляпнул чистую правду, только не поняв ее истинного значения: когда страна, всему миру показавшая и как устраивать геноциды, и как потом за них каяться, начинает поднимать тему чужой исторической вины — это означает, что от страны-виновника теперь ждут в полной мере всего комплекса покаяния, какой в свое время осуществила Германия. Германия как бы говорит Турции: «Делай как я».

 

Но делать как Германия – платить компенсации потомкам жертв геноцида, публично осудить действия конкретных лиц, ответственных за репрессии, наконец, вернуть Армении часть захваченной территории – Турция не может: дискурс не тот. В левацком дискурсе современной Германии «платить и каяться» — хороший тон, компенсации там разве что еще жертвам агрессии Тевтонского ордена не платят, а вот в Турции дискурс-то другой, и ценности другие. Там любые разговоры на тему «а мы ведь тоже были виноваты…» абсолютно невозможны, расцениваются как национальное предательство и преступная слабость. На такое Эродоган точно не пойдет, хоть ему десять членств в ЕС пообещай. В итоге обе стороны во взаимоневыгодном тупике.

 

Есть впрочем, и забавная сторона вопроса: теперь главный черноморский союзник Украины – страна-виновник геноцида, и это признают все больше государств. Но Украине не привыкать, она сама на очереди в клуб подобных стран…

 

Григорий Игнатов, «Журналистская правда»

 

 

 

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1